600 млн вместо реформ: помощь ЕС, которая может навредить Украине

Вторник, 14 марта 2017, 14:40 — , , Европейская правда
Фото kmu.gov.ua

В ближайшие недели Украина получит второй транш макрофинансовой помощи ЕС в размере 600 млн евро. Эту информацию "Европейской правде" сообщили сразу несколько европейских чиновников.

Конечно, сам по себе новый транш финансовой помощи Евросоюза – хорошая новость для Украины. Но обстоятельства выделения этих средств – особые.

Поэтому новости из Брюсселя заставляют усомниться, чего здесь больше: плохого или хорошего.

ЕС не стал ждать, пока Украина выполнит его требования – "лесное" и "пенсионное", по сути, простив их Киеву.

"Принято решение перечислить второй транш "авансом", без выполнения всех условий его выделения. Сейчас продолжаются технические процедуры, через несколько недель транш будет перечислен. А невыполненные пункты переносятся на третий транш", – пояснил один из собеседников ЕП.

Очень коротко напомним, о чем идет речь.

Весной 2015 года Украина и ЕС подписали меморандум о предоставлении макрофинансовой помощи на сумму 1,8 млрд евро, которые страна должна была получить тремя траншами по 600 млн евро каждый. Речь идет о кредитных средствах, но значительно более "длинных" и дешевых, чем, к примеру, деньги МВФ.

Первый транш Киев получил в 2015 году. Тогда предполагалось, что второй транш мы получим уже в конце того же года, а последний – в 2016-м.

Реальность оказалась иной – на протяжении двух лет вопрос второго транша был "заморожен". Прежде всего – из-за неуступчивости Киева.

Что стало причиной такой "глубокой заморозки"? А самое главное – что стало причиной изменения решения ЕС?

Для выделения средств Украина должна выполнить "домашнее задание" по реформам. В перечне – и противодействие коррупции, и прозрачные госзакупки, и реформа в сферах энергетики, госслужбы, и многое другое. В актив достижений правительства можно внести и возобновление сотрудничества с МВФ. Конечно, все это в Киеве планировали выполнить и без данного документа.

Но были среди требований и достаточно проблемные для Украины – точнее, для части чиновников и депутатов. Среди них – решение проблемы резкого повышения защитных пошлин на экспорт металлолома (с 10 до 30 евро и тонну), что выше максимального уровня, установленного условиями членства страны в ВТО.

Это решение, нарушающее принципы Соглашения об ассоциации, пролоббировала отечественная металлургическая отрасль. ЕС протестовал. В конце концов, закон о повышении пошлин был ветирован президентом и одобрен повторно, с учетом его предложений. В первую очередь – действие повышенных пошлин было ограничено тремя годами.

При этом ЕС изначально требовал полной отмены пошлин, но впоследствии исключил вопрос о металлоломе из своих требований.

Этот компромисс и показал главную слабость Еврокомиссии, готовой идти на уступки в вопросе макрофинансовой помощи.

Увидев первые уступки, Киев не спешил выполнять другие задачи, а часть выполнил лишь формально. Пример – создание независимого энергорегулятора. Закон, о котором говорится в меморандуме, мы приняли, однако без ряда подзаконных актов эта работа не завершена.

Но ключевыми оставались два вопроса: выплата социальной помощи внутренне перемещенным лицам и снятие новых торговых ограничений.

Или, другими словами – о пенсиях на Донбассе и о лесе-кругляке.

По обоим вопросам ЕС был недоволен действиями Украины, но по первому у Киева, по крайней мере, были контраргументы: в меморандуме речь идет о выплате пенсий внутренне перемещенным лицам, а не тем, кто выдает себя за них, а на самом деле живет в оккупированной зоне.

К слову, согласия между Киевом и Брюсселем в этом вопросе нет и близко. Только на прошлой неделе у корреспондента ЕП произошел длительный эмоциональный спор с европейским чиновником, который доказывал, что Украина должна платить пенсии всем своим гражданам, даже тем, кто постоянно живет в Донецке.

Но признал, что это не помешает выделению 600 млн евро.

Наконец, препятствием для выделения средств осталось одно условие ЕС, хотя и принципиальное для обеих сторон. Речь идет об отмене моратория на экспорт необработанной древесины.

Брюссель долгое время считал, что Украина близка к его выполнению. В частности, в ноябре прошлого года президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что отмена моратория ожидается в ближайшие недели. На самом же деле правительство тогда только готовилось к началу парламентских консультаций на эту тему.

И эти консультации показали – Верховная рада настроена категорически против.

Парламент "захлестнула" волна популизма с лозунгами вроде "цена транша ЕС – лысые Карпаты".

Правительство фактически отказалось от объяснений, а аргументы ЕС на этом фоне были неубедительными.

Казалось, стороны вошли в клинч.

Так почему же в итоге ЕС согласился перечислить Украине средства?

Многочисленные собеседники ЕвроПравды объясняют это исключительно бюрократическими причинами внутри ЕС – в этом году истекает срок выделения этих средств. А соответственно – если транш не будет перечислен Киеву, то он будет потерян – ЕС придется направить средства на другие цели.

И вот здесь возникает главный вопрос – правильно ли делает ЕС, идя против своих принципов? И какие это будет иметь последствия?

Ни для кого не секрет, что ход украинских реформ в последние месяцы существенно затормозился. До сих пор ЕС и МВФ (а точнее, их финансовая помощь) были главными стимулами для их воплощения.

Но что будет, если ЕС своими действиями уничтожит один из этих стимулов? Особенно в ситуации, когда надежды на добрую волю правительства почти растаяли.

Сможет ли Евросоюз в дальнейшем жестко настаивать на выполнении украинским правительством своих обязательств? Особенно – после того, как показал, что это делать необязательно.

В итоге цена макропомощи ЕС может оказаться для Украины выше, чем отказ в выделении этих средств.

Что важнее для страны – 600 млн евро или реформы? В правительстве и в обществе могут быть разные ответы на этот вопрос.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua