Шаг к НАТО без Украины: Грузия может получить План действий по членству в Альянсе

Понедельник, 30 ноября 2020, 07:30 — , , Киев-Тбилиси, Европейская правда
Associated Press/East News
Митингующий с флагом НАТО напротив парламента Грузии

С весны 2020 года тридцать государств являются полноценными членами НАТО. Еще для трех (в их числе Украина и Грузия) Альянс признает их стремление к членству. И только одна – Босния и Герцеговина – сейчас официально движется к вступлению в НАТО, выполняя так называемый План действий по членству (ПДЧ).

Эти цифры вскоре могут измениться.

В штаб-квартире НАТО на техническом уровне достигнуто согласие, что у Грузии есть основания получить ПДЧ хоть завтра. Более того, многие склоняются к тому, что требования будущего Плана Тбилиси в значительной степени уже выполнил, и страна в обозримой перспективе должна была бы стать 31-м членом Альянса.

Генсек Столтенберг даже позволяет себе делать публичные намеки на это.

Подчеркнем: окончательного политического согласия на предоставление Грузии ПДЧ еще нет.

Декабрьская встреча глав МИД НАТО, на которую оптимисты возлагали надежды, наверняка завершится без приглашения Грузии к ПДЧ. В Альянсе предпочитают дождаться смены администрации Белого дома, чтобы услышать мнение новоизбранного президента Джо Байдена и его команды; некоторые также обращают внимание на выборы в Германии в 2021 году. Не в пользу мечты многих грузин сыграли и выборы в самой Грузии, которые завели страну в политический кризис.

Впрочем, то, что в НАТО в принципе начали вести дискуссию о новом статусе для Грузии, уже крайне важно. Ведь в отношении Украины Альянс до сих пор отказывался даже говорить о такой возможности.

Сейчас источники говорят о том, что Грузия может получить ПДЧ без нас.

Но не спешите говорить о "зраде". Грузинский успех, если все сложится, со временем сможет помочь и Украине. В том числе – благодаря согласованию модели возможного вступления в НАТО государств с оккупированными территориями.

Что происходит?

Эксперты и дипломаты начали неофициально говорить об этом по меньшей мере месяц назад, но до сих пор новость удавалось удерживать от широкого распространения.

Впрочем, скрывать тут нечего. В НАТО действительно готовы сделать следующий шаг к интеграции с Грузией, и сейчас идет поиск политического консенсуса для этого решения. Подтверждение этой информации "Европейская правда" получила от многочисленных источников – в структурах НАТО, от западных и украинских дипломатов, от грузинских политиков и так далее.

То, что речь идет не о гипотетических разговорах, а о конкретном диалоге, признают даже оппоненты действующей грузинской власти.

Сначала – кратко о том, что означает этот статус и почему он такой желанный.

Если официально, то план действий по членству (ПДЧ) – это "программа, цель которой – советовать, помогать и оказывать практическую поддержку государствам, которые стремятся присоединиться к НАТО". На практике ПДЧ – это комплексный план, выполнение которого позволяет говорить, что государство технически готово к беспроблемному вступлению в Альянс и ждет только политического решения о своем присоединении. С 1999 года этот этап стал, по сути, обязательным для всех государств, желающих вступить в НАТО.

Важно понимать, что ПДЧ не дает государству-кандидату гарантий безопасности.

Принцип коллективной безопасности, по которому нападение на любого члена Альянса приравнивается к нападению на всех, включая США и другие ядерные государства, начинает работать только после обретения полноценного членства.

Впрочем, поскольку ПДЧ является важным шагом к членству, то сейчас и Киев, и Тбилиси борются именно за него.

Напомним, в 2008 году Альянс уже рассматривал запросы Украины и Грузии о предоставлении нам плана действий по присоединению к ПДЧ. Тогда, на саммите НАТО в Бухаресте, оба государства получили отказ, и Россия не скрывала, что такое решение принято под ее влиянием. Далее была российско-грузинская война; победа в Украине Януковича, который объявил о "внеблоковости", и наконец – нападение России на Украину в 2014 году.

Все это отбросило назад перспективы нашего сближения с НАТО – но не убило их.

На упомянутом уже Бухарестском саммите НАТО хоть и отказался предоставить нам ПДЧ, но одновременно принял решение о том, что:

- однажды Украина и Грузия станут членами НАТО;

- ПДЧ будет следующим шагом на их пути к членству.

Итак, сейчас Грузия готовится сделать этот шаг. А Украина, к сожалению, нет.

Намеки от НАТО

Еще раз подчеркнем: официального политического согласия Альянса на предоставление ПДЧ пока нет. Впрочем, это не означает, что речь идет просто о спекуляциях или о гипотетической возможности.

Об этом говорят все больше западных экспертов, в том числе бывших натовских чиновников.

Один из них – экс-командующий сухопутных войск США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес, который призвал Альянс пойти еще дальше. "Я верю, что Грузия должна стать членом НАТО прямо сейчас. Для Украины это займет немного больше времени", – сказал Ходжес в конце октября на Киевском форуме по безопасности.

Но самое главное – то, что осенью свою риторику в отношении Грузии изменил также генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Вот что он заявил 29 сентября в Брюсселе на встрече с грузинским премьером Георгием Гахарией.

"Ранее в этом году союзники согласились дополнительно усилить наше (НАТО и Грузии) партнерство, включая взаимное предоставление большего количества радиолокационных данных, сотрудничество для противодействия гибридным угрозам, а также проведение совместных учений на Черном море. И я призываю вас (правительство Грузии) полноценно использовать эти возможности, чтобы приблизиться к НАТО. А также – чтобы подготовиться к членству"

Йенс Столтенберг вообще не склонен к экспромтам. А эта фраза – тем более была заранее согласована с союзниками. Генсек прочел ее с листа в своей заготовленной речи; ее также добавили к официальному сообщению НАТО о встрече с грузинским гостем. Кроме того, в разделе сайта НАТО, описывающего отношения с Грузией, в октябре появилось дополнительное упоминание о том, что страна уже ведет подготовку к членству "через разработку и успешную имплементацию годовых национальных программ (ГНП)".

Показательно сравнение с Украиной.

Наше государство также разрабатывает и выполняет ГНП, однако на "украинской странице" сайта НАТО, в отличие от грузинской, нет никаких прямых упоминаний о "подготовке к членству".

Так что в отношениях с Грузией Альянс уже сейчас продвинулся дальше, чем с Украиной. Но в Тбилиси хотят большего.

Грузинский путь

Один из украинских топ-дипломатов как-то раз описывал стиль общения грузинских дипломатов с чиновниками НАТО как стратегию постоянного напоминания о ПДЧ. "Посол Грузии при Альянсе готов напоминать об этом при каждой встрече. Вроде: добрый день, сегодня хорошая погода, кстати, а как там наш ПДЧ?" – шутя рассказывал он.

Этим грузины отличаются от украинцев, которые что при прошлой, что при нынешней власти старались не раздражать Брюссель постоянными упоминаниями о своей ПДЧ-мечте и ждали, когда Альянс будет политически готов к такому разговору.

"Есть две возможные стратегии движения к членству в НАТО. Первая – согласовывать с Альянсом планы сближения, постепенно их выполнять и надеяться на переход со временем на следующий уровень отношений. Вторая – изначально ставить перед собой сверхвысокие задачи – и Грузия выбрала именно ее", – рассказывает Тенгиз Пхаладзе, советник по международным вопросам бывшего президента Георгия Маргвелашвили.

Ще у 2009 році, за Саакашвілі, Грузія оголосила, що членство у НАТО є основним зовнішньополітичним пріоритетом (про що йшлося навіть на банерах на вулицях Тбілісі). З відставкою Саакашвілі та зміною влади у країні цей пріоритет зберігся.
Еще в 2009 году, при Саакашвили, Грузия объявила членство в НАТО основным внешнеполитическим приоритетом (о чем говорилось даже на баннерах на улицах Тбилиси). С уходом Саакашвили и сменой власти в стране этот приоритет сохранился
VANO SHLAMOV/AFP/EAST NEWS

Впрочем, это не означает, что грузины ограничивались разговорами и просьбами.

Секрет их успеха – прежде всего в очень тесном сотрудничестве, совместной миротворческой деятельности и т.п. Важна также тотальная и непрерывная поддержка НАТО в обществе.

В то время как Украина колебалась, провозглашала "внеблоковость" и т.п., Грузия не отступала от стремления стать членом Альянса. Причем это решение много лет поддерживает подавляющее большинство грузин во всех частях страны. Это еще одно отличие от Украины, ведь у нас поддержка НАТО проявилась лишь шесть лет назад, и до сих пор на востоке и юге она не очень высока.

Убедиться в том, что Грузия, даже не имея согласия НАТО на расширение, планомерно двигалась к членству, ЕвроПравда могла в 2016 году, посетив совместный учебный военный центр, построенный благодаря программам поддержки Альянса. Тогда грузинские чиновники признавали: они хотят достичь максимальной практической интеграции с НАТО, чтобы потом, когда изменится политическая обстановка, стремительно продвинуться к членству.

"Политическая ситуация в Европе меняется. Окно возможностей (для вступления в НАТО) непременно откроется, и мы должны быть готовы к этому моменту", – пояснил тогда ЕвроПравде государственный министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Давид Бакрадзе.

Впрочем, все это не означает, что членство или ПДЧ у Грузии уже "в кармане".

Когда ждать решения?

В Альянсе не раскрывают информацию о внутренних дискуссии о возможном предоставлении Грузии ПДЧ, хотя от дипломатов приходилось слышать, что консенсус близок.

Однако после выборов в США, на которых действующий хозяин Белого дома проиграл, а победил его оппонент Джо Байден, шанс на быстрое решение был утрачен. Другие государства-члены не будут готовы на такие резкие шаги, пока не поймут, какова политика Вашингтона в отношении Европы.

Впрочем, это отсрочка означает также приближение выборов в Германии осенью 2021 года. А дальше – не за горами уже и французские выборы 2022 года. Поэтому грузинские эксперты задаются вопросом: не перенесут ли предоставление ПДЧ еще и из-за них?

Впрочем, это лишь спекуляции. И не исключено, что мы станем свидетелями быстрого решения, например, на ближайшем саммите НАТО, который ожидается в 2021 году.

"Важно, что ни Германия, ни Франция вообще не выступают против вступления Грузии в НАТО. Более того, они активно помогают с нашей адаптацией к нормам Альянса. Их позиция скорее выглядит так: принимать можно, но не сейчас, а когда-нибудь потом", – объясняет Тенгиз Пхаладзе.

Но сейчас отдельным и едва ли не самым сильным препятствием получению ПДЧ стала ситуация в самой Грузии. Ведь и в Вашингтоне, и в штаб-квартире НАТО предупреждали, что честные парламентские выборы будут условием для дальнейшего сближения с Альянсом.

Поэтому обвинения оппозиции в фальсификации властью последних парламентских выборов, отказ от получения мандатов, в результате чего 100% мест в новом парламенте может получить одна партия – далеко не лучший фон для предоставления Грузии нового статуса в НАТО.

Оппозиция – соратники Михеила Саакашвили – подливают масла в огонь и говорят, что без них сближения с НАТО не будет. "Политика действующей власти – минимизация конфликтов с РФ. Они не провоцируют конфликтов, даже когда Россия проводит пересмотр границ", – убеждает ЕвроПравду Хатия Деканоидзе, известная по своей работе в Украине, когда она возглавляла Нацполицию в 2015-2016 годах. После этого она вернулась в Грузию и на нынешних выборах была оппозиционным мажоритарным кандидатом.

Впрочем, в партии Саакашвили уверяют, что не будут чинить препятствий, если Альянс согласится на сближение. "День присоединения к НАТО станет праздником для всех нас, независимо от того, будем ли мы при власти или в оппозиции", – убеждает Деканоидзе.

Дорога для Украины

К сожалению, пока нет оснований надеяться, что ПДЧ Грузии предоставят одновременно с Украиной.

И вопрос не только в том, что российско-украинский и грузинско-российский конфликты находятся на разных стадиях. Нужно признать, что степень военной совместимости Украины с НАТО, а также уровень поддержки членства в обществе в Украине хоть и не радикально, но ниже грузинских.

"Сейчас ряд стран в НАТО не хотят слышать не только о членстве, но и о ПДЧ для Украины. Но несколько лет назад не хотели слышать и о предоставлении Украине статуса партнера с расширенными возможностями (Enhanced Opportunities Partner, EOP), однако в этом году мы этот статус получили", – отмечает Алена Гетьманчук, директор центра "Новая Европа".

Грузия имеет статус EOP с 2014 года.

"Сейчас мы должны последовательно объяснять и убеждать союзников в НАТО: дорогие наши партнеры, мы уже никуда не денемся. Наш курс заявлен, у него есть общественная поддержка. И мы вам тоже нужны, потому что без вклада Украины и Грузии вы не сможете говорить о надежном восточном фланге.

Конечно, Грузия уже сейчас может претендовать на получение ПДЧ, но и нам надо действовать. Мы должны наполнить содержанием наш статус EOP, должны продемонстрировать способность эффективно выполнять годовые национальные программы – и мы сможем ориентироваться на получение Украиной ПДЧ в 2023 году", – объясняет эксперт.

Впрочем, остается вопрос:

что делать с оккупированными территориями?

Ведь в Украине бытует мнение, что государство, которое находится в конфликте с другим государством и территории которого находятся под оккупацией, не имеет перспектив на членство в Альянсе.

Это может удивить, но в Грузии такого стереотипа нет – напротив, там есть общественная убежденность, что даже нынешняя оккупация Россией 20% грузинской территории (т.е. Абхазии и Цхинвальского региона) не сможет остановить вступление страны в НАТО.

В 2018 году директор The Heritage Foundation Люк Коффи обнародовал доклад "Членство в НАТО для Грузии: в интересах Соединенных Штатов и Европы". Его рекомендации были прорывными: предлагалось ускорить вступление Грузии в НАТО, возможно, даже в обход ПДЧ, а главное – не распространять действие 5-й статьи Североатлантического договора о коллективной обороне на оккупированные территории.

И сейчас эта возможность звучит как наиболее реальная.

На самом деле подобная практика в НАТО уже есть. Статья 5 о коллективной обороне, например, не распространяется на территории-анклавы Испании в Северной Африке, на заморские департаменты Франции и Нидерландов или на Гавайские острова в Тихом океане, которые являются частью США (последнее, кстати, имеет вполне практические последствия: существует опасность атаки на Гавайи со стороны КНДР, и в этом случае Европа не несет обязательства по совместной обороне). Поэтому добавление еще нескольких исключений вполне возможно.

Публичным адвокатом присоединения Грузии к Альянсу также является бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен. Он считает, что "Грузия уже выполнила почти все критерии для членства в НАТО" и отдельно подчеркивает: ее вступление в НАТО без Абхазии и Южной Осетии не означает, что Грузия отказалась от этих территорий.

"Восточная Германия во времена холодной войны также не была защищена статьей 5, и это продолжалось до воссоединения Германии. Точно такой же принцип можно применить и к Грузии", – считает он.

А для нас главное – то, что в случае, если это правило сработает для Грузии, его можно будет применить и к Украине, как только вопрос нашего ПДЧ и впоследствии членства появится на повестке дня Альянса.

Авторы:

Сергей Сидоренко, Юрий Панченко,

редакторы "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua