Майдан для Лукашенко: как выборы-2020 разбудили Беларусь и что стоит учесть Украине

Понедельник, 10 августа 2020, 11:25 — , Европейская правда
Фото: AP

Выборы в Беларуси пошли по жесткому сценарию.

День выборов, который был отмечен и огромными очередями на участках, и "внезапно" закончившимися избирательными бюллетенями, и арестами оппозиционных активистов, и блокировкой интернета, завершился объявлением результатов официальных экзитполов, по которым действующий президент Александр Лукашенко побеждает уже в первом туре с абсолютно не реалистичной в нынешних условиях поддержкой более 80% избирателей.

В этих условиях день голосования ожидаемо перетек в ночь столкновений с милицией.

Этого не могло не произойти, учитывая и без того наэлектризованное белорусское общество, во время масштабных предвыборных митингов (которые впервые за много лет проводила оппозиция!) почувствовало слабину режима Лукашенко.

Несмотря на блокирование всех заездов в Минск и перекрытие ключевых проспектов в центре белорусской столицы, тысячи белорусов вышли на улицы, протестуя против результатов голосования, которые они считали фальсифицированными. В ответ силовики начали массовые аресты, использовали для разгона водометы, резиновые пули и светошумовые гранаты.

Уже есть информация по крайней мере об одном погибшем митингующем, избитом ОМОНом. Добавлено: позже в Министерстве внутренних дел Беларуси заявили, что погибших во время протестов нет.

Как будут развиваться протесты в Беларуси? Как будет действовать Запад? И что в этой ситуации стоит делать Украине?

Нарисованная победа

О том, с какими результатами Александр Лукашенко намерен оформлять себе шестой президентский срок, стало примерно известно еще за месяц до дня выборов. Глава Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев обнародовал "секретный" отчет аналитического центра при президенте, согласно которому рейтинг Лукашенко якобы весной на фоне коронавируса упал до 60%, но уже "вернулся к уровню 76%".

С учетом того, что в Беларуси запрещены независимые социологические опросы и тем более сложно представить себе честные ответы граждан на вопросы государственных социологов, узнать реальные рейтинги власти и оппозиции невозможно.

Читайте также
Минское обострение: зачем Лукашенко подрывает легитимность своих выборов

В такой ситуации выходом стали полусерьезные опросы на новостных сайтах наподобие: "Что вы выберете: трактор или драник", по которым рейтинг Лукашенко составляет 3%.

Конечно, никто не верил, что рейтинг Лукашенко настолько мал, однако весь ход избирательной кампании, а главное – его реакция, свидетельствовали, что несменяемый уже в течение 26 лет президент Беларуси абсолютно не уверен в своих шансах получить хотя бы "относительно честную" победу.

Недопущение к выборам наиболее рейтинговых кандидатов: блогера Сергея Тихановского и банкира Виктора Бабарыко, демонстративное посещение Лукашенко военных баз (которое воспринималось не иначе как готовность применить силу), комичная блокировка оппозиционных митингов под предлогом празднования дня не существующих (!!) в стране железнодорожных войск, а накануне выборов – тотальное выдворение из страны иностранных журналистов...

Хотя проявления несогласия общества тоже были очевидными. И как для Беларуси они порой выглядели довольно смело – и сразу сталкивались с сопротивлением системы. Доходило до абсурда: накануне дня голосования задержали двух диджеев, которые на провластном митинге неожиданно для организаторов включили песню Виктора Цоя "Перемен требуют наши сердца".

Словом, в том, что Лукашенко любым путем должен победить по официальным результатам, сомнений не было.

Вопрос заключался в том, учтет ли Центризбирком реальное падение рейтинга президента, чтобы создать иллюзию честности, или отчитается об очередной яркой победе отца нации, в реальность которой не поверит никто.

Жесткость без компромиссов

Действия властей в день выборов не оставили сомнений: Лукашенко выбрал показательно жесткий сценарий. В воскресенье поступали сообщения о массовых арестах сотрудников штаба оппозиции и независимых наблюдателей, а также блокировании интернета

А сразу после завершения голосования государственные СМИ объявили результаты экзитпола, который, как утверждается, провела Молодежная лаборатория социологических исследований. Согласно ему, за Лукашенко проголосовали 79,7% избирателей, за его главную соперницу Светлану Тихановскую (жену не допущенного к выборам блогера Сергея Тихановского) – 6,8%.

И даже если после кампании оставались те, кто был готов принять эти цифры на веру – в день голосования власти сделали все возможное, чтобы дискредитировать официальные результаты.

Огромные очереди на избирательных участках в ЦИК назвали провокацией: мол, оппозиция намеренно затягивает процесс голосования, чтобы поставить под сомнение его результаты.

На многих участках вдруг заканчивались бюллетени (по версии ЦИК – в результате диверсии), на многих зарубежных избирательных участках, где процент открытых противников президента Беларуси особенно высок (в частности, в Киеве), очередь продвигалась настолько медленно, что большинство людей не смогли проголосовать.

Параллельный подсчет голосов, и даже контроль за голосованием были невозможны – на большинстве участков представителей оппозиции не допустили в избирательные комиссии, а квоту наблюдателей заполнили представителями только провластных организаций. 

 
Участок в Минске. Фото tut.by

Оппозиция попыталась действовать креативно и призвала избирателей от оппозиции фотографировать свои бюллетени и присылать фото на онлайн-платформу "Голос", чтобы сверить их количество, но белорусский Центризбирком назвал это атакой на легитимность выборов, которая должна быть уголовно наказуема.

К тому же на оппозиционный софт была осуществлена попытка взлома, в результате чего в штабе Тихановской призвали больше не пользоваться им, чтобы не предоставлять свои данные спецслужбам.

В ответ оппозиция призвала своих сторонников складывать "антилукашенковские" бюллетени "гармошкой" – многочисленные фото свидетельствуют, что на некоторых участках таких бюллетеней было значительно больше, чем "традиционно сложенных".

В конце концов, на части участков результаты волеизъявления были подсчитаны честно. Например, на столичном участке №70, по официальным данным, за Лукашенко было отдано 255 голосов, а за Тихановскую – 1989.

Ночь протеста

Первые массовые аресты начались еще до закрытия участков – по крайней мере в одном из районов Минска ОМОН начал арестовывать людей, которые просто стояли в очереди для голосования.

Однако столкновения начались уже после обнародования результатов экзитполов, когда белорусы массово вышли на улицы для участия в протестах. Их не останавливало ни закрытие центральных станций метро, ​​ни перекрытие центральных проспектов Машерова и Победителей, ни даже отсутствие мобильной связи, которую отключили в центре столицы.

Точкой сбора сначала объявили стелу на проспекте Победителей. Впрочем, там белорусов ждал ОМОН, который, используя светошумовые гранаты, рассеял первые группы протестующих и начал массовые задержания.

Один из автозаков на полной скорости направили на протестующих.

Он зацепил одного человека и протянул его около десяти метров за собой. К счастью, тогда обошлось без погибших.

Впрочем, оппозиционные телеграм-каналы сообщили по меньшей мере об одной смерти – мужчины, избитого милицией. Впоследствии эта информация не подтвердилась. 

К ночи количество протестующих постоянно росло. Это позволило им закрепиться и даже начать строить баррикады. Но с помощью водометов ОМОН оттеснил протестующих, начав демонтаж баррикад.

Ночью, рассеяв основную часть митингующих, милиция начала аресты, вылавливая людей по одному. Сообщается, что под горячую руку попадали и простые прохожие, не имевшие отношения к протестам.

Не менее важно, что столкновения с милицией не ограничились столицей. Люди вышли протестовать против украденных выборов и в других городах страны.. 

Впрочем, далеко не везде власти смогли повторить жесткий минский разгон.

Как сообщают белорусские телеграм-каналы, в нескольких городах ОМОН якобы сложил свои щиты перед протестующими (в Лиде, Пинске, Кобрине и Бресте) или вследствие существенного противостояния протестующих их не пытались разогнать (Новополоцк и Барановичи). И хотя эти данные достоверно не подтверждены – они точно имеют под собой основания.

Что дальше?

Даже несмотря на силу белорусской репрессивной машины, задержали далеко не всех – протесты в Минске были слишком масштабными.

Они завершились под утро. Расходясь, люди скандировали слово "Завтра". Это дает также ответ на вопрос о том, возможно ли продолжение акций неповиновения. Скорее всего, да.

В отличие от предыдущих разгонов акций оппозиции (последний раз подобное было в 2010 году, но и тогда масштаб был меньше), белорусские власти впервые столкнулись с ситуацией, когда им противостоит не меньшинство, а большинство населения.

По крайней мере, в Минске Лукашенко точно потерял поддержку большинства.

Помимо протестов, оппозиция обсуждала и возможность организации забастовок. В ситуации, когда большая часть предприятий остается в государственной собственности, этот шаг имеет шанс стать эффективным.

Всем понятно, что развитие будет – но сложно предсказать, каким оно будет. Потому что обстоятельства точно изменятся. В конце концов, блокирование мобильной связи и интернета не может продолжаться вечно. И реакция белорусов на события нынешней ночи может оказаться противоположной надеждам властей.

Также важно, пойдет ли Лукашенко на дальнейшие аресты. В частности, останется ли на свободе Светлана Тихановская? Поддержит ли она протесты в той мере, как на это надеются активисты? Ведь ее относительная пассивность прошлой ночью уже вызвала нарекания.

От этого зависит и ответ на вопрос, кто будет лидером протеста – сама Тихановская или кто-то другой?

Отдельного внимания заслуживает международная реакция.

Высока вероятность публичного непризнания результатов выборов в Беларуси. Особенно если Лукашенко и дальше будет идти по жесткому сценарию. А это означает его возвращение в международную изоляцию, из которой он старательно пытался выйти в последние годы.

Особенно если одновременно на повестку дня вернется вопрос о возобновлении санкций против Беларуси, как уже предлагают в Европарламенте.

Впрочем, за эмоциональным желанием поддержать наказание последнего диктатора Европы не стоит забывать, что это – крайне выгодный сценарий для РФ.

Да и вообще нынешнее развитие событий для Кремля – очень желательное.

Нелегитимная победа Лукашенко, подробности которой вызывают шок на Западе, увеличивает зависимость Минска от поддержки со стороны РФ (ведь западную поддержку он почти гарантированно потерял). А это увеличивает шансы на очередной виток интеграции Беларуси и России.

Это ставит вопросы и перед Киевом.

Как действовать? Присоединиться к жестким заявлениям Европы в случае, если та объявит о нелегитимности переизбрания белорусского лидера, или учесть собственные геополитические интересы и ограничиться более обтекаемыми заявлениями?

Но даже выбрав второй вариант, сможем ли мы вообще не замечать жесткие нарушения основных демократических принципов и развивать отношения с последним диктатором Европы так, словно ничего не произошло? Ситуация настолько однозначна, что вопрос кажется риторическим, но решение, которое должны принять МИД и президент, действительно непростое.

Невозможно переоценить важность изменений, которые могут произойти в Беларуси, особенно в случае ее дальнейшей интеграции в орбиту Кремля. И речь идет не только о том, Минск – это площадка для переговоров по Донбассу...

Впрочем, эти рассуждения точно не означают, что мы должны закрывать глаза на происходящее в соседнем государстве и стремление людей к свободе. Впрочем, как уже раньше бывало, расчеты Кремля могут вдребезги разбиться из-за неуступчивости протестов.

 

Ночь на 10 августа показала, что у Лукашенко нет других путей сохранения власти, кроме запугивания и силового сценария. Но она также показала, что у очень многих белорусов лопнуло терпение и просто "вернуться к тому, как было" вряд ли получится.

Ближайшие дни покажут, могут ли кровавые действия силовиков остановить страну, большинство которой отказала власти в доверии.

Поэтому вполне возможно, что наши соседи, а с ними и вся Европа сейчас оказались на пороге действительно тектонических изменений.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua