Конец 70-летней войны: о чем договорились лидеры двух Корей

Суббота, 28 апреля 2018, 12:25 — , для Европейской правды

27 апреля лидер Северной Кореи, диктатор Ким Чен Ын прибыл в Демилитаризованную зону между двумя странами и первым из своей династии перешел символический барьер в Корею Южную, где его ждал президент Мун Чжэ Ин.

Ким, правда, сделал попытку затянуть его обратно в КНДР. Но Мун раньше уже бывал там, как советник президента Но Му Хёна, который и создал поддерживаемую Муном "политику солнечного тепла" в отношении Севера.

Именно поэтому правительство Юга имело хотя бы минимальное доверие Севера. Пхеньян принял идею переговоров, и лимузин Кима, окруженный телохранителями, весь день ездил по селу Пханмунджом.

Но главное, конечно, не это. Ключевые вопросы – стоит ли ждать прорыва от подписанной декларации и какими будут дальнейшие шаги социалистической Кореи. Самое главное – подписанный вчера документ очень похож на предыдущие, некоторые предложения даже повторяются один в один.

Идея отказа от ядерного оружия – не нова, мирной Кореи – тем более.

Поэтому, пока мы не увидим первых серьезных шагов по выстраиванию взаимного доверия, к подписанному двумя лидерами следует относиться со здоровой долей скептицизма.

Итак, о чем же договорились лидеры полуострова?

Конец войны

По окончании довольно теплых переговоров Ким и Мун подписали документ, состоящий из двух блоков, который включал в себя гуманитарные, военные вопросы и даже вопрос самостоятельного определения развития двух (в очень отдаленной перспективе – одной) Корей, без влияния извне. Это, конечно, невозможно, поскольку обе страны опираются на плечи двух сильных союзников – Китая и США.

Важнейший пункт документа – подписание мирного договора вместо перемирия 1953 года, которое было заключено в этом же месте.

А поскольку есть только перемирие, то технически война еще идет. Пока еще точно неизвестно, сколько сторон будет на мирных переговорах (документ определяет или три – с США, или четыре – с Китаем) и когда они состоятся.

Показательный момент: Япония не была включена в качестве стороны переговоров. И это при том, что у Токио общих для решения вопросов с Кореями точно не меньше. Все ракеты, которые Пхеньян тестировал, падали в японской акватории, а две даже перелетели через страну.

Так же показательно отсутствие среди возможных переговорщиков России, которая непосредственную помогает режиму КНДР, но в последнее время отошла в тень, передав лидерство Китаю. Пекин, в свою очередь, чувствует себя "отодвинутым в сторону", даже несмотря на визит Кима, и стремится восстановить свое влияние на Корейском полуострове.

Мирное соглашение должно быть подписано до конца года, так что нам остается только ждать.

Из этого логически следует, что почти единственное, что имеет большой шанс на выполнение – твердая линия Севера на примирение со своим южным соседом. Причины для этого почти очевидны – по Пхеньяну начали сильно бить санкции США и ООН, частично поддержанные даже в Пекине.

Это стало неожиданным "ножом в спину" для Кима и на некоторое время серьезно ухудшило отношения двух коммунистических государств...

 

 Ядерное разоружение полуострова

Вторым важным пунктом декларации стало обещание работать вместе для разоружения полуострова, чтобы на нем не было ядерного оружия.

Но стороны понимают "денуклеаризацию" по-разному.

Нет единства по поводу самой терминологии, потому что одни говорят о полном уничтожении всех ракет Кима и его зарядов, другие – требуют только прекратить испытания при сохранении ракетно-ядерной программы.

Ким, конечно, хочет выйти из переговоров с минимальными потерями, так как от этого во многом зависит выживание его режима. В Пхеньяне хорошо знают, что случилось с Каддафи и Саддамом. И с Башаром Асадом, которому КНДР, как говорят, помогает, перепродавая ядерные технологии и химическое оружие.

Если Сеул хочет избавить полуостров от северного оружия, то у Пхеньяна определение значительно шире. Север часто подчеркивает, что США должны снять "ядерный зонтик" с Южной Кореи. Хорошо бы, если бы еще и с Японии. А, и прекратить учения в близлежащей акватории и вылеты авиации с острова Гуам.

Ранее Ким требовал еще и вывести почти тридцатитысячный контингент армии США из Южной Кореи, но пока это требование снято – Север видит в нем чуть ли не предохранитель от новой войны.

Существует серьезный скепсис по поводу того, выполнит ли КНДР взятые Кимом обязательства, или декларация так и останется на бумаге, как и ее предшественницы в 2000 и 2007 годах...

 

Очень важный пункт – согласно декларации, Север обязан допустить инспекции на свои ядерные объекты (прежде всего на реактор в городе Йонбен), поскольку должен выполнять предварительное соглашение от 1992 года. Шансов на выполнение этого пункта откровенно немного, ведь КНДР явно не для того почти 60 лет строила свои ядерные мощности, чтобы сейчас отдать их практически за бесценок.

Именно поэтому новый допуск инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты (они были выставлены из страны в 2009 году) должен стать показателем готовности Кима к реальной денуклеаризации.

Гуманитарные дела

Последний важный блок вопросов – гуманитарный. Между двумя Кореями очень остро стоит вопрос разделенных войной семей.

Более того, это касается даже президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, у которого есть родственники на Севере, откуда родом его семья.

Итак, два лидера договорились продолжать практику воссоединения и созовут для этого встречу Красного Креста. Демилитаризованную зону (или, как ее все называют, просто ДМЗ) должны превратить мирную территорию и убрать оттуда солдат. Кстати, из-за того, что там почти нет людей, в ДМЗ и рядом с ней обитают редкие виды корейской фауны.

С 1 мая все "враждебные действия" Юга должны прекратиться.

Речь идет прежде всего о трансляции через громкоговорители и разбрасывании листовок с призывами бежать из КНДР. Те, кто уже сбежал, рассказывают, что именно корейская музыка и соблазнительное пение молодых девушек становились одним из ключевых факторов для побега.

 

Наконец, отдельный участок на западе Желтого моря должны превратить в зону для мирного вылова рыбы обеими странами. Есть обещания по созданию и модернизации дорог (Ким пожаловался, что в его стране они ужасны) и прокладке новой трассы между Сеулом и Севером.

Новую роль обрела и особая экономическая зона Кэсон, которую закрыли в 2016 году после того, как оказалось, что КНДР забирает все деньги, которые получают ее граждане, работающие там. Теперь она станет местом дислокации совместного офиса советников.

Идея совместных выступлений на спортивных соревнованиях, что называется, "зашла" после зимней Олимпиады, и на Азиатских играх 2018 года ее планируют повторить. Президент Мун Чжэ Ин приедет в Пхеньян в конце года, а Ким пообещал прибыть в Сеул, "если его пригласят".

Курс на встречу с Трампом

Межкорейский саммит в Пханмунджоме заложил основы и открыл путь для встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа в мае или в июне. Следует понимать, что для такого режима, как у Кима, встреча с действующим американским президентом – уже очень большая уступка со стороны Запада.

Прогнозировать, чем закончится их встреча – дело пока неблагодарное, слишком мало деталей и информации. В принципе, известный как хороший переговорщик Трамп может попытаться договориться, но главный вопрос – что Запад предложит Киму в обмен на его ядерное оружие.

Пока ответа на это нет... Саммит Трампа и Кима – второй, как говорят в драматургии, "поворотный пункт" сюжета, когда сценарий может пойти совсем неожиданным путем.

Нельзя исключать, что саммит провалится, и тогда Трамп может сказать, что он попробовал применить дипломатию, она не помогла, и теперь США могут нанести удар по КНДР, например по Сирии. В такой ситуации одна надежда – на министра обороны Джеймса Мэттиса, почти единственного человека в администрации Трампа с умеренными взглядами и холодной головой.

И напоследок – подписанная декларация не меняет того факта, что КНДР остается одним из самых грубых мировых режимов.

Обещание остановить ядерные испытания и ракетные запуски можно легко повернуть вспять, если будет необходимость. Ракеты малой и средней дальности Ким себе оставил, а значит, мы все еще можем ожидать новых запусков.

Внутри страны Ким – все еще абсолютный маниакальный диктатор. Да, он пришел к власти очень молодым, что дает ему некоторые преимущества – ему ближе современный мир, чем его отцу и деду. Он любит технологии и модные гаджеты, он слушает южнокорейскую музыку (да-да, ту самую, за которую молодых людей в его же государстве отправляют в лагеря на перевоспитание) и создал публичный культ для своей жены Ли Соль Чжу, чего не делал никто из его семьи.

Действительно ли Север встал на путь серьезных изменений или это лишь временная оттепель, покажет уже ближайшее время.

А пока полуостров может облегченно выдохнуть и ждать дальнейших шагов своих лидеров.

Автор: Анатолий Максимов,

журналист-международник

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua