Brexit между популизмом и экономикой: уроки и предостережения для Украины

Пятница, 16 ноября 2018, 10:50 — , Международный фонд "Відродження"
Фото: thesun.co.uk

Перед Терезой ​​Мэй стоял сложный выбор – идти на поводу политически привлекательных лозунгов, или терять популярность и все-таки предлагать что-то рациональное.

Проект соглашения о Brexit не нравится практически всем. Соцопросы показали, что более 70% населения – против соглашения. Но при этом на сегодня нет политика, который готов был бы заменить Мэй на посту премьера и внедрить "жесткий Brexit", так как управлять этим хаосом было бы совершенно невозможно.

Проект соглашения это наглядно показывает – разорвать в один момент все социальные и экономические связи, отказавшись от норм, правил, процедур и баз данных ЕС, невозможно. Особенно если они на уровне ДНК проникли в систему национального государственного управления.

Как ни парадоксально, Тереза ​​Мэй выбрала политически более легкий формат.

Это соглашение действительно будет сложно "продать". Чрезвычайно сложно. Почти невозможно. Однако если ей это удастся, то у Британии будет время и осознание того, что и как надо урегулировать в отношениях с ЕС.

Если коротко – главное из того, что касается Украины в соглашении о Brexit, записано в статьях 3 и 4 Приложения 2 Протокола по Ирландии и Северной Ирландии, который добавлен к соглашению о Brexit.

Читайте также
Три дороги для Британии: почему на пути к Brexit нет выигрышной стратегии

Статья 3 гласит, что Великобритания применяет таможенный тариф и другие таможенные правила Союза и не имеет права вводить дополнительные пошлины и тарифные квоты для третьих государств.

Статья 4 гласит, что Великобритания полностью придерживается торговой политики Союза.

То есть никакой ЗСТ с Британией не будет, пока действует соглашение о Brexit. То есть как минимум до 1 января 2021 года, а на самом деле дольше, потому что в проекте соглашения предусмотрена возможность продления переходного периода.

Но эта информация будет иметь смысл, только если соглашение о Brexit состоится. То есть если парламент Британии его ратифицирует. Во всей истории переговоров об условиях выхода из ЕС вопрос ратификации любого соглашения был и остается главным. Потому что параметры были известны заранее – или супермягкий выход (как предложено в проекте соглашения), или хаотичное и полное прекращение экономических отношений и переговоры с нуля.

Политически привлекателен второй вариант, экономически – то, что прописано в обнародованном проекте соглашения.

Что это означает для Украины?

Во-первых, вы можете ненавидеть ЕС, но если вы с ним граничите, вам нужно урегулировать все мельчайшие вопросы торговли с ним – пошлины, техническое регулирование, транспорт, передвижение людей. Все мельчайшие бюрократические вопросы.

Если вы просто игнорируете ЕС и считаете их высокомерными бюрократами – вы просто строите экономическую китайскую стену на границе с ЕС и превращаете себя в экономическую татарскую пустыню. Это понимают в Норвегии, в Швейцарии. Теперь это понимают и в Британии. Было бы хорошо, чтобы понимали и в Украине.

Во-вторых, выстраивать политическую поддержку соглашений с ЕС на национальном уровне сложно, но нужно.

Можно как угодно относиться к Мэй, но в Украине примеры такой проактивной политической эквилибристики и работы с парламентариями по продвижению рационального соглашения с ЕС отсутствуют. Все случаи торга "что-то для евроинтеграции в обмен на схемы" – не в счет.

Читайте также
Партнерство, но не интеграция: что не так с движением Украины в ЕС

В-третьих, идеи, концепции, планы, позиционные документы, речи – все это хорошо, но второстепенно. Значение имеет одно – или вы договариваетесь по всем практическим аспектам отношений с ЕС, или нет. Или ваши таможенники получают доступ ко всем нужным базам данных (в том числе необходимой нам NTCS), или нет.

В-четвертых, ЕС – это очень сложно и технократично. Продраться сквозь сложную архитектуру соглашения, через перечень актов ЕС, которых и дальше будет придерживаться Великобритания, через все нюансы и исключения в передвижении людей, торговле товарами и финансовых вопросах – это вызов для кого угодно. Но именно это и есть ЕС – страницы и страницы правил.

Поэтому с этим просто надо уметь работать.

Не отдавать на аутсорс чиновникам, техническим экспертам или, не дай Бог, внешним консультантам, а разбираться на политическом уровне.

И, наконец, соглашение об условиях Brexit иллюстрирует, сколько всего нам надо сделать в таможенной сфере и нетарифных вопросах, чтобы интегрировать нашу промышленность в экономическое пространство ЕС.

Британская индустрия страшно боится хаоса дезинтеграции. И десятки страниц, посвященных в проекте соглашения вопросам движения товаров – это защита британского бизнеса. Наш бизнес заслуживает такой ​​же поддержки в интеграции с ЕС.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.