Представительство ЕС: зарплаты в антикоррупционном бюро составят 60 тыс.грн

Среда, 17 июня 2015, 09:15 — Владимир Ермоленко, для Европейской правды

Борьба с коррупцией – одна из важнейших реформ, которые Украина должна реализовать для сближения с Евросоюзом.

Это один из ключевых элементов Контракта по обустройству государства (пакета реформ, на реализацию которых ЕС выделил Украине грант в размере 355 млн евро). Другие важные вещи, например макрофинансовая помощь в несколько миллиардов или введение безвизового режима, также зависят от достижений в борьбе с коррупцией, в частности от эффективности и независимости недавно созданного Национального антикоррупционного бюро и будущего Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Чтобы обсудить ситуацию в этой сфере, мы встретились с Марией Стоговой, руководителем сектора борьбы с коррупцией Представительства Европейского союза в Украине.

– Украина сейчас создает Национальное антикоррупционное бюро. Каков прогресс в этой сфере?

– Процесс создания бюро находится на начальной стадии. Уже назначены глава этой институции и три его заместителя. Также сейчас идет набор 100 следователей и глав департаментов. Избран также Общественный совет.

– Не кажется ли вам, что прогресс слишком медленный? Соответствующий закон был принят в прошлом году; сейчас уже июнь 2015 года, а Бюро все еще не работает.

– Да, законодательная база для создания НАБ была принята осенью 2014 года – более полугода назад. Были определенные задержки в запуске процесса отбора руководителя этой организации.

Я бы не сказала, что прогресс медленный – я бы скорее говорила об определенных задержках в нем.

– Главу Бюро назначили, но антикоррупционная прокуратура все еще не создана. Есть ли какой-то прогресс в этом?

– Действительно, чтобы обеспечить функционирование Национального антикоррупционного бюро и начать расследование, необходимо создать антикоррупционную прокуратуру. В Верховную раду уже подан проект поправок к процедурам отбора членов этой организации. Я надеюсь, что соответствующие законодательные акты будут приняты как можно скорее, и задержек в создании антикоррупционного бюро уже не будет.

– Каковы рекомендации ЕС по этой процедуре?

– Одна из важнейших вещей для ЕС заключается в том, что антикоррупционная прокуратура должна быть независимой. Однако нынешний проект поправок к процедуре отбора членов антикоррупционной прокуратуры устанавливает такую схему: 5 членов назначает Верховная рада, еще 5 членов – Генеральная прокуратура. Если принять во внимание, что генерального прокурора назначает президент, и коалиция в Верховной раде также включает партию президента, такая процедура может привести к слабому баланса сил.

При нынешнем законодательстве не устранены возможности оказывать влияние на антикоррупционную прокуратуру.

Я не говорю, что влияние непременно будет – но, без сомнения, риск такого воздействия существует.

Поэтому ЕС призывает украинский парламент найти решение, которое бы позволило уменьшить этот риск. Как именно ситуация будет решена, это конечно, дело Украины. Но важно, чтобы на этот вопрос обратили внимание.

– Сейчас мы с вами говорим о независимости этих антикоррупционных органов от власти. А как обеспечить их независимость от бизнес-интересов, от олигархов?

– Существуют определенные элементы, повышающие независимость Национального антикоррупционного бюро – зарплаты для его служащих будут достигать 60 тысяч гривен в месяц. Кроме того, законодательство четко запрещает вмешательство в процесс расследований.

Конечно, эти меры предосторожности не могут полностью гарантировать, что коррупция будет уничтожена и что эти служащие не будут получать взяток. Но в любом случае эти предохранители будут способствовать независимости этих органов.

– Какова роль гражданского общества в этом процессе?

– Был отобран Общественный совет Национального антикоррупционного бюро. В него входят 15 человек. Трое из них будут участвовать в отборе следователей и других работников. Они также будут осуществлять мониторинг за деятельностью Бюро.

– Можно ли сказать, что в этом процессе украинская власть активно сотрудничает с гражданским обществом?

– Вторая попытка отбора членов Общественного совета была хорошо организованной и прозрачной. Но первая попытка была провальной: в процессе интернет-голосования один и тот же человек мог проголосовать несколько раз.

К счастью, председатель Национального антикоррупционного бюро, г-н Сытник, принял мудрое решение и запустил процесс голосования снова, исправив недостатки. Он показал хороший пример сотрудничества с гражданским обществом и конструктивно воспринял критику, которая звучала от гражданского общества. Поэтому во время второй попытки было введено больше способов предотвратить злоупотребления процедурой.

Особенно тревожная ситуация сложилась вокруг Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Отбор представителей неправительственных организаций был организован таким способом, который общественность сильно критиковала и который может негативно повлиять на конечный результат, а следовательно и на авторитет Агентства и уровень уважения к нему.

Неправительственные организации выразили свое беспокойство; 10 июня они организовали брифинг, где объяснили детали произошедшего. По поводу этой ситуации Transparency International обратилась в суд.

ЕС очень много внимания уделяет деталям, потому что для Евросоюза очень важно гарантировать независимость новых органов. Ведь это является условием предоставления Украине финансовой помощи и введения безвизового режима с ЕС.

– Не кажется ли вам, что в некоторых ситуациях нынешняя власть имитирует практику власти времен Януковича, когда создавались зависимые общественные советы, с "фейковыми" организациями и контролируемыми решениями?

– Представители гражданского общества, с которыми Представительство Евросоюза постоянно поддерживает контакт, считают, что именно это и произошло в процессе отбора представителей неправительственных организаций в избирательную комиссию Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Есть попытки иметь зависимых членов комиссии, что, конечно, будет угрожать независимости этого органа и очень сильно уменьшит доверие всего украинского общества к этому институту.

– Вернемся к функциям Агентства по вопросам предотвращения коррупции. Как, собственно, оно будет препятствовать коррупции?

– Агентство будет заниматься декларациями о доходах государственных служащих, а также вопросами конфликта интересов и процессом реализации антикоррупционной стратегии.

– Но раньше госслужащие уже подавали декларации доходов. В чем главное отличие новых требований?

– Главное отличие (его должно ввести Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, которого еще нет) заключается в том, что эти декларации будут подаваться электронным, а не бумажным способом. Другими словами, они будут открыты для общественности.

Это дает возможность гражданскому обществу мониторить состояние государственных служащих. Будет значительно проще определить, есть ли в этих декларациях какие-то проблемы.

– Что произойдет, если Украина не выполнит рекомендации ЕС по этим антикоррупционным вопросам?

– Для Украины и ее граждан очень важно, чтобы и Национальное антикоррупционное бюро, и Антикоррупционная прокуратура, и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции были эффективными и независимыми. Предоставление финансовой помощи от ЕС зависит от прогресса Украины в соблюдении этих условий.

Более того, не только программы финансовой помощи, но и введение безвизового режима зависят от прогресса в антикоррупционных реформах.

– Можно ли сказать, что если Украина не обеспечит независимость этих антикоррупционных органов, безвизовый режим с ЕС будет снова отложен?

– Существует технический процесс, в котором оценивается прогресс Украины в выполнении условий введения безвизового режима. Но, без сомнения, если Украина не обеспечит независимость антикоррупционных органов, оценка условий, связанных с борьбой против коррупции, будет негативной, и отчет ЕС будет говорить о том, что условия не выполнены. Вся наша финансовая помощь также зависит эффективной работы и независимости этих антикоррупционных органов.

– Какие лучшие примеры противодействия коррупции в ЕС и его государствах-членах могут сработать в Украине?

– Я из Эстонии, поэтому я верю во все, что касается электронного управления и интернет-технологий. Это путь к уменьшению коррупции, по крайней мере в административных услугах; это возможность сделать их прозрачными, простыми и небюрократичными.

– Например?

– Например, паспорта. Здесь, в Украине, если вам нужно подать документы на паспорт, вы тратите полдня, чтобы куда-то поехать и заполнить необходимую форму. Затем вам нужно вернуться в паспортный стол и получить паспорт.

Мне, как гражданке Эстонии, достаточно было, даже находясь в Киеве, просто отправить электронный запрос о том, что я хочу получить паспорт. Через два дня на мою электронную почту пришло сообщение, что мой паспорт готов и я могу его забрать.

А в Украине нужно тратить много времени для заполнения всевозможных бумажных форм, для посещения определенных структур и тому подобного. Я также видела, как мои коллеги с Украины тратили полдня для подачи налоговой декларации. В Эстонии это можно сделать через интернет.

– Создание антикоррупционных органов является лишь частью большей картины борьбы с коррупцией. Ведь нужно сократить возможности для коррупционных действий, например, уменьшив контролирующие или надзорные функции государства. Есть ли у вас впечатление, что Украина как-то прогрессирует в данной области?

– Мониторинг реформ в этой сфере осуществляется Национальным советом реформ. У него есть определенная таблица индикаторов; если вы посмотрите на эту таблицу, то увидите, что, к сожалению, достигнуто немного. Многое еще предстоит сделать. Дерегуляция является частью этой картины: некоторые шаги были сделаны, но нужно сделать больше.

Интервью опубликовано в сотрудничестве с Бюллетенем Представительства ЕС в Украине.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua