О пользе визовой апелляции

Вторник, 25 ноября 2014, 11:05 — Леся Шовкун

10 дней назад "Европейская правда" опубликовала колонку журналиста Леси Шовкун, которая на собственном примере показала проблему безосновательных отказов украинским заявителям в европейских консульствах, которые, по отзывам, становятся все более частыми.

Теперь предлагаем вашему вниманию текст о том, как апелляция в посольство и публичная огласка способны исправить ситуацию.

* * * * *

Расскажу, наконец, чем завершился скандал с невыдачей нам визы посольством Германии.

Он подошел к концу уже через четыре дня после начала. Конечно, успешно для нас.

В том, что развязка могла быть иной, мы и не сомневались, поскольку никаких причин отказывать нам в визе у немецких дипломатов не было.

Как я имела возможность убедиться по отзывам конкретных людей в Facebook,

случаи безосновательных отказов в визе сейчас не только не редкость – в последнее время они значительно участились.

При этом многие в таких случаях отказываются подавать апелляцию. Ведь пока ее рассмотрят – а на это посольства отводят себе от месяца до фактически неограниченного срока, – ехать будет уже поздно.

Потому что билеты "сгорят", а событие, к которому была приурочена подача заявления на визу, скорее всего, уже пройдет.

Я считаю такую политику ошибочной.

Если вы убеждены, что все документы собрали правильно, вас не просили ничего донести и добавить, а заявление об отказе стало для вас неожиданностью – обязательно подавайте апелляцию. Это – документ, доказывающий вашу правоту. И вашу убежденность в неправоте консульского отдела.

Если нет апелляции – это значит, что вы фактически молча согласились с безосновательным отказом.

Поэтому для нас даже не стоял вопрос, готовить ли апелляцию – конечно же, готовить!

Конечно, бывают случаи, когда до поездки остается достаточно много времени, а каких-либо документов в пакете заявителя действительно не хватало, – тогда можно снова подать полный пакет. Это, вероятно, повлечет за собой финансовые затраты. Потому что если вы не подпадаете под категорию заявителей, с которых визовый сбор не взимается, следует снова готовить "взнос" для консульского отдела и/или визового центра.

Мы с Дмитрием подали апелляции под вечер того же дня, когда я написала предыдущий текст об отказе.

Апелляции, видимо, еще не успели (или как раз успели) достать из консульского ящика для корреспонденции, когда мне поступило развернутое СМС-сообщение за подписью председателя правового отдела посольства Германии в Украине Мартина Графа.

Суть месседжа сводилась к тому, что "прежде чем предавать это дело огласке, надо было дать нам шанс еще раз пересмотреть ваши документы".

Я ответила господину Графу: я – журналист, и это моя работа – "предавать огласке" вещи, важные для общества.

Конечно, среди комментариев к предыдущему тексту было немало упреков: мол, "журналисты обнаглели", "возомнили себя привилегированной кастой" и "страшно далеки от народа".

Но хочу подчеркнуть: выразив возмущение действиями посольства одной из ведущих стран ЕС, я заботилась не только о себе, такой "привилегированной".

Журналисты – только одна из категорий, для которых соглашением об упрощении визового режима предусмотрена упрощенная процедура оформления виз. Всего таких категорий – под два десятка.

Договоренности заключены на высшем уровне, между Киевом и Брюсселем, со всеми внесенными изменениями они вступили в силу в 2013 году.

И то, что даже "упрощенцы" получают необоснованные отказы, является очень важным сигналом.

Потому что если "досадные недоразумения" возникают даже в тех случаях, когда процедура должна быть легкой, то чего же ждать и кому жаловаться тем гражданам, которые под упрощенные процедуры не подпадают?

Несколько лет назад, после громких скандалов с Владимиром Вятровичем, Иреной Карпой и другими казалось, что ситуация с выдачей "шенгена" значительно улучшилась. В консульствах почти всех государств Шенгенского соглашения было зафиксировано заметное сокращение количества отказов – и речь идет не о каких-то особых категориях, а обо всех заявителях с украинским гражданством.

Но за последний год случаи явно безосновательных отказов снова участились – и "громких", и "рядовых".

А значит, есть все основания подозревать, что по итогам года будет зафиксирован и общий рост "отказного" процента...

Сложно не связывать это с войной, которая вновь сделала украинцев "невыгодными" Европе. Про обещания безвизового режима в таких обстоятельствах лучше и не вспоминать.

Возвращаясь к нашему случаю: нам визы дали.

Для рассмотрения апелляции хватило полутора рабочих дней.

Спасибо немецкому посольству – даже позаботились о том, чтобы мы успели в эту конкретную запланированную поездку в Гамбург. Хотя мы уже считали потерянными и билеты на самолет, и договоренности о встрече. И что-то мне подсказывает, что если бы не было той самой "огласки", рассмотрение апелляции вряд ли завершилось бы так быстро.

Правда, визы у нас почему-то не на пять лет, как мы просили в связи с соглашением между Украиной и ЕС, а на три. "Такое решение принял глава апелляционного отдела, он гражданин ФРГ", – пояснили мне в консульском отделе.

Спасибо и на том. Хотя логика рассуждений интересная: получается, на протяжении трех лет мне доверяют, а потом – что? Я перестану быть журналистом?

Хочется верить, что на самом деле таким образом дружественная Германия просто показывает свою уверенность: за три года безвизовый режим точно вступит в силу.

* * * * *

Напоследок – фото для привлечения внимания, из немецкого госпиталя, из палаты одного из наших бойцов.

 

Во время поездки нам удалось собрать материал не для одной, а, по меньшей мере, для полдесятка статей – о помощи Германии в лечении наших воинов, их судьбах, о добрых делах украинской диаспоры в ФРГ.

Все это мы, журналисты, обязательно опубликуем в ближайшее время.

Автор:

Леся Шовкун, журналист,
"Україна молода"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua