Против авторитаризма и за Путина: какие последствия будут иметь протесты в Сербии

Пятница, 25 января 2019, 15:45 — , Центр "Нова Європа"
Фото: AP

Пока все внимательно наблюдали за "желтыми жилетами" во Франции, на Балканах стало "жарче". Седьмую неделю подряд в Сербии продолжаются массовые протесты под лозунгами независимости СМИ, верховенства права, проведения избирательной реформы и, в конце концов, против авторитарного правления Александара Вучич.

Несмотря на трансформацию политического руководства стран Западных Балкан с 1990-х годов, кое-что остается неизменным – государственный контроль.

Если до недавнего времени большинство людей выражали свое недовольство только тем, что покидали Сербию в поисках лучшего будущего, то теперь они каждую субботу начали выходить на улицы и выявлять все недостатки политической системы.

Чего хотят протестующие?

Первые масштабные акции протеста прошли после того, как 23 ноября в городе Крушевиц неизвестные избили оппозиционера Борко Стефановича, лидера Левой партии.

Расследование подобных случаев и разоблачение преступников стало едва ли не первым требованием протестующих. Так, на прошлой неделе один из протестов был посвящен сербскому политику Оливеру Ивановичу, убитому год назад в Северном Косове.

Агрессивная политика в отношении критиков власти рано или поздно привела бы к росту насилия и беспокойству населения.

Беспрецедентный государственный медиа-контроль и опасность для журналистов (кстати, Вучич был министром информации во времена Милошевича) – еще одна причина протестов.

Одним из недавних случаев стало нападение в декабре на дом журналиста ZIG Милана Йовановича. В конце 2018 года коалиция пяти сербских медиа-ассоциаций опубликовала письмо-обращение к международному сообществу о последних событиях в сфере СМИ в Сербии. По данным Всемирного индекса независимости СМИ, ситуация со свободой прессы постепенно ухудшается, Сербия сейчас занимает 76-е место из 180 стран (для сравнения, в 2017 году – 66-е место).

Оценки численности митингующих за последние семь недель расходятся, но, по крайней мере, речь идет о тысячах людей (население Сербии по состоянию на 2017 составляло 7 млн), а само протестное движение очень разнообразно – от политиков всего спектра до студентов, общественных активистов и других.

Вопросы внешней политики Сербии для демонстрантов второстепенны: многие, выступая против Вучича, поддерживают сближение с Россией и против вступления в ЕС и НАТО (вот такой сербский парадокс), в то время как другие выступают за восстановление демократии и интеграции в ЕС, что свидетельствует об идеологическом отличии этих протестов от украинского Евромайдана.

Реакция властей и препятствия

"Даже если пять миллионов человек выйдут на улицы, я не соглашусь с требованиями" – такой стала первая реакция Вучича на протесты, что привело к появлению хэштега протестующих "один из пяти миллионов".

За время пребывания в должности Вучич централизовал власть в Сербии, а его партия является самой влиятельной. Поэтому сдержанный подход правительства Сербии к протестам стал ожидаемой реакцией. Правительство Вучича оказалось не против мирных протестов и предложило оппозиции провести досрочные выборы, будучи уверенным в победе.

 
"Один из 5 миллионов" – лозунг протестов в Белграде. Фото Reuters

По данным Factor Plus, 53,8% респондентов голосовали бы за Сербскую прогрессивную партию (которая сейчас формирует правительство), если бы выборы состоялись завтра. Еще 10% поддержали бы Социалистическую партию Сербии, а оппозиционный "Союз за Сербию" (альянс 30 различных оппозиционных партий) – 14,4%.

Выборы в Белградскую городскую ассамблею в марте 2018 года тоже были выиграны правящей Сербской прогрессивной партией Вучича с 45% голосов. Соответственно, на выборах Вучич имеет все шансы получить большинство голосов.

Уверенность президента Сербии в собственных силах укрепляет отсутствие соперников на политической арене.

Пока нет ни общей стратегии протестующих, ни очевидных лидеров, способных победить на предстоящих выборах.

Имеющаяся оппозиция очень фрагментарна и слаба, без альтернативного плана для граждан, и не готова превратить эти протесты в нечто большее. Политические разногласия и противоречия затрудняют то, что могло бы выйти за рамки платформы против Вучича.

Косовская дилемма

Среди требований демонстрантов звучат и призывы внести ясность в решение вопроса с Косовом.

Читайте также
Балканская торговая война: как в конфликте Сербии и Косова больше всех проиграл ЕС

Брюссель сделал нормализацию отношений между Белградом и Приштиной условием для вступления в ЕС. Фактически это ставит сербов перед выбором между Евросоюзом и Косовом, и многие считают это шантажом.

Впрочем, ключевой является роль сербской власти, которая в своей внутренней риторике использует требования Евросоюза для оправдания собственных провалов и в переговорах с Косовом просто тянет время, используя их как главный козырь в диалоге с ЕС.

Стоит вспомнить ту же идею обмена территориями, которая стала причиной бурных политических дискуссий. Германия, без которой европейская перспектива для Сербии очень неопределенна, выступила против, тогда как США поддержали эту идею: у Вучича есть прекрасная возможность играть на этих разногласиях.

Отношения между Белградом и Приштиной дополнительно обострило введение Косовом 100-процентной пошлины на товары из Сербии.

Этот шаг стал ответом на политику Белграда договариваться со странами, которые признали независимость Косова, убеждая их отозвать свое признание.

И хотя этот шаг Приштины раскритиковали в ЕС, в Косове утверждают, что готовы идти до конца – пошлины будут отменены только после признания Белградом независимости своего бывшего региона.

Россия спешит на помощь

На прошлой неделе граждане Сербии стали свидетелями демонстрации теплых связей Вучича с Россией во время визита Владимира Путина.

Это стало примером для протестующих, что тех, кто поддерживает власть, в Сербии больше (впрочем, часть так называемых сторонников пришлось мотивировать принять участие в митинге в честь российско-сербской дружбы не демократическими методами, а путем угроз увольнения или за деньги).

В мире мало стран, где политическая элита и население одинаково положительно настроены по отношению к России. Популярность Путина в Сербии именно такая.

Так, опрос, проведенный газетой "Политика" в марте 2018 года, поставил Путина на первое место в списке самых надежных иностранных политиков при поддержке 58% респондентов. Для сравнения, рейтинг доверия россиян к Путину за год упал до рекордного минимума – 39% по данным "Левада-центра".

Кроме обмена взаимными подарками, Путин объявил о воплощении общего энергетического проекта "Турецкий поток-2", обсудил с сербским коллегой завершение процесса создания ЗСТ между Сербией и Евразийским экономическим союзом, военное сотрудничество и, главное, еще раз подтвердил поддержку Сербии в косовском вопросе.

Последнее особенно важно как для политических сил, так и для рядовых сербов – миф об исключительной роли России в сохранении Сербией Косова глубоко укоренился в обществе.

Впрочем, визит Путина доказал и еще один урок: попытки президента Сербии решить свои внутренние вопросы за счет популярности Путина дополнительно увеличивают зависимость Белграда.

События последующих дней покажут, повлиял ли визит главы Кремля на антиправительственные настроения сербов. В то же время этот визит показал, что в РФ намерены и в дальнейшем разжигать амбиции сербов, тем самым уничтожая возможность их взаимопонимания с соседями.

Автор: Татьяна Левонюк,

эксперт Центра "Нова Європа"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua