Британия в поисках выхода: какой будет цена провала Brexit-соглашения

Среда, 16 января 2019, 14:48 — , для Европейской правды

Вечером 15 января зал Палаты общин Британского парламента был переполнен. Парламент голосовал за правительственный вариант окончательного Соглашения о выходе Великобритании из ЕС.

На внеочередных всеобщих выборах в 2017 году были избраны 650 членов Палаты. 634 из них присутствовали в зале.

Часть депутатов была вынуждена стоять, потому что зал для дебатов предусматривает меньше мест – только 427, чем депутатов, численность которых за сто лет значительно возросла.

За час до голосования

На голосование пришла даже депутат от лейбористов Тьюлип Сиддик, которая в этот день должна была рожать второго ребенка через кесарево сечение. Ее фото в инвалидной коляске живо обсуждали британцы.

В своем интервью она объяснила, что "если мой сын появится на свет на один день позже, чем советуют врачи, но это будет мир с лучшими шансами на прочные отношения между Европой и Британией, то за это стоит бороться".

Дебаты были очень эмоциональными, но почти не принесли ничего нового. Тем, кто не привык к британской парламентской культуре, могло показаться, что в зале царит полный беспорядок, и только театральные призывы спикера к порядку, почти в шекспировской манере, заставляли депутатов снизить градус эмоций.

Большинство голосований в Палате общин вообще проходят с голоса, депутаты выкрикивают соответственно "за" или "против", и только в случае неопределенности выходят из зала, чтобы их подсчитали. То же самое происходит и тогда, когда необходимы точные цифры – как при голосовании за Brexit.

Первым выступали лейбористы. Лидер партии Джереми Корбин в своей эмоциональной речи выдвинул ЕС условие, что если соглашение будет провалено, то ЕС будет обязан снова открыть переговоры по соглашению. А также призвал к всеобщим парламентским выборам в случае негативного голосования.

Ответом премьер-министра Терезы Мэй было то, что этот парламент должен выполнить обещания предыдущих выборов (то есть Brexit), а не призывать к новым. Она снова вернулась к аргументам, что это наилучшее компромиссное соглашение, которое будет служить британцам, и это предупредит хаос в случае отсутствия какого-либо соглашения.

Больше всего дебатов в последний час вызвал вопрос ирландской границы.

Основной проблемой остается определение сроков, в течение которых временное соглашение может действовать, но при этом не подорвать Белфастское мирное соглашение 1998 года и не создать жесткую границу между Ирландией и Северной Ирландией.

Читайте также
Дикий Brexit: почему Британия может выбрать худший путь выхода из ЕС

Соглашение о backstop (дословно "заслон", "прикрытие позиций"), как написал Telegraph на следующее утро после голосования, "стало сварливым словом среди сторонников Brexit, которое приковывает Великобританию наручниками к таможенному союзу ЕС и отбирает у Британии шансы подписать соглашения о свободной торговле в ближайшем будущем".

Четыре поправки к соглашению были выбраны спикером для голосования. В конце концов, три правки были отозваны, а правка консервативного депутата Бэрона по поводу ирландской границы была проголосована.

Эта правка предлагала дать Британии право в любой момент прервать особый статус североирландской границы. 600 депутатов проголосовали против, и лишь 24 – за.

Время для голосования

Фактически во вторник депутаты голосовали за два документа. Первый юридически обязывающий – Соглашение о выходе, где прописывается большое количество деталей, например, об ирландской границе или правах граждан ЕС в Британии. Второй документ – политическая декларация, в которой заявлены намерения относительно будущего сосуществования.

Интересно, что, как отмечают британские эксперты, внимание ко второму документу было выше, чем к первому. Этот документ на семь страниц, согласованный еще в декабре, включает основные позиции по следующим вопросам:

- основы для сотрудничества (в частности, общие ценности, защита персональных данных и участие Британии в совместных программах с ЕС);

- экономическое партнерство (товары, тарифы, услуги и инвестиции, "ирландское соглашение", финансовые услуги, интернет, транспорт, защита интеллектуальной собственности, рыболовство, энергетика, глобальное партнерство и т.д.);

- партнерство в сфере безопасности (правоохранительное и судебное сотрудничество по уголовным делам, внешняя политика, безопасность и оборона, тематическое сотрудничество, в частности, в вопросах киберпреступлений, терроризма, нелегальной миграции);

- институциональные договоренности.

Само же соглашение предусматривает процедуры того, каким образом Великобритания будет выходить из ЕС, описывает переходный период, во время которого страна продолжит применять все европейские правила.

За сутки до голосования 12 "тяжеловесов" Brexit от Консервативной партии, в частности бывший министр иностранных дел Борис Джонсон, написали письмо своим однопартийцам, в котором бывшие министры предложили не только голосовать против документа, но и требовать, чтобы премьер-министр выступила с последним ультиматумом ЕС. Они закончили свое письмо следующими словами: "Коллеги, будьте уверены, что это правильно – проголосовать 15 января против этого плохого соглашения, и, сделав так, мы откроем путь к лучшему будущему для нашей партии, нашей страны и ее людей. Это не приведет к Brexit без соглашения или к внеочередным всеобщим выборам. Напротив, соглашаясь на это карательное и одностороннее соглашение, мы нанесем наибольший вред Консервативной партии на следующих выборах".

Откровенно говоря, из этого письма так и не стало ясно, что именно больше беспокоило подписавшихся – будущее Консервативной партии при власти или будущее страны.

За день до голосования предполагалось, что около 100 депутатов-консерваторов проголосуют против соглашения.

Но такого разгрома не могли предсказать даже британские эксперты.

202 членов парламента проголосовали за соглашение и 432 – против.

Из этих 202 – 196 являются представителями Консервативной партии. Еще трое – лейбористы. В то же время 118 консерваторов и 248 лейбористов проголосовали против. 11 либеральных демократов и 10 представителей ирландской Демократической юнионистской партии также голосовали против.

В своей речи после голосования Тереза ​​Мэй отметила, что парламент четко сказал, что он против соглашения, но так и не указал, как он себе представляет дальнейшее развитие событий.

Тереза ​​Мэй подчеркнула, что готова к голосованию о доверии правительству на следующий день. На что лидер лейбористов Джереми Корбин моментально согласился и призвал к голосованию в среду.

Вопрос в том, что Тереза ​​Мэй может устоять по итогам этого голосования, поскольку мало кто готов к возможному правительству лейбористов во главе с Корбином за два месяца до потенциального Brexit.

Три пути к Brexit

Председатель Европейского совета Дональд Туск моментально после голосования написал в своем Twitter: "Если соглашение невозможно и никто не хочет варианта без соглашения, то кто в конце концов найдет в себе смелость сказать, что на самом деле является единственным правильным решением?", имея в виду отказ от Brexit.

Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в своем официальном заявлении также отметил, что Европа ждет прояснения дальнейших намерений Лондона и что ЕС продолжит процедуру ратификации соглашения, несмотря на голосование.

За три дня до голосования 129 депутатов Европейского парламента со всех уголков ЕС написали открытое эмоциональное письмо британцев, в котором предложили пересмотреть саму идею выхода из блока. Представители консерваторов, либералов, зеленых и социалистов всех стран-членов, кроме Кипра, подписались под словами о том, что "любое британское решение остаться в ЕС будет приветствоваться, и мы вместе будем работать над тем, чтобы реформировать и улучшить ЕС, чтобы он работал лучше в интересах наших граждан".

Как справедливо отметили комментаторы утренних британских новостей, понятно, против чего выступают депутаты, но так и осталось неясным, какие же варианты дальнейших действий они предлагают.

Первый вариант – выход без соглашения. 30 марта начинает действовать переходный период, который продлится 21 месяц. Если соглашение будет отклонено, то этот переходный период не применяется, и все европейские правила автоматически перестанут действовать.

Второй – теоретически правительство Британии может попробовать провести еще одно голосование до конца марта 2019 года. Более того, опять же теоретически, Лондон может попросить о дополнительном времени на согласование, и об этом уже говорили европейские дипломаты, но конечной датой должно быть 1 июля.

Эта дата важна, потому что именно в этот день должен начать свою работу новый Европейский парламент, выборы в который состоятся в конце мая. Сейчас Британия имеет 73 места в Европейском парламенте из 751. 10% – это значительная цифра, которая может серьезно повлиять на состав и политику парламента.

Третий вариант – попробовать начать переговоры с ЕС снова.

В середине декабря премьер-министр в последнюю минуту отменила голосование по соглашению в парламенте и перенесла голосование на январь, надеясь достичь лучших условий.

Одним из таких вариантов может быть "норвежский" подход к переговорам, то есть участие в едином рынке без членства в таможенном союзе, но это потребует таможенных проверок на ирландской границе. Не говоря уже о том, что норвежский вариант ассоциации рассматривался еще в первый год переговоров и тогда не нашел поддержки. Один из элементов – свобода передвижения (Норвегия действует в рамках Шенгенской зоны), что крайне токсично для британцев.

Конечно, существует еще один вариант – проведение нового референдума. За него сейчас выступают примерно 70% лейбористов, а также правительство Шотландии.

Но тут возникает дополнительный вопрос: надо ли проводить новый референдум с той же формулировкой, что в 2016 году – выходить из ЕС или нет? Или же вопрос должен быть таким: поддерживаете ли вы компромиссное соглашение британского правительства или выход без соглашения?

Крупные компании уже несколько месяцев готовятся к варианту выхода без соглашения. Кто-то сокращает свои главные офисы в Лондоне и открывает крупные операционные представительства в европейских столицах. Кто-то, как ирландский лоукостер Ryanair, получает британскую операционную лицензию, чтобы иметь возможность продолжить обслуживать внутренние британские маршруты.

Экономическая сторона вопроса вообще полна манипуляций как в медиа, так и в политическом дискурсе. Сторонники варианта без соглашения настаивают, что при таких условиях Британия не должна платить 39 млрд фунтов стерлингов компенсации ЕС и сможет заключать торговые соглашения с третьими странами чуть ли не на следующий день после выхода.

Но при этом не дают никаких прогнозов, сколько Великобритания и ее бизнес потеряют в случае отсутствия соглашения – из-за новых пошлин, срывов контрактов, проблем с экспортом и импортом, неопределенности рынков, падения курса фунта и прочего.

Сторонники жесткого Brexit заявляют, что все это лишь страшилки правительства, и пытаются снизить любые риски, называя их политическими аргументами, а не реальной угрозой. Но действия, которые уже проводят больницы, сети супермаркетов, аптеки и службы чрезвычайных ситуаций, говорят о другом.

* * * * *

После голосования самым популярным именем в Twitter оказалось не "Тереза ​​Мэй", а "Дэвид Кэмерон" – премьер-министр от консерваторов, который довел дело до референдума 2016 года, проиграл его и на следующий день подал в отставку. Как можно догадаться, твиты не были благосклонными. Кто-то интересовался, а где же его реакция, кто-то обвинял в измене нации, кто-то писал, что в 2016 году он поставил партийные интересы выше интересов государства.

На протяжении двух следующих месяцев большинству британских политиков также придется выбирать между партией, государством и будущим.

 

Автор: Анна Шелест,

кандидат политических наук, главный редактор UA: Ukraine Analytica,

член правления Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua