Провал венгерского "референдума против мигрантов". Что это означает для Европы и Украины?

Вторник, 4 октября 2016, 11:50 — Сергей Сидоренко, Европейская правда

Вряд ли кто-то возьмется сказать, что главная европейская новость минувших выходных "всколыхнула Брюссель". Скорее наоборот: европейские чиновники стараются не комментировать ее или ограничиваются коротким "приняли к сведению".

Речь, конечно же, о референдуме по вопросу распределения мигрантов, состоявшемся по инициативе венгерского правительства. Референдум, который в правительстве считали априори победным и который сенсационно провалился из-за низкой явки.

Но отсутствие комментариев не означает, что в Европе не следят за венгерскими событиями.

Скорее, никто не знает, как лидер Венгрии Виктор Орбан будет действовать дальше.

Сейчас можно говорить, что Европа избежала наихудшего сценария. Но остались плохие.

И опасность здесь исходит не только от венгерской, но и от европейской власти.

Попробуем разобраться, какая именно.

Что произошло в воскресенье?

Очень коротко напомним о сути голосования, получившего названия "референдум по мигрантам" и "референдум о квотах".

Правительство Венгрии в своем споре с Брюсселем решило задействовать "глас народа". На референдум вынесли вопрос: "Хотите ли вы, чтобы ЕС имел право обязать Венгрию к обязательному расселению неграждан Венгрии даже без согласия на то венгерского парламента?"

По сути, правительство Виктора Орбана хотело получить еще один козырь, чтобы не выполнять обязывающее решение Совета ЕС о перераспределении мигрантов, которые собрались в приграничных государствах-членах ЕС. Сейчас речь идет о незначительном количество, около 1300 человек (хотя их венгры тоже не примут, из принципа). Но впоследствии, опасаются в Будапеште, к ним могут направить значительно больше беженцев с Ближнего Востока и из Африки (аргументы венгерских властей см. в публикации "Венгрия бросает вызов Евросоюзу: миграционный спор, который может разорвать ЕС").

Оппоненты Орбана выбрали самую выгодную тактику. Они агитировали не идти на референдум.

И в конечном итоге – выиграли.

На избирательные участки пришли лишь 43% избирателей. И хотя подавляющее большинство из них проголосовало за правительственную инициативу, но она не набрала минимального порога в 50% голосов. Соответственно, референдум был признан недействительным. Хотя 98% из тех, кто пришел на участки для голосования, поддержали позицию власти - как известно, оппоненті премьера избрали тактику не голосования и агитировали своих сторонников не приходить на участки.

Тем не менее, правительство попыталось убедить всех, что оно не проиграло, а выиграло. Для этого, правда, оно спряталось от прессы – "пресс-конференцию" премьера провели в отсутствие журналистов, только с телеоператорами.

"Навсегда" ли проиграла Венгрия 
спор о мигрантах?

Можно уверенно говорить, что решение о неучастии Будапешта в распределении мигрантов не будет отменено.

Для венгерской власти это – принципиальный вопрос.

В правительстве Орбана уже ищут другие юридические рычаги. В частности, премьер уже заявил о намерениях принять поправки к Конституции, которые заблокировали бы возможность "принудительного" распределения мигрантов, без согласия на то парламента страны.

Поэтому у Будапешта есть все основания говорить о том, что все планы будут воплощены в жизнь. Все, без исключения.

В других вопросах миграционная политика страны также остается без изменений.

В частности, Венгрия, которая еще в 2015 году выстроила стену из колючей проволоки на границе с Сербией, сейчас планирует дополнительно усилить физическую защиту своей границы. Постройка стены из колючей проволоки является внутренним делом Венгрии, этот вопрос не выносился на референдум и провал голосования не влияет на соответствующее решение правительства.

Фото The Independent

И то, что организации по защите прав человека и отдельные страны критикуют Венгрию за эту стену, а отдельные производители отказываются продавать колючую проволоку для нее, не меняет планы Будапешта.

Там резонно отвечают: защита границы является не только правом, но и обязанностью стран-участниц Шенгена. Поэтому "стена" не только останется, но и усилится.

Какой угрозы избежал Евросоюз 
благодаря поражению Орбана на референдуме?

Вряд ли кто-то назовет "новостью" то, что в ЕС стремительно растет популярность ультраправых сил. Этот процесс продолжается уже несколько лет подряд, он возник еще до миграционного кризиса, а после его начала проблема существенно обострилась.

Сейчас можно даже говорить о системной угрозе единой Европе со стороны националистических партий.

То же касается расцвета партий откровенно популистского толка. Проблема, к которой Украина давно привыкла, для Европы в новинку. Греция, Италия, Польша – вот неполный перечень стран, где популисты не только оказались в парламенте, а еще и получили мощную фракцию. На очереди – выборы во Франции, в Германии, Голландии...

Повсюду в программах популистских партий есть призыв ограничить влияние ЕС и выполнять "не все решения Брюсселя".

Венгерский "референдум по мигрантам" многие считали прецедентом.

В случае победы венгерского правительства – если бы Орбан на основании референдума мог остановить действие решения Совета ЕС – ряд стран могли пойти тем же путем.

И не только в вопросах миграции.

Но функционирование Евросоюза возможно только в том случае, если все страны-члены выполняют совместное решение. Иначе уже в следующем году где-то в Германии или во Франции, к примеру, может состояться референдум о том, что Берлин или Париж отказывается перечислять средства в бюджет ЕС. Или устанавливает собственные правила торговли, или не признает безвизовый режим с Украиной и тому подобное.

Это был бы прямой путь к упадку единой Европы. И этого, пожалуй, больше всего опасались противники референдума.

Мы недаром упомянули об украинском безвизе.

Дело в том, что единый рынок ЕС вряд ли является зоной риска – он выгоден всем странам, и вопросы, связанные с его работой, вряд ли получат поддержку на референдуме. А вот внешняя политика – благодатное поле для популистов.

Недаром именно украинский вопрос, как помним, был вынесен на схожий референдум в Нидерландах.

Так что для нас такой итог голосования без сомнения желанный.

Новые угрозы "плана Б"

Вместе с тем, нынешний результат точно не безопасен для Европы.

Но о его скрытой угрозе сейчас почти не вспоминают.

Мы уже писали о том, что у конфликта между Будапештом и Брюсселем есть также персональная составляющая. Венгерский премьер Виктор Орбан и президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер откровенно недолюбливают друг друга, а в свое время Орбан голосовал против назначения Юнкера на пост главы ЕК.

И речь идет не только о личностных моментах – венгерский лидер и его визави из Брюсселя расходятся в видении того, каким должен быть Евросоюз и как он должен измениться.

Президент ЕК – сторонник самой тесной интеграции в ЕС, он лоббирует усиление полномочий Брюсселя. Венгерский премьер – ярый противник этого пути.

Это – главное расхождение в ценностях между политиками. Именно это стало первопричиной нынешнего конфликта (и, в конце концов, референдума).

В Будапеште жалуются, что Брюссель при нынешнем составе комиссии нередко выходит за рамки своих полномочий и вмешивается во внутренние дела стран-членов, а еще хотят внести изменения в учредительные договоры ЕС, ограничив права Еврокомиссии. Что, в свою очередь, не нравится Юнкеру.

Поэтому в Брюсселе также следили за венгерским голосованием и ждали его результатов.

Отсюда исходит угроза, о которой мы упомянули.

Очень не хотелось бы, чтобы руководство Еврокомиссии восприняло провал венгерского референдума как свою победу и как сигнал к тому, что можно и дальше идти на конфликт со странами-членами. В том числе в миграционном вопросе. Ведь – как бы мы ни относились к Орбану (а его действительно есть за что критиковать) – но он не единственный в ЕС, кому не нравится активность Брюсселя.

Показательным примером здесь служит прошлогоднее решение о распределении мигрантов.

Хотя публично против него протестуют только Венгрия и Словакия (и премьеров этих стран небезосновательно обвиняют в склонности к ксенофобии), но по факту это решение выполнено лишь на 13%. Что не помешало ЕК подготовить новый проект о "безлимитном распределении" мигрантов.

Так стоит ли и в дальнейшем продвигать проекты решений, которые не находят поддержки и не выполняются странами ЕС? Не приведет ли это к новым антиевропейским вспышкам в других странах и дополнительному разрушению европейского единства?

Брюссель должен взвесить все риски и ответить на этот вопрос хотя бы себе.

Автор:

Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua