Сокрушительные санкции? Как сделать меры против РФ эффективными

Среда, 15 августа 2018, 09:00 — , ICU
Фото: thenation.com

Второй раз в этом году в медиа говорят о "сокрушительных санкциях" в отношении Кремля из-за его внешней политики.

Впервые это было в начале апреля. Тогда, например, автор из Financial Times говорил, что "наконец нанесен разящий удар" по экономике РФ благодаря санкциям.

Однако влияние санкций оказалось скорее вялым и непродолжительным. Обменный курс рубля к доллару США понизился на 8% в течение одной недели – с 58 до 63. А доходность по государственным облигациям, номинированным в рублях, тогда выросла на полпроцента – с 7,05% до 7,6% за тот же период.

В целом, несмотря на ожидания, экономика РФ не испытала ничего похожего на разрушения.

Это подтверждается отчетом МВФ об экономике РФ, который вышел в конце мая этого года и в котором вы не найдете подтверждений обострения экономических проблем.

На этот раз о "сокрушительных санкциях" говорит группа американских конгрессменов, подготовивших новый закон.

По некоторым данным, в нем говорится об ограничении деятельности крупнейших коммерческих банков РФ и об ограничениях на операции с новыми выпусками суверенных ценных бумаг правительством России. Ожидается, что снова, как и в апреле, санкции будут иметь фактор неожиданности – то есть неизвестно, кто из олигархов или функционеров из кремлевского окружения получит клеймо "под санкциями", а также неизвестно, какими ценными бумагами от российских компаний будет запрещено торговать на международных финансовых рынках.

Главные вопросы остаются без изменений. Подкосят ли эти санкции экономику РФ настолько, чтобы заставить Кремль скорректировать свою внешнюю политику?

Стандартный взгляд

В российских медиа говорят о запланированных санкциях как о "более серьезных", чем предыдущие, а в официальных заявлениях из Кремля – ​​об "объявлении экономической войны". То есть российская сторона почти зеркально высказывается о драматизме санкций, как это делает упомянутая выше группа конгрессменов.

Принимая во внимание эти заявления, можно было бы утвердительно ответить на вопрос, подкосят ли экономику РФ эти санкции, но это поспешное утверждение. Оно, на мой взгляд, ошибочно. И вот почему.

Читайте также
Новый уровень санкций: Конгресс США отреагировал на российский курс Трампа

Сначала попробую объяснить стандартный подход к пониманию экономических отношений, сложившихся за последние четыре года между РФ и окружающим ее миром. Этот подход, основанный на трех предположениях, формирует взгляд тех, кто разрабатывает санкции.

Что это за предположения?

1. Макроэкономические показатели РФ уже первоклассные благодаря качественной работе технократической группы функционеров в "независимом" центральном банке и правительстве. Об этом говорят колонки лондонских экономистов, имеющих существенный опыт работы в частных финансовых учреждениях (инвестиционных банках и фондах).

Речь идет о таких показателях, как уровень государственного долга к ВВП (сейчас он меньше 20%), внешнего долга (30%). Дефицит госбюджета минимально возможный и может даже быть совершенно отсутствующим в этом году, счет текущих операций составляет 2-3% от ВВП, а размер официальных валютных резервов ($450 млрд) покрывает годы будущего импорта, в то время как некоторые экономики едва ли имеют покрытие на три месяца.

2. Макроэкономические показатели и были первоклассными до 2014 года. Да, в 2012-13 наблюдалось некоторое замедление экономики РФ. Но геополитические осложнения 2014 года и последующие санкции Запада, введенные после аннексии Крыма, столкнули экономику РФ в рецессию, с которой мастерски справилась вышеупомянутая группа технократов.

3. Санкции работают – ведь они сужают финансовый ресурс для распределения среди верхушки.

Этот политологический подход учитывает то, что с потерей внешних рынков, особенно из-за ограничений доступа к финансовым рынкам для компаний российских олигархов и государственного сектора, доступ к финансовым ресурсам для их последующего распределения кардинально сузился. Буквально говорится следующее: благодаря санкциям "кумулятивно снизился объем притока капитала в страну", а следовательно, экономика стагнирует. Мол, гипотетически, без санкций, страна и дальше наслаждалась бы привычным объемом притока капитала, экономика росла быстрее и не было бы нынешней вялости.

Итак, санкции ограничивают рост, экономика стагнирует. И это вызывает трения между внутренними группировками, имеющими тот или иной статус в кремлевской условной иерархии.

Почему этот подход не позволяет понять экономику РФ и ее уязвимость или неуязвимость к санкциям?

Для того чтобы понять, что будет дальше с экономикой РФ, нужно учитывать следующее:

1. Новая модель экономики: начиная с конца 2012 и начале 2013 года Кремль переводит экономику РФ на новой рельсы (или вводит новую модель). Она заключается в том, что экономика, проходя все головокружительные адаптации, переходит к монетарной системе, где экономические агенты используют преимущественно внутреннюю финансовую систему и собственную денежную единицу рубль – как для кредитования собственного бизнеса, так и для накопления богатств.

Такая модель более устойчива, чем прошлая или старая модель, которая действовала до переломного момента на стыке 2012-13 годов. В стандартном взгляде на РФ под санкциями делается предположение, что модель неизменна – она ​​не требует изменений, ведь выдерживает внешние и внутренние "шоки" и за штурвалом стоят технократы (пусть и собранные Путиным).

2. Предыдущая модель базировалась на широком применении принципа свободных рынков по привлечению иностранных инвестиций как от портфельных инвесторов, так и от так называемых "прямых" или стратегических и длительных инвесторов.

Характерной чертой этой модели были свободное применение иностранных валют и иностранных юрисдикций как для привлечения капитала (или его притока в экономику РФ), так и для накопления богатств в финансовых и нефинансовых активах (это называли оттоком капитала из экономики РФ). Свободное использование иностранных денежных единиц (в первую очередь доллара США) было очень характерной чертой внутренней банковской системы.

Новая модель существенно отличается от старой и имеет фундаментальную черту – это переход на собственную денежную единицу.

В случае полного перехода к такой модели потребность во внешнем "притоке" капитала нивелируется, ведь внутренние экономические агенты будут формировать активы (богатства) в финансовых инструментах, номинированных преимущественно в национальной валюте.

Отдельные черты этой модели уже просматриваются сейчас – внутренние и внешние обязательства банков и небанковского бизнеса постепенно уменьшаются. Об этом, например, свидетельствуют данные Международного банка расчетов (Швейцария).

При этом согласно стандартному подходу считается, что экономика РФ страдает без доступа к внешнему капиталу, мол, для Кремля это стимул нормализовать отношения с Западом и другими странами и восстановить "приток" капитала.

Откуда взялась потребность в новой модели?

В начале 2013 года Кремль столкнулся с четырьмя проблемами:

- падение социального доверия к власти до исторического минимума;

- рубль накопил существенную переоценку, что побудило руководство РФ признать "голландскую болезнь" в экономике (зависимость экономики от экспорта одного или нескольких видов сырья), которая обычно "лечится" девальвацией обменного курса (что и произошло в следующие пару лет);

- низкие темпы роста экономики в условиях, когда цены на нефть были все еще выше 100 долларов за баррель;

- высокая долларизация внутренней экономики и ожидаемого перехода ФРС США к свертыванию монетарной политики количественного смягчения, что обычно сопровождается усилением доллара США.

Без изменений экономика РФ оказалась бы в глубокой рецессии и финансовом кризисе, что сказалось бы рейтингах Кремля – ​​и это еще задолго до появления санкций! Но одновременно для проведения экономических изменений без ущерба для власти Кремля был нужен внешний буфер. Эту роль сыграли кампания "Крым наш" и общая конфронтация с Западом.

Соответственно, жесткая фискальная и монетарная политика Кремля имела целью страхование от внутренних неудач, от преждевременного перехода к стимулированию экономики через национальную финансовую систему. Однако, по логике Запада, последовательность совсем другая: текущий вялый экономический рост рассматривается как ограничение притока капитала извне.

Исходя из этой логики, возникает неприятный вывод: и новая волна санкций не приведет к краху экономики РФ.

А значит, надо искать ответ на вопрос: что в действительности является слабым местом Кремля?

Это не доступ к американской финансовой системе или счетам в западных банках и тем более не финансовые "ресурсы".

Больший удар по российской экономике может нанести блокировка доступа к технологически передовым реальным активам и технологиям – всему тому, что россияне не способны самостоятельно сделать и покупают за рубежом, включая даже потребительские товары.

А еще стоит помнить, что Кремлю крайне необходим контроль над настроениями собственных граждан, в отношении которых нужны действенные меры стимулирования. Последний шаг Кремля по проведению пенсионной реформы подкосил рейтинг российской власти. Для стимулирования позитивных настроений требуется все больше средств, что должно стать дополнительным поводом для девальвации рубля.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.