От Ирана до России: 10 нападений военных на самолеты и шансы на наказание виновных

Пятница, 10 января 2020, 12:48 — , Европейская правда
Фото: radiosvoboda.org

После официальных заявлений представителей США, Канады и Великобритании о том, что самолет был сбит иранской ракетой, а также после нового обнародованного видео эта версия моментально стала главной в расследовании.

Эта новость вполне ожидаемо возмутила общество. Не меньшее возмущение вызвала неопределенная позиция украинских властей, которые поначалу даже официально отрицали ракетную версию.

Но эта история несет еще несколько угроз, которые необходимо обойти в стремительном развитии событий. Поэтому стоит вспомнить, как расследовались другие авиационные катастрофы, в которых пассажирские авиалайнеры становились мишенью военных.

Среди 10 показательных примеров, приведенных в этом тексте, есть даже лайнер, сбитый при вылете из иранского аэропорта – но его история очень отличается от трагического рейса PS752 "Международных авиалиний Украины".

Дважды сбитый пионер

Первый в истории авиации случай, когда пассажирский рейсовый самолет стал мишенью для военных, произошел еще в конце 1930-х годов в Китае с самолетом Douglas DC-2 китайской национальной авиакомпании. 24 апреля 1938 года тот выполнял рядовой рейс из Гонконга, на тот момент британской колонии, в материковый Китай.

В этот период гражданская авиация в мире только набирала обороты, и самолетам часто давали имена – как кораблям. Этот Douglas носил имя Kweilin. В полет он отправился под управлением американского пилота из компании Pan American (у китайцев своих пилотов не хватало) с 14 пассажирами и четырьмя (по другим данным, тремя) членами экипажа на борту.

В то время Япония атаковала Китай. Уже над материком Kweilin перехватила группа военных японских самолетов. После первых обстрелов пилот сел на воду местной реки, а японские самолеты в течение часа расстреливали пассажирский борт с воздуха, пока тот не затонул. Выжили только пилот и двое китайских пассажиров. Среди погибших оказались трое китайских топ-банкиров. На борту должен был быть также сын президента Китая Сунь Ятсена, который случайно улетел другим самолетом. Есть версия, что именно он должен был стать объектом неожиданной атаки.

Печальной иронией судьбы стало продолжение этой истории.

Kweilin вскоре подняли из воды, починили и снова пустили в работу на линиях китайской авиакомпании и дали новое имя – Chungking.

Но 29 октября 1940 года японцы второй раз за время войны обстреляли гражданский рейсовый самолет... и это снова оказался он, Chungking, который только что приземлился на аэродроме города Юньнань. При этой атаке погибли девять человек, включая пилота (опять американца), самолет сгорел. Конечно, какой-либо компенсации именно за эти нападения Япония не выплачивала.

"Сбили слишком быстро":
израильский El Al 402 и ливийский рейс 114

Со временем самолеты становились более вместительными – речь шла уже о десятках людей на борту.

27 июля 1955 года военные Болгарии заметили большой самолет, незапланированно оказавшийся в воздушном пространстве страны. Это был пассажирский Lockheed L-149 израильской компании El Al, направлявшийся из Лондона в Тель-Авив с несколькими промежуточными посадками. Пилоты сбились с курса и были уверены, что летят над Грецией.

Болгары подняли на перехват два истребителя МиГ-15, которые, как утверждается, приказали экипажу немедленно пойти на посадку (диспетчеры соседних стран этого приказа в эфире не слышали). А поскольку лайнер вскоре должен был покинуть воздушное пространство Болгарии, военные решили бить на поражение. Это произошло днем, поэтому свидетелями атаки были многочисленные жители окрестных сел. После нескольких пулеметных очередей самолет начал снижаться, а потом пуля попала в бак – и он взорвался в воздухе. Обломки упали вблизи болгарско-греческой границы. Все 58 человек на борту погибли.

Болгария пыталась скрыть последствия своих действия. Сначала израильских экспертов вообще не пустили в страну, и они с греческой территории наблюдали, как грузовики вывозят обломки самолета. Затем пустили, но только троих.

В конце концов, Болгария все же была вынуждена признать очевидную вину своих военных. Пилоты обоих истребителей были осуждены: суд подтвердил, что те "приняли слишком поспешное решение" об обстреле. И только спустя восемь лет болгарское правительство согласилось выплатить Израилю $195 тыс. компенсации для родственников погибших.

Но и сам Израиль вел себя еще хуже, когда попал в похожую ситуацию.

21 февраля 1973 года в воздушное пространство над Синайским полуостровом по ошибке залетел Boeing-727 ливийских авиалиний, летевший из Триполи в Каир.

На то время Синай был оккупирован Израилем, военные решили, что это нарушение их границ, и пошли на перехват самолета. И хотя пассажирский лайнер гарантированно не представлял опасности и должен был вскоре покинуть контролируемое израильтянами воздушное пространство, два истребителя F-4 Phantom II атаковали лайнер. После обстрела серьезно поврежденный самолет совершил аварийную посадку в пустыне и взорвался.

Из 113 человек на борту 109 погибли (по другим данным, 106 или 108), среди них – бывший глава МИД Ливии Салах Бувазир.

Тель-Авив так и не признал некорректность своих действий, хотя и подтвердил, что именно его военные сбили лайнер. Мир осудил действия израильских властей, их не поддержал даже главный союзник – США. В конце концов, Израиль все же согласился выплатить компенсации – по $30 тыс. семьям погибших и $10-30 тыс. получившим ранения, как пишет Haarez.

Между тем эти примеры (а также немало последующих!) доказывают, что даже в случае неопровержимой вины военных довести ее оказывается непросто. И допуск большой украинской делегации к расследованию в Иране – это уже немало.

Советский самострел:
два сбитых рейса Аэрофлота за год

А вот в следующем примере не было ни признания вины военных, ни соответствующих выплат.

30 июня 1962 года советская зенитная ракета по ошибке сбила советский же самолет Ту-104А, следовавший из Иркутска в Омск.

Погибли 84 человека, и эта авиакатастрофа стала крупнейшей на то время в СССР.

Самолет падал не вертикально, а под относительно небольшим углом, из-за чего большие фрагменты обшивки уцелели. Отверстия от шрапнели в металле не оставляли сомнений, что самолет был сбит, тем более, что именно в это время неподалеку проходили военные учения с использованием зенитных комплексов. Но, как и всегда в СССР, эти данные не стали публичными – как и вообще информация о факте катастрофы.

А через два месяца, 3 сентября того же года, в Хабаровском крае без видимых причин упал еще один Ту-104А, выполнявший рейс из Хабаровска в Петропавловск-Камчатский. Эта катастрофа поставила новый на то время "рекорд смертности" – 86 человек. Самолет упал под большим углом и был полностью уничтожен.

Следственная комиссия не установила причины катастрофы, хотя задекларировала версию об ошибке экипажа. Гражданских специалистов не допустили к части материалов.

По одной из версий, этот самолет снова был поражен во время военных учений.

Стреляем не только по своим:
два лайнера 
Korean Air в Карелии и на Сахалине

Но о некоторых обстрелах самолетов советскими военными узнал весь мир, потому что их мишенями становились иностранные авиалайнеры.

20 апреля 1978 года вблизи Мурманска истребители поднялись на перехват самолета, нарушившего границу СССР. Им оказался корейский Boeing-707 со 109 пассажирами на борту, выполнявший рейс Париж-Сеул. Он потерял ориентировку в полярной зоне и летел на юг от Северного полюса – но в сторону, противоположную той, куда должен был двигаться.

Увидев истребители, пилоты поняли ошибку и попытались покинуть воздушное пространство СССР, но военное командование – вопреки аргументам военных среднего звена – приняло решение сбить лайнер. Потеряв из-за обстрела часть крыла, корейские пилоты все же посадили самолет на замерзшее карельское озеро. Двое пассажиров погибли от ранений из-за попадания ракеты в самолет.

Никаких компенсаций СССР никому не платил – даже больше, Союз выставил Корее счет на сумму $100 тыс. за содержание и размещение пассажиров до их эвакуации с территории СССР. Точно так же Москва просто проигнорировала все требования о компенсации после следующей страшной катастрофы, произошедшей 1 сентября 1983 года.

Тогда вблизи южного Сахалина советские истребители сбили другой корейский самолет – Boeing-747 с 269 пассажирами на борту, который также просто сбился с курса, направляясь по маршруту Нью-Йорк–Сеул с промежуточной посадкой на Аляске.

Ракета "земля-воздух". И снова Иран?
Рейс IR655

В истории с лайнером МАУ иранские военные вполне могли быть виновниками катастрофы. Однако у этого государства есть и противоположный опыт.

3 июля 1988 года с экранов радаров пропал самолет Iran Air 655, летевший из Тегерана в Дубай с посадкой в ​​приморском городе Бендер-Аббас.

Как выяснилось, в то время в Персидском заливе дежурил американский крейсер, защищавший нефтяные танкеры (перед тем один танкер подорвался на мине). Он выпустил по авиалайнеру зенитную ракету класса "земля-воздух", от чего тот развалился на части и упал в море. Как утверждают американцы, только после этого они поняли, что сбили гражданский самолет, а до того считали, что стреляют по иранскому истребителю F-14A, хотя самолеты существенно отличаются по размерам.

Не меньше вопросов вызывает и то, зачем военный крейсер США стрелял даже по военному иранскому самолету, ведь тот находился в иранском воздушном пространстве (а американцы, наоборот, зашли в иранские территориальные воды).

На борту Airbus A300 было 290 человек, все они погибли.

США юридически так и не признали свою вину, хотя и не отрицали, что именно их ракета сбила самолет (как бы противоречиво это ни звучало, но такой случай – не единственный, о других позже). Лишь в 1996 году Иран и США подписали соглашение об урегулировании претензий. США так и не принесли Ирану формальных извинений за действия своих военных, но согласились выплатить родственникам погибших $61,8 млн, по 213 тыс. за каждого пассажира сбитого рейса.

А как будто мы другие...
"Ракета Кузьмука" и Ту-154 над Черным морем

Ирано-американский опыт заставляет нас не исключать, что подобное – компенсация без признания вины – не исключено и в других случаях. Тем более, что Украина и сама действовала подобным образом.

Вспомните 2001 год и "ракету Кузьмука", которая сбила лайнер Ту-154 авиакомпании "Сибирь" на рейсе Тель-Авив–Новосибирск. Тогда выстрел комплекса С-200 во время учений на крымском полигоне Опук ошибочно захватил в качестве цели пассажирский лайнер, убив 78 человек.

Несмотря на очевидность доказательств, украинское Минобороны сначала вообще отрицало свою причастность к трагедии. Впоследствии правительство признало, что "самолет мог быть поражен ракетой", но юридически Украина до сих пор не признала себя виновной. А 26 декабря 2003 года Россия и Украина подписали договор "Об урегулировании претензий", по которому Украина выплачивает родственникам погибших по $200 тыс. без признания юридической ответственности – как компенсацию "по доброй воле".

Более того, после этого Украина отказалась компенсировать убытки авиакомпании, потерявшей самолет. Хозяйственный суд Киева отказался удовлетворить иск авиакомпании "Сибирь" к Минобороны, постановив, на базе выводов украинских экспертов, что попадание ракеты в самолет не было доказано.

Не соглашаться на "непреднамеренность"
О связи Ирана и MH17

Многие обратили внимание на очень примечательную деталь, повторенную в выступлениях всех западных чиновников, которые в четверг заявили об иранской ракете, попавшей в самолет МАУ.

И Трюдо, и Джонсон, и представители США подчеркнули, что считают сбивание авиалайнера непреднамеренным. Ни один из них не привел оснований для таких заявлений – можно лишь предполагать наличие разведданных, перехваченных переговоров и т.п. Но обычная логика работает на это предположение – ведь Иран точно не выиграл от сбивания гражданского самолета со своими гражданами, который только что вылетел из его столицы.

Но для Украины это не повод заявлять то же самое.

Более того, мы не имеем права соглашаться на эту формулировку.

Лучше всего это расписал авиаюрист Андрей Гук, и его аргументы можно только поддержать.

Вопрос в том, что такое признание не только не поможет нам в поиске истинной картины событий в Иране, но и может сыграть против Украины в другом деле – о сбитом российским "Буком" на Донбассе в 2014 году рейсе MH17, последней авиакатастрофе в нашем обзоре. Нет смысла повторять детали этой трагедии, унесшей жизни 298 человек пассажиров и экипажа малайзийского Boeing-777. Официальное расследование его причин оказалось делом небыстрым, но уже доказана причастность российской армии и конкретных военных к сбиванию самолета.

Однако есть смысл напомнить, что одновременно Украина пытается привлечь РФ к ответственности в Суде ООН, где MH17 – один из эпизодов.

Основная линия защиты России в этом суде как раз и доказывает: даже если Россия и была причастна, то ее действия, мол, были "непредумышленными", а потому и наказывать ее нельзя. Андрей Гук доказывает: признание такого аргумента в истории с Ираном может поколебать позиции Украины в процессе против России.

И этот совет юриста украинской власти точно стоит услышать.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua