Реанимация переговоров по Приднестровью. Чем они угрожают Украине

Четверг, 3 ноября 2016, 09:08 — Леонид Литра, Институт мировой политики

Тема Приднестровья откликается в Украине с 2014 года, когда Россия нелегально присоединила Крым и пыталась реализовать грандиозный план "Новороссия", в котором приднестровский регион представлял самый западный элемент.

В 2016 году ситуация изменилась. В частности, в июне возобновились переговоры в формате "5+2", в которых Германия хочет к концу года добиться конкретных результатов.

Германия и Россия выбрали острые для Молдовы вопросы: они добиваются, например, чтобы в Кишинёве признавали дипломы и автомобильные номера, выданные в Приднестровье, – поэтому достигнуть прогресса не удалось.

В этом конфликте любые подвижки, которые наносят ущерб суверенитету и территориальной целостности Молдовы, могут отобразиться на ситуации на востоке Украины.

Само Приднестровье переживает острый экономический кризис, и любое сотрудничество Украины с Молдовой добавляет ему проблем. Тем более, что кризис разворачивается на фоне так называемых президентских выборов, которые должны состояться 11 декабря.

В преддверии этих выборов лидер региона, основываясь на результатах "референдума" 2006 года, подписал указ, который требует присоединения к России и адаптации местного законодательства к российскому, что вызывает ещё больше внимания к региону. 

Переговоры "5+2"

2-3 июня, после двухлетнего перерыва, в Берлине возобновились консультации в формате "5+2". Этого хотели скорее Германия и Россия, а не Кишинев и Тирасполь.

Последние не заинтересованы в переговорах, пока в обоих идут предвыборные гонки.

Однако Германия – нынешний председатель ОБСЕ, и поэтому решила возобновить переговоры "любой ценой". Ее позицию поддержали США и Россия, которые оказали давление на Молдову с Приднестровьем и прямо, и через ОБСЕ.

По настоянию Германии и России в Берлине был подписан протокол с подробным описанием действий, которые Кишиневу и Тирасполю следует предпринять. Речь идет, в первую очередь, о том, чтобы признать дипломы, выданные университетами Приднестровья, допустить к международному движению автомобили с приднестровскими номерами и восстановить телефонную связь между двумя берегами Днестра.

По мнению министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, реализация этих мер "будет способствовать укреплению доверия между сторонами".

Впрочем, в Кишиневе придерживаются иного мнения. Эти предложения там расценивают как попытку узаконить Приднестровский регион в ущерб Молдове.

Соглашаясь на некоторые элементы приднестровского суверенитета, Кишинев не получает ничего взамен.

При этом Молдова хорошо знает тактику Тирасполя: отказываться от продолжения переговоров сразу после получения уступок. Соответственно, если предоставить серьезные элементы суверенитета Приднестровью вне переговоров о его статусе, то переговоры в формате "5+2" станут невозможными. 

Именно поэтому из всех пунктов Берлинского протокола стороны достигли согласия лишь в области экологии, а также обменялись списками уголовных дел. 

Кроме того, прогресса в "5+2" нет еще и из-за внутреннеполитической ситуации. В Молдове второй тур президентских выборов состоится уже 13 ноября, а в Приднестровье – 11 декабря. В такой ситуации никто не хочет принимать решения, которые могут отпугнуть избирателей.

Исход выборов может повлиять и на стратегию РФ. Если молдаване выберут пророссийского президента, Россия начнет с ним переговоры; если ситуация останется прежней, то политические и экономические отношения с Российской Федерацией продолжат затухать.

В переговорах по Приднестровью роль играют не только контакты между Кишиневом, Москвой и Тирасполем. На том же фоне Кремль разыгрывает большую украинскую ставку.

Приднестровские переговоры идут одновременно с переговорами по реализации Минских соглашений.

Если Молдова не выдержит давления и согласится на особый статус для Приднестровья, это станет основанием усилить давление на Киев относительно статуса ОРДЛО.

И наоборот – если Украина уступит в донбасском вопросе, Кишиневу также будет очень трудно противостоять давлению по Приднестровью. 

А значит, Киев должен занять более активную позицию в переговорах "5+2", чтобы не повторилась ситуация на июньской встрече в Берлине, когда позиция Украины практически отсутствовала.

Военная деятельность

Начиная с незаконной аннексии Крыма в марте 2014 года, в Приднестровском регионе практически каждый месяц проходят военные учения. Тем не менее, в 2016 году они сильно изменились.

Если до сих пор в них участвовали "приднестровские" военные, то, начиная с августа 2016 года, к ним присоединилась Оперативная группа российских войск (ОГРВ, насчитывает 1350 человек) в Приднестровье, незаконно размещенная в Молдове. 

Стоит отметить, что военные учения начались сразу же после того, как все стороны (Молдова, Россия и Приднестровье) согласились, что они не будут создавать напряженность в зоне безопасности, пока на каникулы уходит Объединенная контрольная комиссия (с 1 августа по 15 сентября) – орган, который отвечает за эту зону.

Более того, учения проходили в зоне безопасности, где, согласно документам Объединенной контрольной комиссии, кроме миротворческих сил, милиции и полиции, никто не может находиться, не говоря уже о военных учениях.

 

Естественно, МИД Молдовы отреагировал на военные учения, но не похоже, чтобы Россия обеспокоилась из-за протеста Молдовы: даже

военный атташе российского посольства не явился в МИД, поскольку у него была "запланирована другая встреча".

Участие ОГРВ в военных учениях в приднестровском регионе – не просто символический жест. С одной стороны, Россия укрепляет свои позиции как сторона конфликта, а не посредник.

А с другой – эти учения могут оказаться очень полезными в случае, если Кремль решит активизировать приднестровский фланг. По словам бывшего военного чиновника Молдовы, российские войска в первую очередь могут пойти на Украину.

Еще одна цель – показать, что ОГРВ сейчас в хорошем состоянии и не страдает от проблем с ротацией и поставками.

С 2014 года Россия не может провести ротацию своих незаконных войск в Приднестровье, поскольку Украина заблокировала транзит по своей территории. Россия несколько раз обвиняла и молдавские власти, которые не дали российским военным попасть в Приднестровье гражданским самолетом через аэропорт Кишинева.

Из-за этого Россия начала набирать военнослужащих в российскую армию в самом Приднестровье.

Молдавский МИД призвал Россию прекратить незаконную вербовку российских граждан в Молдове и отметил, что этот случай и другие аналогичные действия противоречат национальному законодательству и нарушают нормы международного права и соглашений с Россией.

Для Москвы международное право значения не имеет – она отвергает каждый призыв трансформировать существующую миротворческую миссию в гражданскую с международным мандатом.

Присоединение к России

Пожалуй, наиболее обсуждаемая новость из приднестровского региона – известие о том, что тираспольский лидер подписал указ о реализации итогов "референдума" 2006 года.

На этом "референдуме", которому исполнилось уже 10 лет, более 97% жителей Приднестровья проголосовали за то, чтобы войти в состав России. Это же постановление требует привести местное законодательство в соответствие с российским.

Первым родилось предположение, что Россия планирует поступить с Приднестровьем так же, как с Крымом.

 

Однако автор указа просто преследовал свои политические цели. Основные конкуренты на президентских выборах в Приднестровье – "президент" Евгений Шевчук и "председатель" Верховного совета Вадим Красносельский из группы "Шерифф". В президентской гонке, по данным Московского центра ВЦИОМ, лидирует Красносельский – 25%, а у Шевчука – 11%.

Соответственно, Шевчуку нужны сильные предвыборные шаги, и своим указом он попытался позиционировать себя как "двигатель" в сближении Приднестровья с Россией и будет педалировать эту тему до самых выборов.

Впрочем, в Приднестровье трудно построить кампанию на теме сближения с Россией, поскольку все кандидаты соревнуются между собой в любви к Москве.

Более того, к Евгению Шевчуку в Кремле относятся прохладно. В отличие от предыдущего президента Игоря Смирнова, который встречался со всеми лидерами России (Ельциным, Медведевым и Путиным), Шевчука президент Путин за все свое правление так ни разу и не принял. 

Для Кремля, похоже, указ тираспольского лидера стал неожиданностью.

Официально Москва пока не комментирует его, но люди, близкие к Кремлю, допускают, что этот указ станет серьезным испытанием, которое может изменить соотношение сил в приднестровском конфликте.

Более того, некоторые представители законодательной власти в России говорят, что Кремль ответит только после президентских выборов в Молдове. Если пророссийский кандидат Игорь Додон выиграет, то Кремль проигнорирует этот указ, а если выиграет проевропейский кандидат, то Кремль может задуматься.

Экономический кризис

Ситуацию в экономике в самом Приднестровье трудно назвать стабильной, даже по сравнению с Молдовой. По самым оптимистическим прогнозам, ВВП региона в 2016 году упадет на 5-6% (в прошлом году он упал на 20%).

В первой половине года доходы от таможенных сборов достигли лишь 22% от запланированного объема; в первые восемь месяцев экспорт упал на 16%, а импорт – на 29%. Товарооборот с Украиной упал на 22%, с Молдовой – на 13%, а с Россией – на 33%.

В регионе страшный дефицит иностранной валюты. Качество жизни сильно упало после того, как зарплаты бюджетников и пенсии в прошлом году сократились на 30%.

Шевчук объяснил, что перенаправил эти деньги на вооруженные силы Приднестровья из-за угрозы, которую якобы представляет Украина.

Однако даже в этих условиях бюджетники получают зарплату с опозданием. Например, в мае 2016 года приднестровцы получили долги за 2015 год.

Экономику, как и остальные дела в регионе, нужно срочно спасать – вмешиваться и принимать непопулярные решения, но руководство избегает их из-за политической конъюнктуры и избирательной гонки.

Россия продолжает помогать Приднестровью тремя способами.

Первый – платит пенсионерам доплату к пенсии. Второй – почти бесплатно поставляет газ (деньги со специального газового счета покрывают социальные выплаты). Третий – продолжает социальные проекты по линии евразийской интеграции.

Даже если Россия продолжит поддерживать регион, затраты здесь она сократит – это уже подтвердил российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, который посетил Тирасполь и заявил, что "Россия не дает рыбу, Россия дает удочку".

Экономическая ситуация в Приднестровье еще сильнее усугубились в июле, когда Украина ограничила ввоз подакцизных товаров через два железнодорожных контрольно-пропускных пункта – Слободка и Кучурган. В частности, украинцы развернули 40 цистерн с топливом, предназначенных для Приднестровья.

Администрация в Тирасполе опротестовала решение Украины и попросила Кишинев вмешаться. Молдова приветствовала решение Киева, которое вернуло железнодорожное сообщение в регионе "в правовое поле".

На практике это означает, что Кишинев теперь полностью контролирует внешнюю торговлю Приднестровья.

Кроме того, если абстрагироваться от официальной риторики о евразийской интеграции, очевидно, что регион полностью зависит от Запада. 80% приднестровского экспорта направлены на Молдову и ЕС (только одна Румыния импортирует в два раза больше, чем Россия).

К тому же Тирасполь обязался в течение двух лет адаптировать свою законодательную базу к нормам свободной торговли с Евросоюзом, что позволило сохранить свободную торговлю с ЕС.

Поэтому указ Шевчука, обязывающий привести приднестровское законодательство в соответствие с российскими законами, - чистый блеф, поскольку тогда Тирасполь не сможет экспортировать свои товары в ЕС.

Образец для Украины

Украина всерьез задумалась о приднестровской проблеме, когда Россия посягнула на украинскую территорию. До этого Киев часто игнорировал приднестровский вопрос, не понимая его сути.

Яркий пример – план урегулирования Виктора Ющенко, разработанный тогдашним секретарем СНБО Петром Порошенко.

План ставил Молдову в такое же сложное положение, в какое Минский процесс сейчас ставит Украину. В частности, он предлагал провести выборы и легитимизировать местную элиту, и только после выборов обсуждать статус региона и выводить незаконные российские войска.

Сегодня Украина лучше понимает приднестровскую проблему, а также те катастрофические последствия, которые может иметь приднестровизация оккупированных районов Донбасса.

Украине стоит проявить больший интерес к переговорам в формате "5+2", поскольку Кремль воспринимает Приднестровье и Донбасс "в одном пакете", а новый интерес к Приднестровью означает, что на Киев могут начать сильнее давить по донбасскому вопросу. К примеру,

для Киева важно, пройдет ли в Молдове федерализация. Если она успешно пройдет там, то эту же модель попробуют навязать и Украине (и наоборот).

Более того, если федерализация состоится, то России не придется за это платить. То, чего Москва по-настоящему хочет, – контролировать Молдову и Украину и ни копейки на это не потратить. 

При этом и Киев, и Кишинев, имея общие цели, не синхронизируют свои действия. Проблема в том, что правительство Молдовы более дружественно к России по сравнению с украинскими элитами. Не помогает даже то, что президент Порошенко дружит с Владом Плахотнюком (человеком, который де-факто руководит Молдовой).

И все же столько, сколько было сделано в последние годы для приднестровского урегулирования, не было сделано за все годы независимости Молдовы.

С июня 2016 года произошло, по крайней мере, три важнейших события. В первую очередь, подакцизные товары теперь ввозят через два железнодорожных контрольно-пропускных пункта, и это мотивирует Тирасполь к сотрудничеству.

Во-вторых, Украина и Молдова начали выполнять соглашение 2015 года о возобновлении использования 20-километровой железной дороги между станцией Березино в Одесской области и Басарабяска в Молдове в обход Приднестровья. Это упростит прямой товарооборот между двумя странами.

В-третьих, президент Порошенко и премьер Молдовы Павел Филип анонсировали совместный украинско-молдавский контроль на границе. Первый контрольно-пропускной пункт Маяки–Удобное–Паланка построят при поддержке ЕС.

В будущем на приднестровском сегменте украинско-молдавской границы появится больше таких пунктов. 

Автор: Леонид Литра, 

эксперт Института мировой политики

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua