Иван Миклош: после создания Антикоррупционного суда будет и приватизация, и даже рынок земли

Четверг, 21 июня 2018, 09:08 — , Европейская правда

"Европейская правда" уже делала интервью с Иваном Миклошем в 2014 году - как только он стал одним из советников украинского премьер-министра. Тогда экс-министр финансов Словакии и один из авторов "словацкого экономического чуда" был готов к быстрому повторению этого успеха Украиной.

Прошло почти четыре года. Иван Миклош остается руководителем Стратегической группы советников по поддержке реформ при правительстве. Однако ситуация изменилась - слишком медленные или даже (по мнению многих) проваленные реформы, угрозы потерять даже те достижения, которые были достигнуты за последние годы.

На этом фоне Иван Миклош по-прежнему остается оптимистом, доказывая, что расчитывать на лучшие результаы у Украины оснований не было. И уточняет: если бы реформы остановились на самом деле, его бы в Киеве уже не было.

"Разве возможна работа при отсутствии понимания, что  правительство и коалиция – одна команда?"

– Давайте начнем с плохого. Распространено мнение, что за последние пару лет ход реформ забуксовал. Вы с этим согласны?

– Нет, я думаю, что реформы происходят, медленнее, чем я бы хотел, но происходят. Можем говорить, что в последнее месяцы есть некоторое замедление, но это нормально, поскольку  принципы политических циклов работают во всех демократических странах. Во время предвыборного цикла сложнее проводить непопулярные реформы. Но вместе с тем, мы уже видим изменения.

Во-первых, правительством Владимира Гройсмана была продолжена макроэкономическая стабильность, достигнутая при премьерстве Арсения Яценюка.Очень важное достижение – снижение фискального дефицита, стабилизация курса валюты, снижение инфляции, вычищение банковского сектора.

Да, это лишь продолжение реформ, но поверьте, удерживать бюджетный дефицит в рамках программы валютного фонда – это очень непросто.

Что было сделано новое? Продолжилась дерегуляция – приняты многие новые законопроекты в рамках реформы. Сделаны важные реформы в области образования, здравоохранения, пенсионная реформа.

Был принят новый закон по приватизации, благодаря которому можно изменить процессы и, наконец, дать старт большой и малой приватизации. Была подготовлена земельная реформа, которая, к сожалению, позже была изъята из программы сотрудничества с МВФ.

– Тогда я изменю вопрос. Это тот результат, который вы ожидали четыре года назад, когда соглашались стать советником премьер-министра?

– Конечно, я ожидал большего прогресса. В то же время нельзя не признать, что впервые в истории Украины экономическая система меняется в правильном направлении – в направлении работающей рыночной экономики.

Можно ли было сделать больше? Тут во многом вопрос не в нас.

Технически правительство знает, что надо делать. Все необходимые шаги включены в программу действий Кабмина, в программу МВФ и другие документы. Но существует и политический фактор. Правительству нужно найти политическую волю, бороться против  интересов множества лиц. А это очень непросто.

Ну и наконец, ситуация в Украине после Евромайдана была куда боле сложной по сравнению с другими странами. Деформация экономики, олигархическая система, война – как открытая, так и экономическая – на все эти вызовы приходится давать ответ одновременно.

Читайте также
Министр – политическая фигура. Это должен быть не иностранец, а украинец

– Давайте поговорим по конкретным позициям. Вы говорили про реформы дерегуляции, однако мы не видим значительного улучшения позиции Украины в рейтинге Doing Business.

– Безусловно, прогресс куда более медленный, чем было, например, в Грузии.

– Почему так вышло?

– Одна из ключевых проблем Украины – очень неудачная  конституционная система, когда исполнительная власть разделена между президентом и правительством. Я не говорю, что это единственная причина, но одна из них.

Грузия и Словакия в 2002–2006 годах, когда проводили свои реформы, были куда более сфокусированными на изменениях. Была политическая воля и очень слабое сопротивление.

В Словакии все четыре партии, входящие в коалицию, были солидарны в вопросе необходимости реформ. Разве в Украине есть что-то подобное?

– Я опять вспоминаю наш разговор 4-летней давности, вы объясняли этот словацкий феномен тем, что каждую неделю премьер-министр шел в парламент и уговаривал, убеждал голосовать. 

– То же самое в Украине делает премьер-министр Владимир Гройсман. Он очень активно работает с парламентом, очень активно работает со спикером.

Однако что больше всего удивляет в Украине – так это отсутствие поддержки правительства даже внутри коалиции.

Нет даже понимания, что это их правительство, которое нуждается в поддержке. Простой пример: Кабмин подготавливает закон. После этого коалиционные партии готовят альтернативный законопроект, как это было с налоговой реформой. В итоге не принимается ни первый, ни второй документ.

Это вовсе не означает, что парламентарии должны поддерживать все, что приходит из Кабмина. Но поддержка нужна. Разве возможна работа при отсутствии понимания, что  правительство и коалиция – одна команда?

"Украина имеет потенциал ускорить свой рост ВВП до 6-7%"

– Вопрос про МВФ. Как вы ожидаете нового транша фонда в этом году?

– Очень надеюсь, что он будет, потому что без нового транша МВФ ситуация будет очень-очень тяжёлой.

– В правительстве, также есть уверенность, что транш будет. Только непонятно, на чём она базируется. Или Украина все-таки выполнит условия, или МВФ пересмотрит свои требования.

– Не думаю, что МВФ пересмотрит свои требования. Может быть, что какие-то компромиссы будут возможны, но по ключевым позициям – нет.

Как вы знаете, есть два ключевых требования:  Антикоррупционный суд и тарифы на газ.

Ну, еще третья очень важная вещь – это бюджет. Правительству необходимо внести предложения по снижению риска бюджетного дефицита. Он оказался существенно выше запланированного.

– Отставка министра финансов станет проблемой в отношениях с МВФ?

– Снятие ключевого министра во время сложной политической и экономической ситуации является серьезным и непростым в каждой стране, но с другой стороны, еще более опасным было бы продолжение ситуации недоверия между премьер-министром и министром финансов.

В сложившейся ситуации такой шаг очевидно, был наиболее ожидаемым. И будем надеяться на продуктивное сотрудничество этих двух ключевых людей в правительстве.

– Земельная реформа изъята из требований МВФ. Однако недавно ЕСПЛ признал мораторий на продажу земли нарушением прав человека. Это станет поводом для отмены?

– Очень надеюсь на это. Убежден, что запрет продажи земли частным собственникам нарушает права человека. Это должно быть ясно не только для юристов, а для каждого нормального человека. Именно поэтому сохранение моратория в течение 17 лет выглядит для меня абсолютно непонятным. Теперь ситуация изменилась – после решения ЕСПЛ продление моратория приведет к необходимости выплат собственникам земли, чьи права нарушаются.

Однако это не главная причина, почему запрет необходимо отменить. Мораторий имеет крайне негативное влияние на экономику, на инвестиции, на малый и средний бизнес. Как результат – нынешняя стоимость аренды земли в Украине куда ниже, чем в Польше, где земля не такая плодородная.

Что пугает: я знаю, что земельная реформа была одним из приоритетов работы Владимира Гройсмана и его правительства в прошлом году. Был сформирован консенсус, что мораторий будет отменен, но в последний момент все пошло по противоположному сценарию.

И это в середине политического цикла! Что тогда говорить о предвыборном периоде!

– Те же причины позволяют усомниться и в успешности приватизации.

– Думаю, что в текущем году нам удастся запустить малую приватизацию – продажу компаний стоимостью до 250 млн грн. Это более простой процесс, поскольку единственным критерием тут выступает цена. Благодаря системе Prozorro этот процесс может пройти очень быстро и прозрачно.

С большой приватизацией проблем больше. Процесс стандартного международного тендера продолжается в среднем около года. А до него необходимо несколько месяцев на отбор советников из больших зарубежных инвестиционных банков.

В любом случае, важно уже сейчас начать этот процесс. Правительство уже подготовило список из 27 предприятий для большой приватизации, уже происходят переговоры с советниками. Процесс уже начат.

– Вы наверняка сталкивались с вопросом, почему же тогда реформы остаются незаметными для граждан?

– Ответ очень прост. Сейчас рост ВВП Украины – ниже 3%.

Для того чтобы люди почувствовали улучшение, необходимо, чтобы рост экономики был не менее 6-7%.

Тогда будет заметно и повышение уровня жизни, и реальной заработной платы, и создание новых рабочих мест.

Что важно: Украина имеет потенциал ускорить свой рост до этого уровня. Однако для этого нужно увеличить долю инвестиций в ВВП. Сейчас она составляет 15%, а нужно – как минимум 25%. В украинских условиях – это около $10 млрд ежегодного притока инвестиций дополнительно.

Поэтому ключевой вопрос: почему прямые зарубежные инвестиции не приходят? Потому что они до сих пор не имеют доверия к верховенству права и защите их прав, прав собственников.  Еще одна причина – отсутствие прогресса в приватизации.

Но я надеюсь, что после создания Антикоррупционного суда будет и прогресс в приватизации. И  даже рынок земли.

– Как вы считаете, Украина еще сохранила шансы сохранить часть своего газово-транспортного транзита?

– Открытый вопрос. Нынешний контракт действует до конца 2019 года. Значит, осталось всего полтора года для решения этой проблемы.

Украина нуждается в сильном и опытном партнере, который был бы заинтересован в сохранении транзита через украинскую территорию.

– Эти поиски взяло на себя правительство. И насколько успешное оно здесь?

– Переговоры продолжаются. Существуют потенциальные инвесторы, однако они ждут как завершения ситуации с анбандлингом "Нафтогаза", так и гарантий Германии для Украины по сохранению транзита.

"Как только у меня появится ощущение, что больше ничего сделать невозможно – меня здесь не будет"

– Кроме приватизации, что еще возможно успеть до начала выборов?

– Самое важное – надо продолжать программы МВФ и получить транш. Без получения транша может быть под угрозой то, что уже было достигнуто. Также важна имплементация уже принятых законов, потому что у нас в Украине это традиционно слабое место.

И, наконец, ключевая реформа, которую нужно успеть до выборов – судебная. Она была начата два года назад,  уже выбраны новые судьи в Верховный суд. Но это работу нужно провести и на других уровнях – нужно успеть, потому что после выборов может оказаться поздно.

Ну и конечно дальнейшая дерегуляция, а также реструктуризация таких госпредприятия, как Укрзалізниця. На самом деле до выборов еще можно успеть сделать огромное количество работы.

– И все таки – могли бы  вы сказать, какой процент ваших планов было реализовано?

– Трудно ответить так просто. С нашей стороны мы сделали все, что могли. Но важно понимать –  мы технические советники. Успех реформ – это вопрос в первую очередь политиков.

Сложно ожидать лучшего результата при таких настроениях в Раде. Достаточно посмотреть на нынешнюю оппозицию.

И при всех сложностях, самое коварное – это популизм политиков, который явно не может принести ничего хорошего стране.

– Вы очень хорошо защищаете правительство. А что должно случится, чтобы вы сказали, что надежд на реформы нет и ушли с поста?

– Как только у меня появится ощущение, что больше ничего сделать невозможно – меня здесь не будет. Но пока я остаюсь оптимистом.

Несмотря на сложности, реформы идут, и я это вижу. Да, многие реформы откладываются из– за того, что это политически чувствительные вопросы, прогресс в итоге куда меньший, чем ожидалось – но он есть.

 

Интервью взял Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.