О чем мечтают у Лаврова: какие планы российских дипломатов сорвались в ОБСЕ

Среда, 12 декабря 2018, 16:00 — , Европейская правда, Милан-Киев
Фото: thehill.com

Пять лет назад, в декабре 2013 года, Украина завершала годовое председательство в ОБСЕ. Итоговая встреча министров 57 стран-членов проходила в выставочном центре на Левобережной, хотя самые интересные события разворачивались за несколько километров оттуда: в центре Киева уже бушевал Евромайдан.

Несмотря на бурные события, в МИД тогда радовались дипломатическим успехам Украины: на встрече приняли аж 14 решений, каждый из этих документов получил единогласную поддержку всех 57 государств-членов.

С тех пор изменилось все.

В ОБСЕ действует консенсус, и голоса одной столицы (например, Москвы) достаточно, чтобы заблокировать любую норму. Поэтому после начала необъявленной российско-украинской войны принять в этой организации что-либо предложенное Киевом крайне сложно.

Читайте также
Победить манипуляторов: как противодействовать российскому влиянию в ЕС

Это, конечно, не мешает Украине и дальше требовать от других государств не забывать о российской агрессии и о нарушении прав человека со стороны российских оккупантов (единогласная поддержка этих предложений Западом наглядно демонстрирует, что Россия остается в изоляции).

Точно так же и МИД России не прекращает подавать проекты документов, имеющих целью оправдать ее действия. И хотя до их принятия дело не доходит, российские предложения особенно интересны: ведь они демонстрируют, какие конкретно задачи стоят сейчас перед российской дипломатией.

"Европейская правда" выяснила, над чем работала РФ при подготовке к министерской встрече в Милане в этом году.

Четыре лошадки для ОБСЕ

Миланский "министериал" стал местом хороших новостей для Украины. Несмотря на все попытки российского МИД, несмотря на массированный десант российских СМИ, несмотря на то, что российский министр Лавров пробыл на встрече едва ли не дольше всех министров – Россия не избежала изоляции.

Подробнее об этом – в репортаже "Европейской правды", опубликованном в пятницу.

Да и сам Лавров в публичных заявлениях в Милане не скрывал раздражения. Он, в частности, сообщил, что другие государства ОБСЕ "зарубили" все документы, предложенные к принятию российской стороной.

Таких документов от России поступило четыре, уточнил российский дипломат. Речь идет о проектах совместных решений ОБСЕ о:

- борьбе с терроризмом;

- борьбе с наркотрафиком;

- свободном доступе медиа к информации;

- защите языковых и образовательных прав национальных меньшинств.

Эти документы не выносились на голосование – их отклонили еще до министерской встречи как наперед неприемлемые. Но не "просто потому, что их предложила Россия", как убеждал журналистов Сергей Лавров – а потому, что этими документами Россия пыталась завести "троянских коней" в организацию. "Европейская правда" смогла ознакомиться с содержанием проектов и убедилась в этом.

Свобода дезинформации

Одно из стратегических поражений России в гибридной войне с Украиной и Европой – это то, что машина российской пропаганды, несмотря на вложенные в нее средства, так и не превратилась в респектабельное медиа. Да, Russia Today работает, и порой успешно – но все больше европейских правительств публично отмечают, что считают этот холдинг рупором пропаганды, а кое-где российские "журналисты" даже столкнулись с ограничениями, например во Франции и странах Балтии.

Для России это – насущная проблема.

Сергей Лавров на пресс-конференции в Милане публично признал, что считает одним из ключевых вызовов, стоящих перед его государством, "распространенную в Европе практику отсеивания тех СМИ, которые не соответствуют мейнстриму".

Побороть эту проблему должно было помочь решение, проект которого написали и предложили – если верить официальным документам ОБСЕ – дипломаты из Казахстана при поддержке российской и таджикской делегаций (правда, Лавров в Милане разрушил эту легенду – он заявил на пресс-конференции, что этот документ готовила Россия, даже не вспомнив о казахском соавторстве).

В решениях ОБСЕ обычно не фокусируются на проблемах конкретных стран и организаций, так что и в этом документе не было ни одного упоминания о RT, Russia24 или Sputnik, но было хорошо заметно, что решение имеет целью помочь именно российским государственным СМИ, в том числе – требовать их разблокирования в Украине. И не только.

Государствам-членам ОБСЕ, в частности, предложили признать как непреложный доказанный факт, что у Европы возникли проблемы нового типа, которые угрожают свободному доступу к информации, а именно:

"Рост количества и расширение разнообразия случаев воздействия со стороны властей отдельных стран-членов на отдельные масс-медиа, что ослабляет свободное обращение информации, а именно: блокировка отдельных изданий, административное прекращение трансляции теле- и радиоканалов, введение препятствий для иностранных журналистов и медиа-источников, которые легально ведут свою профессиональную деятельность (включая запрет на въезд или выдворение из страны, задержку выдачи аккредитации, отказ в визах и т.д.)".

Чтобы обеспечить представителям российской пропаганды больше гарантий прав, МИД РФ предложил дать новые поручения спецпредставителю ОБСЕ по вопросам свободы СМИ (сейчас эту должность занимает Арлем Дезир, в прошлом году это была Дуня Миятович).

Проект решения содержал, в частности, указание "поручить спецпредставителю наблюдать за фактами, когда медиа ограничивают в доступе к зарубежным службам информации или лишают права на работу, или когда журналистам безосновательно отказывают во въезде в любое государство-член ОБСЕ или лишают права оставаться в кране для выполнения профессиональных обязанностей".

ОБСЕ, конечно, не может заставить Украину изменить решение о запрете российского вещания или недопуске российских пропагандистов, но принятие такого решения все же создало бы для нас немало проблем (в том числе когда мы требуем от других соблюдения международных норм). Но, к счастью, этот документ просто не имел шансов на принятие, в ОБСЕ даже не вынесли его на обсуждение на министерской встрече.

Но сам факт такого предложения свидетельствует, что это – действительно болезненная тема для РФ.

Россия, похожая на Венгрию

Еще один проект решения – о "защите языковых и образовательных прав национальных меньшинств" – Россия подала самостоятельно, уже не прикрываясь Казахстаном.

Тема, вынесенная в его название, Украине прекрасно знакома, но слышим мы о ней не от государства-агрессора, а от страны, премьер которой заявляет, что он – "проукраинский политик". Конечно же, речь идет о Венгрии и ее премьере Викторе Орбане.

Интересно, что венгры не решились становиться соавторами российских требований. По словам дипломатов, с которыми общалась "Европейская правда", это вполне соответствует стратегии венгерского МИД. Будапешт очень нервничает, когда его сравнивают и ставят в один ряд с Москвой, но ничего не может поделать с тем фактом, что в языковых требованиях к Украине их действия крайне схожи.

К счастью, механизмы ОБСЕ сейчас не дают россиянам реальных рычагов для шантажа Украины наподобие того, что венгры используют в НАТО или в ЕС, и в проекте документа их не появилось – там содержатся только призывы и механизмы мягкого давления вроде новых встреч и семинаров.

Однако и без этого российский проект содержал значительные угрозы.

Есть все основания предполагать, что его принятие взяли бы на вооружение в Будапеште – для дополнительного давления на Киев в рамках Альянса.

В частности, документ констатировал "растущие проявления нарушений прав человека лиц, относящихся к национальным меньшинствам, в частности языковых и образовательных прав", утверждал, что права меньшинств необходимо усилить для "сохранения политической и социальной стабильности государств-участников" и настаивал , что "мир, справедливость, стабильность и демократия" будут возможны только при условии достаточной защиты "этнической, культурной, языковой и религиозной идентичности национальных меньшинств".

Этот проект, как и предыдущий, отклонили без обсуждения – слишком очевидными выглядели намерения россиян.

И наконец, о российских проектах по противодействию терроризму и наркотрафику.

Казалось бы, эти темы не должны вызывать вопросов (кроме того, конечно, что автор проекта, то есть РФ, сама поддерживает террористические образования, а авиарейсы российского правительственного спецотряда оказались причастными к перевозке кокаина из Латинской Америки).

Но реальность оказалась другой: Москве и здесь удалось настроить против себя всех остальных членов организации.

Дело в том, что российские предложения не ограничивались рекомендациями к странам-членам, а предлагали создать в рамках ОБСЕ (без увеличения финансирования!) новые постоянно действующие механизмы по "наркотическим" и "террористическим" вопросам. Без полномочий – но с выделением на них фондов без источников дополнительного финансирования.

Для других государств-членов это оказалось неприемлемым, ведь означало бы, что ОБСЕ столкнется с еще большей нехваткой средств и людей даже для своей текущей деятельности. А бездействующая организация, которой не хватает ресурсов на все – это, пожалуй, наилучшая перспектива для России.

Но к счастью, в этом стремлении Москва снова осталась одинокой. И это уже становится традицией для российской дипломатии – плохой для них, но хорошей для нас.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",

Милан – Киев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.