ЕС на пороге перемен: почему этот год будет решающим для евроамбиций Украины

Пятница, 19 января 2018, 16:24 — , Международный фонд "Відродження"
Фото: politico.eu

Два свидания этой недели – Макрона с Мэй и Меркель с Курцем – окончательно сформировали повестку дня ЕС: будущее союза, его бюджет на следующее десятилетие (многолетние финансовые рамки) и отношения с соседями (с Британией после Brexit).

Такой серьезной дискуссии в ЕС не было давно.

Пожалуй, самый близкий пример – дискуссия, которую вел Жак Делор по внутреннему рынку европейского сообщества во второй половине 1980-х. В той дискуссии было сформировано видение Европейского Союза, заменившего сообщество, возможное расширение ЕС на посткоммунистические страны и отношения с европейскими странами, которые в ЕС вступать не намерены. Неудачная попытка создать Конституцию для Европы должна была завершить тот большой проект.

Но теперь мы слышим от австрийского канцлера, что ЕС будет концентрироваться на больших вопросах – безопасность, внешние связи и оборона. Это вопросы, которые всегда были маргинализированы в ЕС. Будущее Союза обсуждается в Европарламенте и на встречах лидеров государств-членов – того же Курца и Меркель. Определенные очертания будущего ЕС мы узнаем 16 апреля, когда Макрон будет выступать в Европарламенте.

Усиливается тренд говорить о готовности платить больше в бюджет ЕС, который должен финансировать важные процессы.

Президент Эстонии подхватила эстафету Польши и Венгрии о готовности к большим взносам, а Франция все серьезнее выражает свою готовность к гибкому подходу к расходам на сельское хозяйство.

В мае мы увидим сложившееся предложение Комиссии относительно будущих финансовых рамок.

Ну и наконец, в вопросе Brexit модель становится понятной. Макрон достаточно просто сказал, что у Британии есть выбор: или норвежская модель – единственный рынок, но юрисдикция Европейского Суда и взносы в бюджет ЕС, или канадская модель – амбициозное, но обычное соглашение о свободной торговле.

Обе эти модели ранее определялись как неприемлемые для правительства Мэй, но кажется, что Комиссия сегодня переиграла британцев. Интересно, что когда Британия говорила о какой-то иной модели участия в едином рынке без юрисдикции Суда ЕС и взносов в бюджет, Норвегия сказала, что потребует пересмотра своих соглашений с Евросоюзом.

То есть Brexit действительно влияет на отношения Евросоюза с европейскими государствами, которые в ЕС не входят.

Может повлиять на отношения с соседями и развитие отношений Турции с ЕС. В этом году стороны признали, что дальнейшие переговоры о вступлении не имеют перспективы и говорят о "более прагматичных отношениях", то есть больше торговли и меньше интеграции.

Но тема вступления в ЕС приобретает новое содержание после заявления Юнкера о том, что "как только Великобритания выйдет из ЕС в соответствии со статьей 50, всегда будет статья 49, которая позволяет вернуться к членству". С одной стороны, это отказ от идеи того, что Brexit, возможно, не состоится, а с другой – это также шанс и для нас. Потому статья 49 снова становится актуальной.

В целом этот год – идеальный для формирования нового содержания наших отношений с ЕС. Конечно, о вступлении в ЕС говорить заранее, как написал президент в новогодней колонке, но это не значит, что мы должны просто ждать.

Наоборот, теперь мы можем определить, как мы будем интегрироваться в следующее десятилетие, реализуя амбициозные проекты на правовой основе Соглашения об ассоциации.

Для этого надо вписать все наши идеи в программное видение ЕС своего собственного развития, своего бюджета и своих отношений с соседями. Это видение должно быть сформировано уже в последующие месяцы. Чем дальше, тем сложнее будет что-то изменить.

А после выборов Европарламента в следующем году повестка дня ЕС будет сформирована на десятилетия, и мы будем работать в заданных рамках.

Что мы можем предложить? Идей в Украине достаточно, и реалистичных (единый цифровой рынок ЕС), и нет (таможенный союз с ЕС), но возможность их реализовать связана с рисками.

Первый – это риск застрять в спорах о соблюдении предыдущих договоренностей. Сага об Антикоррупционном суде и безвизе. Сага об энергетической реформе и анбандлинге. Сага о запрете экспорта древесины. Все эти вопросы блокируют разговор о будущем, увлекая нас в прошлое.

Второе – это расслоение внутренних реформ и евроинтеграции. Самый свежий пример – одобренная правительством концепция развития цифровой экономики, которая имеет лишь общее отсылки к европеизации этой политики и адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС и никоим образом не упоминает о возможности интеграции с рынком Евросоюза на основе Соглашения об ассоциации и об инициативе президента относительно цифрового рынка.

Правительство, конечно, занимается выполнением Соглашения в этой части, но это происходит параллельно. Соответственно, интеграция с ЕС остается чем-то отдельным, внешним и экзотическим.

Третье – чрезмерная концентрация на торговле. Конечно, чем больше мы продадим в ЕС, тем лучше. Но если мы говорим с ЕС только о торговле, то для них страна такого же ранга, как Канада или Новая Зеландия – важный торговый партнер и не более. Если мы хотим интегрироваться, как Норвегия или Польша, то речь должна идти прежде всего об интеграции рынков, а не только об условиях торговли товарами.

Кстати, о торговле с ЕС и ее влиянии на президентские выборы.

Во время следующей президентской каденции, кто бы ни выиграл выборы – он получит дивиденды от дальнейшей либерализации торговли с ЕС.

Соглашение предусматривает, что через пять лет с начала применения стороны будут договариваться о дальнейшей либерализации. Даже чисто статистически, исходя из нынешнего развития торговли, условия доступа станут лучше.

Наиболее разумно этим пользуется в своей риторике Юлия Тимошенко. Она критикует нынешнее соглашение, осознавая, что она сможет воспользоваться нынешними успехами в торговле в будущих переговорах с ЕС – гарантированный успех. Конечно, осталась мелочь – выиграть выборы.

Этот козырь может быть побит тем, что уже в конце этого года действующий президент сможет представить еще более амбициозную программу интеграции с Евросоюзом на следующие 10 лет. И не просто декларируемую, но и поддержанную ЕС и вписанную в его программные документы. Внутренние дискуссии в союзе – лучшая для этого возможность.

И если не воспользоваться этим шансом, то профессиональные евроинтеграторы следующие 10 лет и далее ограничатся бесконечным планированием, отчетностью, трансграничным сотрудничеством и не очень амбициозными проектами технической помощи.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua