Реформа с изнасилованием: как убийство всколыхнуло Румынию и почему это важно для Украины

Вторник, 30 июля 2019, 14:12 — , , Европейская правда
Лежачий протест перед зданием МВД Румынии, кадр digi24

Румынию всколыхнуло убийство двух девочек-подростков, одну из которых похититель три месяца насиловал, удерживая в рабстве. Эта история шокирует сама по себе, но особую огласку она получила из-за бездействия полиции.

Наиболее впечатляющим стало то, что последняя из жертв трижды (!) звонила на номер экстренной службы и рассказала о месте, где ее держат – но полицейские не воспользовались возможностью вовремя установить адрес по телефону, а затем увязли в бюрократических процедурах и смогли попасть во двор только спустя 19 часов (!) после звонка.

Виновника преступлений вскоре нашли. Он во всем признался и наверняка понесет заслуженное наказание, однако это не снимает ряда вопросов к полиции, которые так называемое "дело Каракала" подняло в румынском обществе. В Бухаресте уже начались протесты, а правительство прибегло к увольнениям, которые, впрочем, не успокоили людей.

И, наверное, эта трагическая история должна стать уроком для других государств, включая Украину, где к качеству работы правоохранительных органов и бюрократизованности их работы тоже есть много вопросов. Ведь часть проблем, последствия которых всколыхнули Румынию, присущи и нашей стране.

История трагедии

Началось все с информации об исчезновении девушки-подростка.

В базе данных полиции сказано, что в среду 24 июля, в десять утра, 15-летняя Александра Мецешану "добровольно покинула дом", чтобы поехать в город Каракал в жудеце Олт, и не вернулась.

Позже стало известно, что ее подобрал по дороге 66-летний Георге Динка, который неофициально занимался перевозкой пассажиров.

Более чем через сутки (т.е. когда полиция уже знала об исчезновении девушки), в промежутке между 11.00 и 12.00 на номер экстренной службы 112 поступило три вызова. Звонившая девушка представилась Александрой и рассказала, что ее похитили, связали проволокой и изнасиловали. Она дала подробную информацию о гараже, в котором ее удерживают, сказала, что злоумышленник – крепкий пожилой мужчина.

Во время последнего звонка девушка закончила разговор словами: "Он идет, идет!", и связь оборвалась.

Впоследствии реконструкция событий показала, что Александре удалось воспользоваться телефоном похитителя, когда тот вышел в аптеку, чтобы купить лекарства для ее израненных проволокой рук. А когда похититель вернулся, то поймал ее на горячем – девушка как раз разговаривала с дежурным офицером полиции. Мужчина разозлился и сильно ударил Александру, и она потеряла сознание. После этого злоумышленник сел в автомобиль и несколько часов ездил по городу, а вернувшись, по его утверждению, нашел девушку мертвой и сжег ее тело во дворе.

Все это время полиция действительно искала Александру – но, как выяснилось со временем, не задействовала имеющиеся у нее возможности, чтобы локализовать звонок. Специальная телекоммуникационная служба Румынии (STS) получила запрос о помощи, когда телефон насильника уже был выключен и установить его точное местонахождение было невозможно. Поэтому площадь поисков была достаточно большой, и правоохранители обследовали похожие дома по трем адресам, прежде чем вышли на нужный.

Он в румынских СМИ уже получил название "Дом ужасов".

Но и на этом этапе не все прошло быстро.

Ордер на обыск дома был выдан только в три часа ночи 26 июля, хотя потребность в том, чтобы обращаться в суд за ордером, при таких обстоятельствах весьма сомнительна. И даже после того, как разрешение было получено, правоохранителям понадобилось еще три часа, чтобы попасть на территорию усадьбы злоумышленника – потому что в том отделении полиции, куда передали ордер, якобы никого не было.

Это произошло только через 19 часов после последнего звонка Александры.

В металлической бочке во дворе дома подозреваемого полицейские нашли обугленные человеческие останки и женские кольца. ДНК-экспертиза позже подтвердила: это пропавшая Александра Мецешану.

 
Георге Динка, сознавшийся в двойном убийстве

Георге Динка присутствовал при обыске и даже пытался оправдаться, мол, огонь в бочке предназначался для отпугивания комаров. Его задержали во второй половине дня в пятницу – доказательства были слишком очевидными.

Следователи сделали еще одну находку: в водоеме возле дома нашли обугленные фрагменты человеческих костей. Выяснилось, что это останки другой пропавшей девушки, 18-летней школьницы Луизы Михаэлы Меленку, которая 14 апреля этого года ушла из дома в Каракале и с тех пор считалась пропавшей без вести.

Впоследствии хозяин дома признался в обоих убийствах и рассказал шокирующие детали – в частности, что Луизу он держал в плену три месяца, постоянно насилуя, пока она не погибла.

Почему девушку не спасли?

Формально полиция могла бы сообщить об успехе следователей, ведь сразу несколько преступлений были раскрыты, а преступник задержан.

Но общественность возмутило то, что похищенная девушка трижды звонила на номер экстренной службы, у правоохранителей был целый час для ее освобождения, между ее первым звонком в полицию и моментом, когда похититель вернулся – но они затянули с оперативными действиями.

И хотя поначалу не было однозначного понимания, была ли у правоохранителей возможность быстро найти и спасти девушку (подробная реконструкция событий, которую мы изложили, появилась в СМИ только в понедельник), градус эмоций в обществе с самого начала поднялся очень высоко.

Тысячи демонстрантов вышли на улицы Бухареста еще в субботу вечером. Под зданием министерства внутренних дел они устроили импровизированный мемориал, куда принесли цветы и свечи. Протестующие обвинили правоохранительные органы в халатности и некомпетентности, которая убивает.

Возмущение подстегнул рассказ родителей предпоследней жертвы насильника, пропавшей в апреле Луизы – в свое время в ответ на заявление об исчезновении дочери им в полиции сказали, что та, вероятно, "сбежала со своим прекрасным принцем".

А когда выяснились детали последнего преступления, вопросов стало больше.

В понедельник, поняв, что протесты не стихают, в полиции выразили претензии к офицеру, который общался с Александрой по телефону.

Источники в МВД "слили" в СМИ фрагмент стенограммы их беседы и рассказали, что он не задал девушке достаточных уточняющих вопросов о местонахождении и якобы сначала не поверил ей, хотя она была напугана и плакала. Насколько корректны эти обвинения и не пытаются ли его назначить козлом отпущения, утверждать сложно, хотя обнародованный фрагмент действительно оставляет некоторые вопросы.

Полицейский: Ну, что тебе надо? (ЕП: с обращением "на ты")

Александра: Меня похитили и изнасиловали. Он взял меня...

Полицейский: Где ты?

Александра: В Каракале, в Каракале!

Полицейский: Где именно в Каракале?

Александра: В Каракале...

Полицейский: Хорошо, хорошо, оставайся на месте. Оставайся на месте, я пришлю туда патруль, но не держи линию занятой.

Александра: он придет и опять меня побьет. Он изнасиловал меня!

Но есть и другая проблема, более серьезная, чем пренебрежительный разговор с пострадавшей. Выяснилось, что полицейский не знал, что у него на компьютере есть данные о приблизительном местонахождении телефона, с которого звонили на экстренную линию – и, соответственно, не передал эти данные патрульным. Лишь после последнего разговора с девушкой он позвонил в спецслужбу STS, чтобы спросить, как найти эту информацию.

При этом данная служба в Румынии располагает инструментарием для того, чтобы определить точное местонахождение телефона, который подключен к мобильной сети – но когда к ним поступил запрос, аппарат злоумышленника уже был отключен.

Конечно, при таких обстоятельствах не могли не полететь головы.

Вхід до подвір'я, де скоєне вбивство
Вход во двор, где было совершено убийство
Фото www.digi24.ro

Вечером 26 июля министр внутренних дел Николае Мога объявил об увольнении начальника национальной полиции Иоана Буды. От должностей освободили и четырех других полицейских чинов низшего ранга. В отношении пяти офицеров полиции и трех агентов продолжается служебное расследование, включая того полицейского, который разговаривал с девушкой.

Подал в отставку и директор STS. В своем заявлении на имя президента он объяснил, что его отставка не объясняется чувством вины и что он не видит промахов в работе службы, но стремится избежать вреда для престижа STS.

На фоне этих событий властям припомнили и пожар в столичном ночном клубе Colectiv в октябре 2015 года, унесшей жизни 64 человек и ставший результатом небрежности местных органов власти при выдаче необходимых для работы клуба разрешений. Тогда протесты после пожара привели к отставке правительства Виктора Понты.

Поэтому в Бухаресте демонстранты также требовали отставки правительства.

Особенность Румынии в том, что в столице к действующему правительству и правящей партии относятся враждебно (ее избирателями являются преимущественно жители сельской местности и отдаленных регионов), а потому здесь всегда есть потенциал для массовых протестов.

"Все должны ответить за это, от полицейских и прокуроров до Дэнчилэ (премьер-министр Виорика Дэнчилэ. – Ред.)", – таковы типичные требования протестующих, которые цитируют румынские СМИ. Президент Клаус Йоханниса, который часто конфликтует с правящими социал-демократами, также требует "отставки всех тех, кто неправильно вел себя в этом деле". "Правительство должно спросить себя, не оно ли несет моральную ответственность за эту трагедию", – сказал он.

Правительство идти в отставку, конечно же, не готово, но не может не реагировать на протесты. Во вторник подал в отставку министр внутренних дел Николае Мога. Политика не спасло даже то, что он был назначен на должность... меньше недели назад, в прошлую среду, а следовательно, не имел отношения к состоянию дел в полицейском ведомстве.

Но как бы ни завершился этот раунд политической борьбы, потеря несколькими чиновниками портфелей не гарантирует неповторения подобных трагедий в будущем. Сейчас нужны другие изменения.

Изменения, которые нужны Румынии и Украине

Критики упрекают румынскую правящую партию в том, что должности в государственных учреждениях достаются политикам, а не специалистам, а на местах полно людей без подготовки и минимально необходимых знаний.

27 июля на фоне протестов премьер Виорика Дэнчилэ заявила, что рассматривает вопрос о референдуме об ужесточении наказания за такие преступления, как убийство, изнасилование и педофилия. В понедельник правящая коалиция заговорила о необходимости законодательных изменений в работе экстренной службы 112. А спикер нижней палаты пообещал, что уже в сентябре начнется работа над внесением изменений в Уголовный кодекс в связи с резонансными убийствами.

Так совпало, что в то же время появилось решение Конституционного суда, отменяющее скандальные изменения, внесенные социал-демократами в Уголовный кодекс, которые ослабляли независимость судебной власти и помогали политикам, обвиненным в коррупции. Критики правительства утверждали, что эти изменения ослабили не только антикоррупцию, но и способность государства бороться с преступностью в целом.

Однако протесты на улицах румынских городов не стихают.

И все это – накануне старта президентской избирательной кампании. Поэтому очень вероятно, что жестокое убийство двух девушек, трагедию их семей и близких превратят еще в один аргумент в борьбе за власть в Румынии.

И хотя в этой истории нет украинского следа, она должна стать сигналом и для Киева.

Слишком много румынских проблем имеют аналоги в нашем государстве.

Забюрократизованность процедур, из-за которой следователи в Каракале не могли начать обыск? Но в нашей стране ситуация еще хуже! Еще с прошлого года украинские следователи крайне ограничены в действиях из-за так называемых "поправок Лозового" – изменения в Уголовный процессуальный кодекс, обязывающие их получать санкцию на каждое движение.

Медленный выезд следователей на место происшествия? Но ведь то же самое, по данным Консультативной миссии ЕС, является одной из основных претензий к украинской полиции.

Полицейский не знал, где смотреть приблизительную локализацию мобильного, с которого поступил экстренный вызов? STS не успела провести детальную локализацию после запроса полиции? Но в Украине вообще нет такого функционала. А получение санкции на детальную локализацию телефона преступника может занять не один день...

Хотя для этого есть готовые решения. К примеру, в Молдове после румынской трагедии отчитались, что у них есть работающая система, которая автоматически локализует мобильный телефон, с которого позвонили на экстренные номера.

Сделает ли Украина надлежащие выводы из трагедии у соседей? Вопрос остается открытым. Правда, есть и хорошая новость: новое парламентское большинство уже обещает, что отменит уже упомянутые "поправки Лозового". Голосов для этого у партии Зеленского хватает. Поэтому возможно, что и другие необходимые изменения со временем станут реальностью.

Авторы:

Иванна Костина, Сергей Сидоренко,

"Европейская правда"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua