Трамп готовит мировую торговую войну: чем рискует Украина

Вторник, 6 марта 2018, 13:00 — , для Европейской правды
Фото: welt.de

Уже минимум неделю Дональд Трамп держит мир торговли в напряжении. Его традиционно неожиданное заявление о намерении ввести 20% пошлины на продукцию из стали и 10% – из алюминия по соображениям защиты национальной безопасности возмутило торговый мир.

Настолько, что генеральный директор ВТО Роберто Азеведо сделал отдельное заявление с предостережением от эскалации ограничений в торговле, которые будут иметь эффект домино и приведут к глобальной рецессии. Эта угроза уже получила название мировой торговой войны.

И аналогия оправданна. Хотя активно эта тема обсуждается всего неделю, многие страны давно готовились к такой возможности.

Заявления Трампа свидетельствуют об использовании статьи 232 Акта о расширении торговли 1962 года. Расследование на основании этого положения продолжалось уже давно, и Министерство торговли США (Department of commerce) подало Трампу отчет по его результатам еще 11 января этого года.

Да и потенциальные негативные результаты возможных действий США уже обсуждались в ВТО летом 2017 года.

Поэтому, несмотря на неожиданность заявления Трампа, большинство торговых партнеров уже имели на вооружении ответные меры. Ситуация полностью повторяет историю мировой войны, когда случайный casus belli запустил машину военной мобилизации и тотальную войну.

Но пока все это – только вероятность войны, путь от заявлений и твитов до решения еще не пройден.

Чистый протекционизм или национальная безопасность?

Вред заявлениями Трамп уже нанесен. И этот вред – идеологический. Заявления Трампа и раньше были вкусной пищей для троллей от протекционизма. И еще одна идея, как ограничить торговлю, не должна нас удивлять.

Впрочем, в этот раз есть определенная особенность. Пошлины на основе упомянутой статьи 232 – это действия в защиту национальной безопасности, определенные в Акте о расширении торговли. И именно это – праздник на улице украинских протекционистов.

Риторика отчета и заявления Трампа один в один повторяют аргументы народного депутата от Радикальной партии Виктора Галасюка, что национальной безопасностью можно оправдать все – и экспортные пошлины на металлолом, и запрет на экспорт леса, и искажение рынка государственных закупок.

Национальная безопасность – очень удобное и эффективное оправдание для протекционизма.

Чисто технически исключения по соображениям национальной безопасности – одни из самых широких и безоговорочных в праве ВТО. Мы вернемся к статье ХХI ГАТТ чуть позже.

И в дискуссиях о целесообразности тех или иных ограничительных мер идти против аргументов национальной безопасности довольно трудно. Тот, кто говорит, что этими аргументами нельзя злоупотреблять, выглядит априори предателем.

Поэтому, очевидно, заручившись идеологической поддержкой Трампа, голос украинских экономических националистов станет еще громче и безапелляционнее. Это еще больше сузит возможности рациональной дискуссии.

А дискуссия нужна, потому что ограничения торговли по соображениям национальной безопасности – это ящик Пандоры. Ведь очень приятно, когда торговлю ограничиваешь ты, и очень обидно, когда торговлю ограничивают против тебя. А в ситуации массовой войны всех против всех будет трудно не нарваться на меры, направленные против украинских товаров.

Как выжить в условиях мировой торговой войны?

Итак, есть шанс очень быстро увидеть на практике последствия доминирования такого подхода к торговле.

Не вдаваясь в детали того, как могут выглядеть действия США (пошлины, квоты или тарифные квоты, для всех или отдельных государств) и какими могут быть правовые формы ответных действий, попробуем сосредоточиться на последствиях от распространения ограничительных действий на металлургических рынках.

Первое – если ЕС, Канада, Япония и Китай применят ответные действия, доступ к рынкам станет сложнее. И есть высокая вероятность, что это будут действия не против США, а против всех, а значит, и против Украины. Это прямой негативный эффект для украинской продукции.

Второе – вытесненный с рынка США металл будет создавать чрезмерную конкуренцию нашим производителям на важных для нас рынках. Глобальный вопрос избыточных мощностей станет еще более чувствительным.

Условия ведения бизнеса станут еще жестче, и давление на цены усилится.

Не стоит забывать, что у нас рост ВВП пока напрямую зависит от цен на металл на мировых рынках. То есть пострадают и люди, и предприятия, и государство.

И очень быстро и остро встанет вопрос: что делать? Рефлекторно можно защититься от конкуренции стеной протекционизма. Но защита от конкуренции – это и защита от экономической эволюции, и с большой вероятностью мы превратимся в индустриальный Галапагос.

Более рациональный сценарий – это осознать, что мирно, свободно и взаимовыгодно торговать все же лучше. И что нам, скорее, нужен доступ к внешним рынкам металла, чем защита внутреннего рынка.

Такая логика реагирования требует хороших отношений с торговыми партнерами, особенно с такими тяжеловесами, как ЕС. И как бы ЕС нас не поддерживал политически, в последнее время мы причинили много вреда в торговой сфере.

В отношениях с ЕС есть расширяющийся перечень раздражающих торговых вопросов, которые правительство не способно конструктивно решить. В отношениях с США мы тоже упорно преодолеваем собственноручно созданные проблемы с защитой интеллектуальной собственности, которые угрожают участию Украины в общей системе преференций.

Когнитивный диссонанс национальных интересов

В условиях, когда возможная торговая война, спровоцированная США, может обухом ударить по нашей экономике, еще более сложной становится защита украинских национальных интересов.

Здесь стоит вернуться к упомянутой выше статье ХХI ГАТТ. Она дает каждой стороне очень широкую свободу действий в толковании того, что является угрозой национальной безопасности, и полную свободу определять меры ограничения торговли, необходимые для этого.

Это положение права ВТО, скорее, было элементом связи с общим международным правом и особенно Уставом ООН, который говорит о возможности применения экономических санкций из соображений национальной безопасности.

С одной стороны, в мире существует консенсус, что государство вправе ограничивать торговлю по причинам национальной безопасности, и эти санкции следует рассматривать именно в контексте международной безопасности.

Украина очень рассчитывает на экономическое давление на РФ со стороны США, ЕС и других партнеров. И для нас это вопрос безопасности.

А с другой – для Украины неприемлемо злоупотребление риторикой безопасности для банального и безосновательного ограничения торговли. Эта позиция лежит в основе дела против РФ об ограничении транзита.

И удерживать баланс между этими двумя интересами будет очень сложно. Это потребует долгосрочной, полной нюансов дипломатической и правовой работы. Которую еще сложнее делать под бодрые крики фанатов неограниченного протекционизма.

 

Автор: Тарас Качка,

заместитель исполнительного директора МФ "Відродження",

в 2007-2011 годах – участник переговорной команды Украины по Соглашению об ассоциации

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.