Война вокруг могил: что мешает Киеву в диалоге с Варшавой

Понедельник, 20 ноября 2017, 10:14 — , Европейская правда

Украина и Польша сделали попытку найти выход из кризиса в отношениях.

Поздно вечером в пятницу на сайтах украинского и польского президентов появились идентичные по содержанию сообщения о результатах срочного заседания консультационного комитета президентов Украины и Польши.

Это событие имело целью остановить нарастающий конфликт, в первую очередь – в вопросе исторической памяти.

Украинско-польский кризис формировался постепенно, на протяжении двух лет после смены власти в Польше – но за последние месяцы произошел настоящий его всплеск. Заявление о формировании "черного списка" невъездных украинских чиновников, скандальный визит главы польского МИД во Львов, возможная отмена визита в Украину президента Польши...

Все эти проблемы требовали срочного обсуждения, а потому Петр Порошенко инициировал неотложные переговоры. Момент для этого оказался довольно удачным – накануне Европарламент раскритиковал Польшу и даже предположил введение против нее политических санкций. Это давало надежду, что Варшава возьмет паузу в борьбе на украинском фронте.

Впрочем, анализ сообщений на президентских сайтах свидетельствует, что

вместо компромисса результатом консультаций стала фактическая капитуляция Украины.

Так, украинская сторона согласилась на выполнение двух ключевых польских требований.

Первое из них – фактическое снятие моратория на проведение поисково-эксгумационных работ польских могил. Именно этот запрет в Польше называют катализатором "исторического конфликта".

Стоит напомнить, что этот мораторий Украина ввела в ответ на отсутствие польской реакции на факты осквернение украинских могил. Несмотря на то, что проблема могил – отнюдь не ключевая в украинско-польских отношениях, только в этом случае бездействие Варшавы натолкнулось на жесткий ответ Киева.

Именно поэтому отмена моратория была сверхпринципиальной задачей для польской власти. Зато Украина соглашалась отменить мораторий лишь после решения проблемы украинских могил в Польше.

Согласно официальному сообщению, "стороны согласились с необходимостью снятия моратория на проведение поисково-эксгумационных работ и общего их восстановления".

Хотя это не означает автоматического снятия моратория, Украина пошла на уступки, согласившись рассматривать этот вопрос вне контекста гарантий восстановления украинских надгробий и их защиты.

Еще одна тревожная деталь в официальном сообщении: "Украинская и польская стороны договорились сотрудничать с соответствующими местными органами власти для решения вопросов, представляющих взаимный интерес". Не означает ли это, что решение вопроса украинских могил предлагается перенести на уровень местной власти? Если да, то

учитывая, что демонтаж украинских захоронений часто был инициирован местными властями, этот шаг станет явным проигрышем Киева.

Вторая победа польской стороны – перенос исторического диалога на высший уровень. Проще говоря, с украинской стороны вместо главы Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича эти вопросы будет курировать вице-премьер Павел Розенко. Именно он возглавит рабочую группу, которая должна принять решение по отмене моратория на проведение эксгумационных работ.

Такая договоренность может считаться несущественной, а некоторым – даже полезной, учитывая неоднозначное восприятие Вятровича. Однако на самом деле такая замена дает Варшаве надежду на более удачное лоббирование "исторических вопросов" в пакете с экономическими.

Среди достижений украинской стороны можно назвать лишь подтверждение визита польского президента Анджея Дуды. Несмотря на то, что польский МИД не рекомендовал президенту в декабре лететь в Украину, визит не будет отменен.

Но консультации не решили вопрос объявленного Польшей "черного списка" для украинских чиновников.

Эта проблема актуализировалась уже на следующий день, когда стало известно о запрете на въезд в Польшу (более того – во все страны Шенгенской зоны) ответственному секретарю Государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий Святославу Шеремете. Киеву осталось разве что возмутиться и обвинить Варшаву в действиях вопреки договоренностям.

Действия польских властей ставят Киев перед сложной задачей.

Уже стало очевидно, что тактика "замалчивания проблем" не дала результата. Некоторое время Украина рассчитывала на смену власти в Польше. Впрочем, рейтинги польских партий пока не дают оснований для таких надежд.

А после нынешнего уикенда стало очевидным, что не работает и тактика "небольших уступок". Польское правительство воспринимает эти уступки как нечто само собой разумеющееся и даже как то, что дает основания ставить новые условия.

В таких обстоятельствах Киеву становится все труднее придерживаться образа "конструктивного переговорщика", предлагая Варшаве обсудить сложные вопросы и найти компромисс. Такая тактика плохо работает, если ваш собеседник не настроен на компромиссы (кстати, подобную проблему мы видим сейчас и в диалоге с Венгрией).

Все это может привести к непредсказуемым последствиям.

Если в ближайшее время Киев не сможет сформировать свою стратегию в диалоге с соседом (соседями), то этим займутся украинские праворадикалы.

Это то, что уже начало проявляться в венгерском вопросе: срывание флагов, радикализация отношения к соседнему государству, требования к власти не идти на уступки "врагам", в перспективе – бойкот товаров... Если мы пойдем этим путем, то на понимание не стоит надеяться даже в среднесрочной перспективе.

Чтобы не допустить такого сценария, официальный Киев должен принять собственный план действий. Более того, стратегия отношений с соседями должна быть приемлемой для большинства граждан страны.

Какой может быть эта стратегия? К каким отношениям с Польшей мы стремимся и на какие уступки готовы идти? И где проходит "красная линия", за которой компромиссы невозможны?

Главная проблема в том, что ответов на эти вопросы в Украине нет. Это – ключевое преимущество Варшавы, что дает ей возможности лоббировать необходимые уступки.

Приходится согласиться с оценкой посла Андрея Дещицы: если в польском обществе есть компромисс по историческим вопросам, то в украинском – нет. А без него бесполезно рассчитывать на успех в диалоге с Варшавой. Хотя бы потому, что без единой государственной исторической политики в Украине у Варшавы всегда будет опция добиваться замены принципиального украинского переговорщика на более покладистого.

В сложившейся ситуации радует только то, что польские скандалы дали старт для такого диалога. Но без искренних усилий со стороны руководства государства он займет несколько лет, которых у Украины нет.

Второй момент – до сих пор Украина пыталась решать свои проблемы с соседями без привлечения "медиаторов". Возможно, пора менять свои привычки.

Украинско-польский исторический конфликт уже сейчас напрямую касается ЕС – хотя бы потому, что для наказания украинских чиновников Варшава использовала общеевропейский механизм шенгенского "черного списка".

Сценарий привлечения ЕС не очень удобен для Варшавы, которая все чаще становится объектом европейской критики.

Именно поэтому Киеву следует максимально активно лоббировать такое посредничество.

Новые реалии украинско-польского диалога не оставляют Киеву альтернатив, ведь традиционные механизмы разрешения противоречий уже не действуют.

И дело отнюдь не в нашем упрямстве. Даже получив желаемое для себя решение Киева, польские власти будут генерировать новые конфликты, ведь этого требует политическая ситуация в самой Польше. Правящая партия претендует на ультраправый электорат и не хочет отдавать его популистам, таким как партия Kukiz'15. Последняя уже внесла на рассмотрение законопроект о "запрете бандеровской идеологии". А значит, теперь ПиС надо генерировать встречные инициативы, чтобы не потерять избирателей.

И хотя в правящей польской партии "Право и справедливость" есть противники таких шагов, ситуация зашла слишком далеко для изменения курса.

В такой ситуации у Киева нет права на пассивность. Тем более что "зоны комфорта" в отношениях Украины и Польши уже не существует.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.