ПАСЕ с российским привкусом: что ждет Украину после недели проблем в Страсбурге

Пятница, 13 октября 2017, 09:38 — , Европейская правда, Страсбург–Киев

На этой неделе любители предрассудков получили международное подтверждение того, что "пятница, тринадцатое" – действительно опасный день. Шутки шутками, но осенняя сессия ПАСЕ, которая заканчивается 13 октября, оказалась для Украины действительно несчастливой.

За последние годы Страсбург превратился для нас в территорию успеха. Победы не всегда были простыми, но каждый раз – заслуженными. Что изменилось сейчас? Почему ключевые для нас резолюции, принятые ПАСЕ на этой неделе, совершенно противоречат позиции Киева?

Напомним, речь идет о "докладе Николетти", который запускает подготовку к возвращению России в ассамблею, а еще о так называемой "языковой резолюции" с критикой нового закона об образовании.

И самое главное: какими будут последствия принятых решений для Украины?

Причин, по которым возникли проблемы, немало. Финансовые мотивы играют действительно важную роль, но не все ограничивается российскими деньгами. Что касается последствий, то прежде всего, хотим предостеречь всех от чрезмерной "тяги к зраде". Мы недаром написали в заголовке о серой неделе – ведь ее не стоит считать черной.

Да, ситуация непростая. Да, наша "победная волна" в ПАСЕ дала сбой. Да, нынешняя сессия ассамблеи стала, пожалуй, самой сложной после начала российской агрессии.

Но победа россиян точно не является свершившимся фактом. У нас есть все шансы отыграться – и в вопросе санкций против РФ, и по образовательному закону.

Подробнее об этом – в статье "Европейской правды".

Сила денег

Заявление чешского президента Земана, который предложил купить согласие Украины на аннексию Крыма, вызвало искреннее возмущение в Киеве и настоящую бурю в украинско-чешских отношениях. Предложение одиозного чешского политика мало кого оставило равнодушным в нашей стране и, казалось бы, такая же реакция должна была быть по всему миру... Но, перефразируя известную пословицу, можно сказать: что украинцу беда, то иностранцу – все равно.

Сразу после выступления чешского президента в ПАСЕ мы обратили внимание на странную реакцию зала: заявления Земана не возмутили европейских депутатов – они как будто ничего и не услышали.

А уже на следующий день стало известно, что

идею о "покупке" молчания Украины продвигал не только одиозный Земан.

"Впервые об этом говорю: две недели я получаю вопросы от посланников – какая ваша цена за возвращение России в ПАСЕ?" – рассказал в четверг представитель Украины в Совете Европы Дмитрий Кулеба.

Напомним, россияне с весны 2014 года не принимают активного участия в работе ПАСЕ. После начала агрессии против Украины ассамблея лишила россиян права голоса, а российская делегация в ответ заявила, что не будет ездить в Страсбург, пока их права не восстановят. Причем в последние два года россияне формально не находятся под санкциями – они просто не подают в Страсбург список своей делегации, а потому права голоса лишать некого.

Но в этом году история получила иную окраску. В Москве поменяли аргументы: отказались платить членские взносы, пока ПАСЕ не даст гарантии безболезненного возвращения российской делегации.

Давление сработало. Число сторонников "примирения" стало несравненно выше. Попытки вернуть Россию в сессионный зал были и раньше, но никогда они не заходили так далеко.

В статье "Битва за деньги и за Россию" мы подробно рассказывали о схеме, которая реализуется в Страсбурге сейчас, но, откровенно говоря, автор этих строк, когда писал статью, надеялся, что выполнение этого сценария сорвется.

Для таких надежд были основания: политики всего мира очень не любят, когда их полномочия уменьшаются, а схема возврата РФ требовала именно этого.

Депутаты должны были ограничить свое право налагать санкции на РФ.

И они действительно сделали первый шаг к этому.

В среду вечером ассамблея подавляющим большинством голосов утвердила проект, подготовленный итальянским депутатом Микеле Николетти. Но означает ли это решение поражение Украины в этой войне? Ответ – твердое "нет".

Да, Киев проиграл нынешнюю битву, но она – далеко не последняя. Кстати, ближайшая (и очень важная) схватка состоится уже в пятницу.

Депутатская откровенность

Но прежде чем мы перейдем к следующим действиям адвокатов России, следует кратко остановиться на важном вопросе: действительно ли депутаты, которые голосовали за проект Николетти, делали это потому, что поддерживают возвращение России?

В дискуссиях в соцсетях приходилось читать мнение, мол, резолюция Николетти посвящена не снятию санкций с РФ, а совсем другому вопросу – подготовке к саммиту Совета Европы (об этом говорится также в ее названии).

Но в действительности здесь нет противоречия. В резолюции Николетти действительно идет речь о саммите СЕ, который должен состояться в 2019 году. Но в том и дело, что без возвращения россиян в ПАСЕ (и без восстановления российского финансирования) саммит может стать провальным для генсека Совета Европы. Именно поэтому проект Николетти предлагает

изменить правила ПАСЕ таким образом, чтобы РФ получила гарантии: санкции против нее не продлят.

Во время дебатов члены ПАСЕ были предельно откровенны и не скрывали, о чем на самом деле говорится в документе.

"Если заглянуть за дипломатические выражения, то доклад предлагает забрать у Ассамблеи полномочия налагать санкции", – пояснил датский депутат Микаэль Йенсен, открывавший дебаты от имени группы либералов.

"Последние несколько месяцев и даже лет некоторые члены Ассамблеи проводят операцию по возвращению России в ПАСЕ через "черный ход". Сейчас россияне шантажируют Совет Европы отказом от ежегодного взноса... Но если это (возвращение РФ с помощью шантажа) произойдет, это будет означать, что у Совета Европы нет никаких принципов, если страна достаточно большая и дает в бюджет достаточно много денег", – отметил он.

Столь же искренними были отдельные сторонники "примирения с РФ".

"Саммит Совета Европы надо использовать для примирения Запада и России. И восстановление парламентского диалога должно помочь на этом пути", – пояснил киприот Георг Лукаидес, выступавший от имени группы "левых". И если кто-то предполагает, что он хотя бы для порядка вспомнил о причинах наложения санкций на РФ или нарушении ими требований Совета Европы, то разочаруем.

В качестве достаточной компенсации за возобновление полномочий, по мнению докладчика от "левых", Россия должна "отозвать свое решение о приостановлении финансирования Совета Европы".

И все – ни Крым, ни Донбасс, ни нарушения прав человека в РФ среди проблем уже не фигурируют.

Это – фрагменты только двух "фракционных" выступлений. Во время дебатов их было гораздо больше – как в пользу возвращения россиян, так и против этого.

Невозможно было не понять, что на самом деле речь идет именно о "российской резолюции", а саммит – это только обертка. Ключевые правки, предлагавшие вычеркнуть нужные Москве нормы, зал отклонил убедительным большинством: 30-36 голосов "за" и 76-81 голос "против".

Следующие шаги

Итак, резолюцию приняли, но это еще не значит, что в Москве могут праздновать победу.

Этот шаг был лишь первым, "рамочным". Он открыл путь к изменению регламента и установил вектор этих изменений – ассамблея или ее органы должны продумать порядок действий, по которому санкционные решения, ограничивающие представительство государства в ПАСЕ, должны согласовываться с Комитетом министров Совета Европы (напомним, это – исполнительный орган, куда входят представители каждого из государств-членов СЕ).

А значит, в ПАСЕ еще должны договориться о деталях и одобрить такие изменения в собственный регламент, которые бы давали россиянам уверенность: если они приедут на очередную сессию (которая начинается ежегодно в конце января), то не столкнутся с угрозой новых санкций и наказаний.

Причем времени для договоренностей – немного.

"Операция возвращения" привязана к саммиту, и это четко ограничивает временные рамки для примирения между Страсбургом и Москвой.

Встреча глав государств должна состояться летом или осенью 2019 года. Готовиться к ней нужно заранее.

Лучший вариант для тех, кто поддерживает идею "прощения" – договориться с Россией в ближайшие три месяца, чтобы уже в январе 2018 года россияне триумфально вернулись в ПАСЕ; в таком случае за следующий год все свыкнутся с присутствием РФ, несмотря на нарушения с ее стороны, и проведению саммита ничто не помешает. Времени для этого совсем мало, но возможность остается.

Вторая, крайняя опция – внесение изменений в регламент в течение следующего года, чтобы возвращение состоялось в январе 2019-го. Здесь для идеологов данной схемы значительно больше рисков (в частности, из-за того, что процесс станет публичным), но шанс сохраняется.

Но главной целью остается первый вариант, и сейчас все силы направлены на него. Недаром генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд лично ходил по группам и убеждал депутатов в том, что без возвращения России организация очутится чуть ли не на грани уничтожения.

К слову, тот факт, что Ягланд теперь не скрывает усилий и публично признает, что Россию надо во что бы то ни стало вернуть в ПАСЕ, важен сам по себе.

"Они уже не прячутся, и это – главное отличие нынешних усилий от предыдущих", –

поделился с "Европейской правдой" один из дипломатов, работающих по тематике Совета Европы.

Но вернемся к ближайшим планам тех, кто проталкивает возвращение России уже в 2018-м. Для них важна не только скорость, но и... закрытость. Дело в том, что сессии ПАСЕ – это открытые мероприятия, где депутаты спорят, где за ходом дискуссии следят журналисты, а высказаться могут даже рядовые парламентарии.

А между сессиями действует другой альтернативный механизм, который называется "постоянный комитет" (Standing committee). Постком имеет право самостоятельно принимать решения, в том числе менять регламент, если того требуют обстоятельства. И именно такие изменения попытаются провести на заседаниях посткома в декабре или в ноябре.

А для этого еще один руководящий орган ПАСЕ, Бюро, должен поручить регламентному комитету подготовить проект таких изменений.

Заседание Бюро начинается в Страсбурге в пятницу утром – в те минуты, когда "Европейская правда" публикует этот текст. Прогнозировать его решение сложно, но мы надеемся на победу. Тем более что на днях Украина получила дополнительной политический вес в ПАСЕ – в состав Бюро вошла Елена Сотник, которая возглавила юридический комитет ассамблеи, поэтому теперь у нас аж три голоса в составе Бюро.

И каким бы ни было решение в пятницу, оно не станет окончательным. Если Украина победит в этом раунде, это не станет поводом расслабляться, ведь со следующего года, когда ПАСЕ возглавит социалист Николетти, попытки вернуть Россию гарантированно продолжатся. И даже если мы проиграем, это будет проигранным раундом, но не игрой, ведь изменения регламента можно будет попробовать остановить на заседании посткома или отменить их на сессии.

Тем более что одну промежуточную победу Украины уже одержала – в четверг в Совете Европы не смогли договориться о совместной рабочей группе между двумя уставными органами СЕ, хотя ее создание предусмотрено докладом Николетти и она должна была помочь вернуть в Страсбург россиян и их деньги.

ОБНОВЛЕНО: полдень стало известно, что Бюро ПАСЕ не запустило процедуру блиц-крига", а следовательно, выполнение этого сценария переносятся на следующий год.

В любом случае, битва продолжается. Она действительно важна.

Украина не должна допустить первого прецедента снятия санкций с агрессора. Тем более, что правда – на нашей стороне.

И о языке

Как известно, неприятности для Украины не ограничились принятием "резолюции Николетти". Вторым фронтом стало наше противостояние с соседями на Западе.

Венгрия, Румыния и Молдова совместно атаковали Украины, требуя изменений в ст. 7 закона "Об образовании". Только их голосов для одобрения, конечно, не хватило бы; инициаторов резолюции поддержали немало балканских депутатов, а также итальянцы и представители других делегаций.

Суть этого решения и внесенных в него поправок "Европейская правда" подробно расписала в четверг. Но стоит отдельно остановиться на двух мифах к нему, которые приходится слышать в последнее время.

Во-первых, в этом случае не надо искать "руку Москвы".

Не все то, что плохо, связано с РФ, и "языковое решение" ПАСЕ является наглядным доказательством этого.

Те венгры и румыны, которые продвигают идею жесткой резолюции по этому вопросу, точно не являются антиукраинскими. Многие из них были постоянными союзниками украинской делегации, когда на рассмотрение выносили решение о российской агрессии. Несколько депутатов в своих выступлениях отдельно попросили не считать их "агентами Путина".

Даже то, что "языковую резолюцию" поддержали сербы, представители БиГ и некоторые другие лояльные Москве депутаты, еще не является доказательством российского вмешательства. Обратите внимание, ни один из этих депутатов не предложил поправки к резолюции в защиту русского языка, хотя они с большой вероятностью получили бы поддержку (учитывая то, что русский получил в образовательном законе значительно меньше прав, чем румынский или венгерский).

Совпадение их интересов с российскими действительно есть, но координация действий – вряд ли.

Во-вторых, важно понимать, что решение ПАСЕ не стало для нас негативным.

Первоначальный проект резолюции (подготовленный эстонцем Андреасом Херкелем) намного больше отвечал интересам Украины.

Румыны и венгры действительно внесли в него немало неприятных для нас корректив, но большинство этих правок звучало так: "удалить абзац такой-то" или "удалить предложение такое-то". Так из текста резолюции исчезло упоминание о том, что обучение на украинском языке помогает молодым венграм или румынам устроиться на работу или поступить в ВУЗ. Или же, по их настоянию, из документа вычеркнули предложение о смешанном (украинско-венгерском или украинско-румынском) обучении в школе. То есть резолюция могла быть даже положительной для нас, а стала "никакой".

Так чего же, в конце концов, требует от Украины этот документ?

Лишь одного – того, что Киев и сам обещал сделать. ПАСЕ настаивает, что украинская сторона должна выполнить пожелания "Венецианки".

К этому вопросу ПАСЕ вернется уже довольно скоро. По данным "Европейской правды", уже в декабре Венецианская комиссия даст свое заключение, а в январе ассамблея планирует рассмотреть новую резолюцию о языках меньшинств. И здесь все будет зависеть от Украины. Вполне возможно, что Киеву придется искать компромисс между желаниями оставить языковую норму и сохранить друзей в Европе.

Ведь важно и то, и другое.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды", Страсбург–Киев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua