Facebook накажут за ненависть: как Германия ограничивает свободу слова в соцсетях

Пятница, 6 октября 2017, 13:45 — , Европейская правда
Фото: DW

50 миллионов евро. Именно на такую ​​сумму немецкие власти теперь могут штрафовать крупные социальные сети за отсутствие борьбы с языком ненависти и фейковыми новостями.

Конечно, это  – максимальная сумма штрафа, который можно наложить только на злостных нарушителей, которые игнорируют обращения властей и не исправляют ошибки. Но все равно, такие цифры, безусловно, свидетельствуют: Германия взялась за соцсети всерьез и надолго.

А главное – то, что Берлин показал пример другим столицам.

Ведь сейчас таких ограничений и наказаний нет ни в одной другой стране Запада  – ни в ЕС, ни в США.

"Акт об улучшении применения законов в социальных сетях" (полное название) или "закон о Facebook", как часто его называют в Германии, вступил в силу 1 октября. С этой недели соцсети вынуждены удалять "незаконный контент", размещенный пользователями, в течение 24 часов после сообщения о нем. В противном случае  – рискуют получить штраф.

Пока неясно, станет ли этот закон эффективным инструментом борьбы с языком ненависти, клеветой и fake news. А вот волну критики "закону о Facebook", который стал одним из самых жестких в мире в данной сфере, удалось поднять большую.

От добровольности к штрафам

По данным немецкой полиции, в последние годы резко увеличилось количество преступлений, связанных с разжиганием ненависти и клеветой. Если в 2014 году полиция зафиксировала 2670 таких правонарушений, то через два года показатель более чем удвоился  – в прошлом году зафиксировано 6514 таких случаев.

Взрывной рост ненависти в спокойной Германии в значительной мере связан с кризисом беженцев, пик которого страна пережила в 2015 году. Особенно часто на фоне приближения выборов, этим грешили представители ультраправых партий, которые пытались заработать известность на теме мигрантов. Ключевыми площадками для таких призывов, конечно же, стали интернет-платформы и социальные сети.

Идея санкций и штрафов в Берлине возникла далеко не сразу.

В 2015 году немецкий министр юстиции Хайко Маас инициировал добровольные договоренности правительства с компаниями Facebook, Google и Twitter. Ресурсы согласились в течение 24 часов удалять контент, о котором сообщали пользователи, оценив его как нарушающий закон.

Но спустя два года немцы поняли: на добровольности далеко не уедешь.

Уже в марте этого года Маас заявил, что социальные сети действовали слишком медленно, удаляя нелегальный контент.

Это подтвердили данные исследования, которые приводит New York Times. Выяснилось, что в 2016 году Facebook и Twitter не смогли достичь поставленной правительством цели удалять в течение суток 70% незаконного контента.

С начала текущего года ситуация существенно ухудшилась. В январе и феврале этого года Facebook смог вовремя удалить лишь 39%, а Twitter  – вообще только 1% такого контента.

Такое положение дел не устраивало немецкие власти, которые вступали в избирательную кампанию и после президентских выборов в США явно опасались повторения сценария с внешним вмешательством.

Поэтому в очень короткий для Германии срок (правительство подало проект в апреле, а уже в июне его поддержал Бундестаг) был одобрен закон, направленный против разжигания ненависти в соцсетях.

После неудачного добровольного эксперимента у Меркель оказались не готовы к компромиссам: документ является достаточно репрессивным по отношению к соцсетям. "Мы не можем согласиться с тем, что социальные сети игнорируют наши законы. Они больше не могут злоупотреблять своей инфраструктурой для того, чтобы совершать преступления... Мы должны увеличить давление на социальные сети",  – аргументировал министр юстиции необходимость принятия NetzDG (сокращение от названия закона по-немецки – Netzwerkdurchsetzungsgesetz, или Акт по улучшению применения законов в социальных сетях).

По мнению Хайко Мааса, закон должен мотивировать платформы быть ответственными в борьбе с языком ненависти и фейковыми новостями.

Что изменилось?

Итак, добровольное саморегулирование, о котором правительство и онлайн-платформы договорились два года назад, заменено обязанностью удалять или блокировать незаконный контент в течение 24 часов после жалобы пользователя. В "особо сложных случаях" этот срок увеличивается до недели.

В случае невыполнения этой обязанности государство имеет право штрафовать интернет-сервис.

Что такое соцсеть?

Закон определяет ее как "провайдера телекоммуникационных услуг, в коммерческих целях использующего интернет-платформы, предназначенные для того, чтобы пользователи могли обмениваться любым содержанием с другими пользователями".

Определение – довольно широкое, поэтому его сузили отдельной нормой закона. Согласно ей, соцсетями не являются сайты с журналистским контентом (то есть комментарии под статьей – это не соцсеть), платформы для индивидуального общения (то есть сервисы электронной почты и мессенджеры – вне опасности) или платформы для распространения "специфического контента" (а следовательно, платформы для онлайн-игр и сети типа Linkedin могут спать спокойно).

К тому же небольшим или не слишком популярным именно в Германии соцсетям тоже не стоит слишком волноваться.

Закон налагает обязательства только на те платформы, у которых больше 2 миллионов пользователей в Германии.

 

Чаще всего упоминают три сервиса, на которые будет распространяться закон: Facebook, Twitter и YouTube. Однако сколько на самом деле соцсетей попадут под его действие – неизвестно. Как отмечает сайт Netzpolitik, Министерство юстиции для ответа на этот вопрос отсылает к Федеральному бюро юстиции, которое и должно определить круг действия закона. Впрочем, на конец сентября там так и не начали соответствующие подсчеты.

Задача осложняется еще и тем, что большинство соцсетей в Германии не обнародуют данные о своих пользователях.

За исполнением закона будут следить 50 сотрудников Минюста, половина из которых должны начать работу до середины октября.

Своих ответственных представителей, которые будут общаться с правительством, обрабатывать жалобы, в течение 48 часов отвечать на них и в случае чего выступать в суде, должны назначить и соцсети. Так, Facebook после принятия закона заявил о найме дополнительных 3 тысяч сотрудников.

Именно на таких контактных лиц и возложена основная ответственность за определение характера контента и его блокировку. В случае нарушения к ним могут быть применены штрафы в размере до 5 млн евро (для компаний эта сумма может достигать 50 млн ево).

Сам закон не дает какого-то принципиально нового определения языка ненависти или клеветы, а только проясняет применение норм уже существующих законов в соцсетях. Платформы сами должны определить, содержит ли сообщение признаки преступления.

Закон обязывает компании, которые получают не менее 100 жалоб в год, каждые полгода предоставлять правительству подробный отчет об удаленном контенте. Отчет должен быть опубликован в официальной правительственной газете и на сайте соцсети.

Свобода слова? Нет, не слышали

Еще до принятия в Бундестаге законопроект встретил резкое сопротивление немецкого общества.

Власти обвиняли в посягательстве на свободу слова и давление на соцсети. Звучали опасения, что Facebook и другие соцсети, избегая штрафов, будут удалять гораздо больше комментариев, чем нужно, а это повлечет за собой ущемление права на самовыражение законопослушных пользователей.

Кроме того, звучали обвинения в предоставлении компаниям, штаб-квартиры которых находятся за пределами Германии, слишком широких полномочий в определении того, что является "законным контентом", а что нет.

"Частные компании, таким образом, занимаются реализацией определенных правовых функций, и это недопустимо. Такие вещи должны делать полиция и суд, именно они должны наказывать популяризаторов языка ненависти", – пояснил "Европейской правде" критику в адрес закона Маркус Бекедаль, основатель платформы по правам и свободам в цифровом пространстве Netzpolitik.

Критики закона уверены: государство должно намного больше инвестировать в юридическую систему, отслеживая комментаторов и привлекая к ответственности именно их. При этом в немецком законе ответственность конкретного человека вообще не прописана.

Это, конечно, далеко не все проблемы. И здесь нелишним будет вспомнить украинский опыт.

Право соцсетей удалять "посты ненависти" часто приводит к обратным злоупотреблениям – группа пользователей способна заблокировать легальный, но неприятный лично им контент, если договорится и "забросает" администрацию соцсети жалобами на тот или иной комментарий.

Оппоненты "закона о Facebook" убеждены, что соцсети поручат удалять незаконный контент искусственному интеллекту.

"Поэтому мы очень скоро окажемся в зависимости от машин, от автоматов, которые будут решать, что мы имеем право читать, а что нет", – объясняет Маркус Бекедаль. Активист прав – многочисленные блокировки постов украинцев, где упоминается фамилия "Москаль", подтверждают, что Facebook уже поручил принятие этих решений компьютерному алгоритму, а не человеку.

А это точно будет работать?

Ответа на этот вопрос нет.

Высказываются опасения, что комментаторы научатся маскировать язык ненависти или перейдут в соцсети, не слишком озабоченные немецкими законами.

Например, в российские.

В качестве примера приводят реальную историю, когда главный сайт неонацистов США The Daily Stormer переехал на российский домен (правда, ненадолго) после того, как все американские хостинговые компании отказали ему в обслуживании из-за высмеивания женщины, погибшей во время беспорядков в Шарлотсвилле.

К тому же у соцсетей появились серьезные защитники – международные организации.

Еще в июне, сразу после принятия закона в Бундестаге, специальный представитель ООН по вопросам защиты свободы слова Дэвид Кай резко раскритиковал документ.

"Многие нарушения (случаи "языка ненависти") в значительной степени зависят от контекста высказывания. Интернет-платформы находятся не в той позиции, чтобы давать оценку контексту", - заявил он.

На днях с критическим заявлением в адрес закона выступили и в ОБСЕ. "В нынешнем виде закон может оказать негативное влияние на свободу слова", - заявил представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова Арлем Дезир.

Брюссель сдержанно оценивает новый закон и не исключает, что немецкий сценарий используют и другие государства ЕС.

Еврокомиссар по вопросам юстиции Вера Юрова недавно выступила за сближение законодательства государств-членов в вопросе регулирования интернета, но добавила, что "Брюссель поддержит немецкое решение проблемы, если окажется, что другим способом достичь прогресса не удается".

К слову, пока у Еврокомиссии не получается справиться с проблемой другим способом.

Все попытки Брюсселя бороться с языком ненависти в интернете оказались не слишком успешными. Так, ЕК ранее также договорилась с онлайн-платформами о блокировании сообщений, содержащих язык ненависти. Количество успешных блокировок на конец сентября вроде бы и возросла (с 28% до 59%), но 28% сообщений с недопустимым (по мнению ЕК) контентом остаются не удаленными и спустя неделю после жалобы.

Сейчас Германии еще предстоит оценить эффективность "закона о Facebook".

Одно можно сказать с уверенностью – принятие такого закона ключевым государством ЕС само по себе является прецедентом. И этот прецедент будет иметь неоднозначное влияние на соцсети и способен за несколько лет радикально изменить правила общения в интернет-пространстве.

И эти изменения гарантированно будут касаться не только Германии.

Автор: Иванна Костина,

"Европейская правда"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua