Выборы на фоне переговоров об объединении. Какое будущее выбрал себе Кипр

Вторник, 31 мая 2016, 16:50 — Екатерина Сидаш, Ростислав Томенчук, для Европейской правды
Фото newseurope.eu

Прошедшая неделя в партийной жизни ЕС была отмечена обсуждением сенсационных результатов президентских выборов в Австрии.

На этом фоне результаты выборов в парламент Республики Кипр остались на втором плане. Причиной этого стала предсказуемость результатов и победа традиционных проевропейских сил.

Однако нынешняя избирательная кампания имеет важную особенность – она проводилась на фоне крайне важного переговорного процесса по воссоединению Кипра.

В воскресенье, 22 мая, киприоты избрали 56 депутатов национального парламента. Всего парламент страны насчитывает 80 мест, однако 24 из них "принадлежат" турецким киприотам. Тем самым власть сохраняет места в парламенте для территории, которая находится под влиянием Турции.

Парламент является важным органом принятия политических решений, несмотря на то, что Кипр является президентской республикой (президент страны избирается напрямую гражданами и является одновременно главой государства и правительства). Однако сам кабинет министров формируется коалицией в парламенте и соответственно подвержен значительному влиянию своих коллег-депутатов.

Именно поэтому дальнейший успех переговоров о воссоединении Кипра в значительной степени будет зависеть от результатов этих выборов, а также от формата будущей парламентской коалиции.

Старое и новое в кипрской политике

Традиционно в кипрских выборах соревнуются две основные политические силы: христианские демократы (DISY) и социалисты (AKEL). Эти две партии сменяют друг друга в качестве лидеров гонки не одно десятилетие.

В этот раз изменений не произошло. Правящая DISY получила 30,69% голосов, а оппозиционная AKEL – 25,67%.

Однако есть и отличия. Обе партии смогли суммарно набрать почти 57% всех голосов, не дотянув до предыдущих показателей – раньше эти две политические силы набирали около 2/3 всех голосов. Например, на предыдущих выборах 2011 года суммарный результат обоих основных политических игроков Кипра составлял 67%.

Также непривычным для местной политики является высокий уровень игнорирования гражданами выборов. И это при том, что посещение избирательных участков в этой стране является обязательным и нежелание граждан проголосовать предусматривает штраф или даже тюремное заключение!

Однако 33% зарегистрированных избирателей 22 мая не дошли до избирательных участков. На сегодня это самая низкая явка в истории страны.

Низкая посещаемость выборов больше всего ударила по социалистам. Именно AKEL потерпела основное поражение на этих выборах, потеряв рекордные для партии 7% по сравнению с 2011 годом.

Лидер социалистов находит объяснение своего поражения в низкой явке, жалуясь на то, что избиратель социалистов не дошел до участков (на предыдущих выборах 2011 года явка составила более 78%).

Основными темами оппозиции стали понятия социальной солидарности и критика экономической политики правительства христианских демократов. Избиратель не услышал или не поверил данной риторике, особенно учитывая то, что социалисты были правящей партией в период 2008-2013 года, когда экономический кризис 2012-2013 годов жестко ударил по экономике страны. Социалисты тогда избрали путь популизма и ожидания, чем только усугубили негативные экономические процессы.

Как результат, социалисты останутся в оппозиции, но их возможности как ключевой оппозиционной партии влиять на политику существенно уменьшились.

После избрания на внеочередных выборах в 2013 году нового президента – лидера христианских демократов Никоса Анастасиадеса новое правительство христианских демократов приняло ряд достаточно непопулярных решений об ограничении выплат по депозитам и принятии достаточно сложных условиях международной тройки заемщиков.

Несмотря на непопулярные решения, потери партии власти оказались не такими уж и значительными – в нынешнем парламенте партия получит на два места меньше, сократив число депутатов с 20 до 18.

В любом случае, христианские демократы будут не в состоянии сформировать правительство в одиночку.

Наиболее вероятной эксперты называют коалицию DISY и трех партий демократического толка. Менее вероятным сценарием является широкая коалиция с социалистами.

Вариантов форматирования коалиции много, ведь по результатам голосования в парламент попали 8 политических партий (на предыдущий выборах – 5).

Избирательный барьер преодолели Демократическая партия (получила 14.5% голосов), Движение за социальную демократию (6,18 %), Гражданский союз (6%), Движение за солидарность (5,24%), Движение за экологию и охрану окружающей среды (4.81%), а также праворадикальный Национальный фронт (3,71%).

 

В отличие от других политических сил, праворадикалы "ΕΛΑΜ" впервые попали в парламент Кипра. Хотя в парламенте партия представлена всего двумя депутатами, это уже вызвало беспокойство проактивной части гражданского общества и некоторых международных организаций. Ведь данную партию порой еще называют младшим братом или light version греческой "Золотой зари".

Первое заседание нового парламента состоится 2 июня. На нем будут предложены форматы будущей коалиции и избран глава парламента.

На сегодня свои кандидатуры озвучили уже три политические партии – "зеленые", движение за социальную демократию и движение за солидарность. Обычно спикер парламента представляет другую партию, чем президент (который одновременно является председателем правительства), что обеспечивает определенный баланс власти и права меньшинства.

Офшоры, российские деньги  и помощь от Евротройки

В отличие от многих других выборов в ЕС, тематика кипрских предвыборных дебатов не содержала темы мигрантов.

Очевидно, данная тема неактуальна для страны, поскольку Кипр не предлагает мигрантам выгодных социальных пакетов или высокого уровня жизни. Кроме того, Кипр – остров, то есть не очень удобное транзитное государство, чтобы добраться до вожделенных богатых стран Северной и Западной Европы.

Политическая дискуссия во время кампании сосредоточилась на двух ключевых для киприотов темах: экономическое развитие после кризиса 2012-2013 года и урегулирование "замороженного конфликта" с Турцией по объединению острова в одно государство.

Экономическая дискуссия на Кипре имеет свои особенности, учитывая сложную природу местного экономического кризиса. Это связано с зависимостью экономики острова от российских финансовых вложений – Кипр был одной из основных офшорных зон российского бизнеса.

При этом природа кипрского офшора отличается от классических схем, где фактически отсутствует налогообложение больших капиталовложений и засекречена информация о владельцах/инвесторах (такими примерами являются преимущественно малые островные государства, такие как Белиз, Британские Виргинские острова, Антигуа, Джерси).

На Кипре подобная информация относительно открыта (получить ее можно, оплатив соответствующую справку официального кипрского реестра) и есть налогообложение капитала. Данные вопросы, в частности, регулируются общеевропейскими директивами, ведь с 2004 года Кипр является членом ЕС и соответственно придерживается aquis communitare относительно финансовой прозрачности и предотвращения отмывания средств.

Поэтому Кипр – это скорее офшор-посредник. Нерезиденты регистрируют кампанию на Кипре, которая инвестирует капитал уже в классический офшор.

Другим источником кризиса были кипрские банки, вкладывавшие средства в сомнительные ценные бумаги, преимущественно греческие. После обвала греческого финансового рынка 2013 года на Кипре начались значительные проблемы с ликвидностью. Власть сначала пыталась решить их новыми заимствованиями и поднятием бенч-маркинговых показателей суверенного долга.

Однако довольно быстро согласилась на условия выдвигаемые МВФ и получила стабилизационный транш от тройки заемщиков (Еврокомиссии, Европейского центробанка и МВФ). Данное решение принимал уже избранный на внеочередных выборах президент. Тогда же изменилась и парламентская коалиция.

В рамках антикризисных мер были ограничены выплаты депозитов вкладчикам нескольких крупнейших банков, а второй крупнейший банк Кипра – Laiki Bank – испытал кризис и был объявлен неплатежеспособным. Также ряд ограничений был наложен на рост заработной платы, сокращения в государственном секторе (в частности, учителей), пенсионную реформу.

Дебаты во время предвыборной кампании сосредоточились вокруг правильности политики правящей коалиции – ограничение расходов и привлечение средств от международных заемщиков для преодоления последствий экономического кризиса 2012-2013 года.

Непопулярные шаги правительства были усилены риторикой социалистов, которые требовали "достойной жизни и экономического благосостояния для всех, а не для некоторых".

Христианские демократы не меняют свою риторику и продолжают продвигать свою "повестку дня": дальнейшие сложные реформы и экономические ограничения, в том числе в сфере оплаты труда в публичном секторе, системе здравоохранения, приватизация некоторых государственных активов.

Кто за и кто против объединения страны

Однако ключевой вопрос – отношение к объединению острова. В этом вопросе Кипр очень схож с современной Украиной.

Как известно, остров на сегодня разделен между собственно Республикой Кипр, которая признана всеми государствами мира и является членом ЕС (с 2004 года), и северной турецкой частью, которая была оккупирована Турцией в 1974 году и признана на сегодня единственным государством мира – Турцией.

Обе части острова разделяет "зеленая линия", которая находится под опекой военной миссии ООН. Разделена и столица страны Никосия (северная часть является столицей турецкой части Кипра, тогда как южная – столицей Республики Кипр).

Фактически замороженный территориальный конфликт не помешал Республике Кипр в 2004 году стать членом Европейского Союза.

В начале 2014 года начался новый этап консультаций, а затем переговоров относительно решения вопроса территориальной целостности Кипра.

 

Предыдущая подобная попытка закончилась неудачей в 2004 году, когда сделка, разработанная по инициативе тогдашнего генсека ООН Кофи Анана, не была поддержана на референдуме в греческой части острова.

Сегодняшний процесс урегулирования происходит опять же при посредничестве ООН и активном участии Великобритании и США. Сейчас стороны согласовали базовые позиции и прорабатывают более детально четыре ключевые сферы – управление, собственность, европейские дела и экономику.

Страну планируют объединить в федерацию, где будут гарантированы права турецкого меньшинства.

Также предварительно достигнуто согласие в вопросах возмещения собственности, что будет обеспечиваться специально созданным международным фондом.

Вопросы, которые планируют обсудить в последующие месяцы – некоторые аспекты территориального согласования, безопасность и ее обеспечение.

Диалог стал возможен благодаря активной позиции правящей партии и лидера Турецкого Кипра Мустафы Акинци, который выиграл выборы в апреле 2015 года с лозунгами оживления переговоров и объединения Кипра в единое государство.

Впрочем, большинство меньших партий, попавших в парламент после выборов 22 мая в своих предвыборных кампаниях, негативно характеризовали данный переговорный процесс: высказывались позиции от признания переговоров поражением Кипра до сомнений в перспективах данных переговоров.

Фактически тематику переговоров относительно объединения активно поднимали в предвыборных дебатах именно малые партии, которые пытались таким образом демонстрировать отличие своих позиций от двух лидеров гонки и артикулировать свои националистические позиции (называя позицию переговоров слабой и требуя возвращения Северного Кипра в состав Республики Кипр).

Лидеры гонки – DISY и AKEL были фактически вынуждены реагировать на данную риторику, однако не сочли ее уместной в избирательной кампании, ведь "такие переговоры и процессы любят тишину и определенную дискретность до времени достижения компромисса".

При этом потеря поддержки "крупными партиями" и успех малых показывает – темпы объединения беспокоят избирателей, а синдром "зрады" свойственен не только украинцам.

Этим настроениям подыгрывает и новая позиция Турции, которая сохраняет существенное влияние на северную часть острова и активно вмешивается в процесс натурализации турецкого населения, поселившегося на острове после оккупации. Также турецкий Кипр имеет немалые долги перед Анкарой, вопрос возврата или списания которых должен быть решен перед объединением.

На прошлой неделе Турция спровоцировала напряженность и временное замораживание переговорного процесса, нарушив неписаные договоренности по поводу официальности признания Северного Кипра.

Во время Всемирного гуманитарного форума президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригласил лидера Северного Кипра Мустафу Акинци на официальный обед с участием представителей ООН, куда также был приглашен президент Кипра Никос Анастасиадес.

Как следствие, Анастасиадес проигнорировал официальное мероприятие и отменил запланированный очередной раунд переговоров, который должен был состояться в Стамбуле через день.

На сегодня переговорный процесс не возобновился, хотя есть большие надежды, что посредникам (прежде всего Британии и США) удастся уговорить стороны продолжить его.

Впрочем, будущее переговоров зависит также и от состава новой правящей коалиции Кипра.

Как уже говорилось, победитель выборов не способен сформировать правительство в одиночку, а поэтому или должен обращаться к "малым партиям", большинство из которых имеют противоположное мнение об условиях объединения, или формировать "большую коалицию" с социалистами.

Последний вариант достаточно сложный, учитывая диаметрально разные взгляды на экономическую политику. Кроме того, такая коалиция может создать проблемы в диалоге Кипра с Евротройкой.

Зато в таком варианте парламентская коалиция будет строиться вокруг сторонников профессионального и конструктивного переговорного процесса по объединению Кипра. Это может привести к историческому успеху переговоров.

Украинский вопрос

Украинско-кипрские отношения никогда не находились в центре интересов этих двух государств. Кипр не является ни соседом Украины, ни страной, активно влияющей на европейскую политику.

Можно сказать, что наши страны были слишком сосредоточены на собственных интересах и проблемах, чтобы интересоваться друг другом.

Тем не менее, Кипр широко известен в Украине как офшор (что технически не совсем верно, как уже объяснялось выше), немало украинских компаний инвестируют в экономику острова свои капиталы из-за относительно благоприятного налогообложения, удобной и уже известной финансовой инфраструктуры и отсутствия языкового барьера (большинство киприотов знают русский язык).

В то же время в 2014-2015 году состоялся процесс обновления соглашения об избежании двойного налогообложения (окончательно подписано в конце 2015 года), установившего более четкие и прозрачные правила финансовых отношений для нерезидентов.

К тому же

Кипр был одной из последних стран, которая ратифицировала Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС.

Не стоит искать здесь каких-то очень глубоких внутренних причин.

Во-первых, Кипр традиционно близок к Греции, которая тоже не была среди лидеров ратификации. Фактически эти две страны ратифицировали СА почти одновременно.

Во-вторых, на Кипре достаточно сильны формальные российские влияния. В стране проживает достаточно многочисленная русская диаспора, Кипр принадлежит к православной ветви христианства, до сих пор актуальными остаются финансовые связи.

Хоть речь и не идет о том уровне сотрудничества и дружественности отношений Кипра и России, который был до финансового кризиса, ведь в 2013 году Российская Федерации отказала Республике Кипр в кредите для стабилизации финансовой системы.

Некоторые аналитики причисляют Кипр к гипотетическим друзьям Украины – кроме "обиды" на Россию из-за кризиса 2013 года, Кипр последовательно отстаивает территориальную целостность государств в соответствии с принципами ООН и не признает никаких сепаратистских движений, несмотря на собственную проблематику замороженного конфликта.

По этому поводу президент Никос Анастасиадес отметил необходимость мирного и политического урегулирования конфликта на востоке Украины, уважения суверенитета, территориальной целостности Украины и прав человека.

Авторы: Екатерина Сидаш, Ростислав Томенчук,

эксперты Украинского института международной политики

Публикация осуществлена в рамках проекта УИМП "Результаты выборов в странах-партнерах Украины", который рассказывает об основных политических силах, участвующих в кампании, центральных темах обсуждения и мониторинге присутствия Украины в заявлениях, программах, решениях партий, возможных последствиях для Украины и изменении внешнеполитических приоритетов в зависимости от результатов голосования.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua