Газпром может согласовать виртуальный реверс под угрозой санкций ЕС – Нафтогаз

Четверг, 26 ноября 2015, 11:33

Российский монополист "Газпром" может согласовать виртуальный реверс газа для Украины под угрозой санкций ЕС.

Об этом сказал директор по развитию бизнеса НАК "Нафтогаз Украины" Юрий Витренко в интервью "Европейской правде".

Он напомнил, что "Газпром" по европейским стандартам не является транспортным оператором, а шиппер-коды передаются от оператора к оператору.

"Поэтому, принимая шиппер-коды у "Газпрома", европейские операторы нарушают свои обязательства перед Евросоюзом в части имплементации третьего энергопакета – по крайней мере, мы на этом настаиваем", - отметил Юрий Витренко.

Кроме того, в ЕС сейчас ведется антимонопольное расследование против "Газпрома".

"Формальный отказ "Газпрома" передавать нам эти данные станет аргументом в пользу того, что он нарушает законодательство о конкуренции, злоупотребляя своей монополией. И это грозит серьезными санкциями", - сказал топ-менеджер.

Напомним, в апреле 2015 года Еврокомиссия обнародовала антимонопольные претензии к "Газпрому". ЕК выдвинула официальные обвинения компании в нарушениях в Болгарии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литве, Польше и Словакии.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Статьи

Символ оккупации: как Эстония завершает декоммунизацию в наиболее пророссийском городе страны

Символом "ватного сопротивления" в Эстонии стал советский танк Т-34 в городе Нарве. Решение убрать его из публичного пространства вызвало протесты.

Трамп готовится к реваншу: что может помешать экс-президенту вернуться в Белый дом

Промежуточные выборы в ноябре могут привести к усилению позиций Дональда Трампа, что сделает вполне реалистичными его президентские амбиции.

Борьба за Беларусь: зачем Украине устанавливать отношения с "теневым правительством" Тихановской

Украинские власти не общаются ни с самопровозглашенной властью Беларуси, ни с антилукашенковской оппозицией – и, как следствие, мы теряем поддержку даже оппозиционных лидеров мнений.