Андрюс Кубилюс: "Необходимо отказаться от финансирования партий бизнесом"

Среда, 25 февраля 2015, 15:30 — , Европейская правда
delfi.lt

Бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс входит в штаб известных европейских политиков, консультирующих украинское правительство. При этом, в отличие от словака Ивана Миклоша, он остается в большой литовской политике, а значит, вскоре может приехать в Киев уже в официальном статусе.

Часть его советов украинскому правительству давно на слуху – консолидация бюджета, справедливые тарифы на энергоносители. Однако другая их часть неожиданна. Андрюс Кубилюс считает что Антикоррупционное бюро будет малоэффективным без устранения ключевой причины политической коррупции – финансирования партий бизнесом. По его мнению, бюджетное финансирование обойдется стране куда дешевле.

Еще один совет – переход к жесткой привязке курса гривны к евро. Это очень неоднозначный совет, признает он сам, поскольку, последуя ему, страна лишит себя инструментов монетарной политики. Однако в неумелых руках, уточняет Кубилюс, такие инструменты могут принести больше вреда, чем пользы.

- Прежде всего, расскажите о целях вашего визита в Украину?

- Визит был организован европейским сообществом христианских демократов. Цель проста – рассказать, как мы проводили реформы в Литве, о моем опыте премьер-министра. Об этом я говорил как с бизнесом, так и с членами украинского правительства, включая премьер-министра. Уточню, что с начала декабря я уже шестой раз в Киеве.

- Речь идет о постоянных консультациях украинского правительства?

- Речь идет о неформальной группе консультантов, организованной известным шведским экономистом Андресом Аслундом. В нее входят ряд канадских профессоров украинского происхождения, а также я и Иван Миклош (словацкий реформатор. - Ред.).

- Иван Миклош уже официально стал советником министров экономического развития и финансов. А вам предложена подобная должность?

- Я все еще остаюсь в активной литовской политике, а поэтому не могут так переключиться. Однако мы пытаемся использовать все имеющиеся возможности, включая межпартийные связи, для привлечения как можно большего количества известных экспертов для помощи Украине.

- Как вы оцениваете работу нынешнего украинского правительства?

- Правительство имеет очень хорошие качества. Мы встречались с рядом министров и видим, что их квалификация очень высока. Даже я полушутя говорил, что, вспоминая свой опыт премьер-министра, я мог бы завидовать такому подбору министров. Те люди, которые пришли из бизнеса и финансового сектора, имеют очень хороший багаж знаний. Именно поэтому я с оптимизмом отношусь к перспективам украинских реформ.

Что в такой связи можем дать мы – это политический опыт. Как проводить реформы, на что обращать внимание и как выстраивать политические коммуникации.

При этом мы рекомендуем обратить больше внимания на информационное сопровождение реформ.

Речь идет не только об информировании граждан Украины через СМИ, но и о налаживании взаимодействия правительства с парламентом, с правительствами других стран.

- Здесь вы видите недоработки?

- Мы видим, что украинскому правительству не хватает опыта в этой сфере, а она очень важна. Наш – мой и Миклоша - совет очень прост.

Необходимо выбрать главные приоритеты и концентрировать на них свое внимание и политическую волю.

Большой кризис дает возможности для проведения больших реформ. Однако для этого премьер-министр должен куда активнее участвовать в этих коммуникациях, продвигая реализацию этих приоритетов.

При этом в случае с Украиной такие приоритеты очевидны...

- Назовите их!

- В условиях большого дефицита бюджета необходимо заниматься фискальной консолидацией. Достичь этого возможно лишь уменьшая расходы. Поэтому следующий приоритет – снятие субсидий в энергетике.

- Но такой шаг может вызвать рост неплатежей!

- Вполне возможно, однако, исходя из наших обсуждений с членами правительства и руководством НАК "Нафтогаз Украины", мы видим, что у всех есть понимание необходимости такого шага и понимание инструментов по смягчению его негативного эффекта для населения.

Следующий приоритет – его можно очень быстро реализовать и увидеть результаты – реформа менеджмента госпредприятий.

- Речь идет о конкурсной основе привлечения топ-менеджеров или же о приватизации?

- Для начала нужно решить задачи с менеджментом. Мы проходили подобный путь в Литве в 2010 году. Более того, министр, который проводил такие реформы, уже стал советником Айвараса Абромавичюса именно по этому вопросу.

Что мы делали? Для начала – выбирали и публиковали все экономические данные о работе госкомпаний. Это позволяло сравнивать их между собой и оценивать изменения. После этого мы стали менять систему их руководства. Это позволило перейти от режима телефонного управления к нормальной бизнес-модели.

Еще один приоритет – реформа системы госзакупок. Это очень большие деньги, а поэтому повышение прозрачности в этой сфере даст очень большую экономию.

Также необходимо показать успех в борьбе с коррупцией. Тут нужно понимать, что часто это очень долговременные реформы, а успех нужно показать уже сейчас. Я поддерживаю шаги украинского правительства в этой сфере, в частности – создание Антикоррупционного бюро.

Но мое мнение – и я советовал именно это, - Украине нужно начать с изменения принципов финансирования партий и избирательных кампаний.

Необходимо отказаться от возможности финансирования партий бизнесом. Мы запретили это, заменив бюджетным финансированием, и сразу заметили, как наша политика отделяется от бизнес-интересов.

- Выдержит ли такую реформу украинский бюджет?

- Поверьте, при любом состоянии бюджета лучше согласиться на такие расходы для бюджетного финансирования, чем экономить, согласившись на большую государственную коррупцию.

- Украинские политики согласны с таким советом?

- Насколько я знаю, такая возможность обсуждается.

Еще один момент, на который хочу обратить внимание.

Когда у правительства определены приоритеты, гораздо легче осуществлять то, что мы с Иваном Миклошем называем ручным управлением коалицией.

Необходимо убедить парламентскую коалицию принимать все законопроекты, связанные с реализацией этих приоритетов. У нас это занимало больше времени у премьера, чем подготовка самих законопроектов. В этом я вижу наш опыт реформ.

- По вашему мнению, нынешний уровень коммуникаций между правительством и парламентом недостаточен?

- Недостаточен! Что мы делали в период кризиса? Я, как премьер-министр, каждый день ходил в парламент, встречался с депутатами и убеждал их поддержать наши инициативы. Это было сложно, поскольку мы не имели стабильного большинства.

То же самое было в Словакии. Иван Миклош писал реформы, а премьер-министр Миколаш Дзуринда искал голоса для их поддержки.

Это уже определенный стиль работы, и украинскому правительству необходимо ему научиться.

- А в чем проблемы в международных коммуникациях украинского правительства?

- В том же самом. В западных столицах должны поверить, что украинское правительство осуществляет большие реформы.

- А сейчас такого доверия нет?

- Над этим еще нужно поработать. А для этого нужно не просто неконкретно заявлять, что мы делаем реформы, а определиться с приоритетами и пошагово показывать их реализацию.

Очень важно – первые результаты должны быть заметны уже очень скоро.

Хороший пример в Украине – реформа полиции, которую проводит замглавы МВД Эка Згуладзе. Это очень правильный подход, в том числе и потому, что первые результаты будут заметны уже в июне.

Наш совет - такие результаты повышают доверие к работе всего правительства.

- К слову, о чиновниках-экспатах. Насколько оправданна такая практика – приглашать на работу в правительство иностранцев?

- Это очень интересная и привлекательная практика. Вы привлекаете тех людей, которые лучше всего способны проводить необходимые реформы. Я был бы очень рад, если бы у меня, когда я был премьер-министром, была такая возможность. Например, ту же реформу госпредприятий мы проводили, пользуясь рекомендациями шведского эксперта. Но мы не могли напрямую поставить его руководить проведением этой работы.

- Одной из ваших инициатив в Литве было предоставление второго гражданства. Насколько это применимо к Украине?

- К сожалению, эти планы не удалось реализовать. В Конституции Литвы записано, что литовец может иметь лишь одно гражданство и это создает проблемы. Особенно – для небольших государств. Обычно такие государство стараются беречь своих граждан. В том числе – если он уезжает в другую страну и получает там гражданство, он может сохранить свое первоначальное.

- В Украине этому препятствует боязнь рисков, связанных с двойным украинско-российским гражданством...

- Безусловно, это проблема и для нас.

Мы пытались провести норму о возможности двойного гражданства лишь со странами-членами НАТО. Мы тоже понимаем, что нам не нужно двойное российское гражданство.

Что касается Украины, то мне кажется, подобный шаг мог бы решить много проблем – в том числе с привлечением классных специалистов.

- Литва с нынешнего года вошла в зону евро. Ради этого во время кризиса стране пришлось проводить жесткую монетарную политику, удерживая курс лита. В этой связи можете ли вы оценить нынешние действия Нацбанка Украины?

- Такая оценка сложна, поскольку мы распрощались с большой частью полномочий нашего центробанка еще в 1995 году. Курс нашей валюты был привязан сначала к доллару, а потом к евро. Поэтому наш центробанк лишь осуществлял надзор над коммерческими банками, но не мог "играться" с курсом. За это время мы уже и разучились использовать такие инструменты.

- Такой путь был бы правильным для Украины?

- Вполне. Это решение в 1995 году было введено именно потому, что центробанк оказался не в состоянии стабилизировать валютный курс. Он все время скакал, и это было проблемой для всех. Об этих проблемах мы забыли сразу после введения привязки курса.

- А каковы риски такого решения?

- Риски – возможности действия во время кризиса. Если до кризиса наша экономика была перегрета, то в 2009 году она упала на 15%. У нас не было возможности использовать монетарные инструменты – печатать больше денег и девальвировать лит. Польша умело использовала эти механизмы, и кризис у них был более мягким. Нам же пришлось идти на внутреннюю девальвацию – уменьшение заработных плат. Это быстро подняло конкурентоспособность нашей продукции, и мы быстро вернулись к экономическому росту. Однако сначала это было очень болезненно.

- Соответственно – насколько это применимо к Украине?

- Для нас это было удачным решением.

Следует помнить, что инструменты монетарной политики – это палка о двух концах. При неумном использовании вреда от них будет больше.

Наш опыт – а у меня есть опыт прохождения через два кризиса – показывает, что и без этих инструментов страна вполне способна проходить кризисы.

- И в заключение – каковы основные ошибки украинского правительства?

- Главное – исторически страна не проводила реформы. Если говорить о нынешнем правительстве, то таких уж больших ошибок я не вижу. Главное – коммуницировать с обществом и четко декларировать свои приоритеты.

Из нашего опыта скажу, что самая большая опасность – в завышенных надеждах населения. Это приводит к разочарованию. Я сам помню, как 25 лет назад, в 1990 году, я считал и всем говорил, что через год мы будем жить, как в Швеции. И я помню, как быстро у населения появилось чувство разочарования.

Именно поэтому правительству нужно четко декларировать, каких результатов реформ оно ожидает, и показывать пусть и небольшие, но успехи своей работы.

Интервью взял Юрий Панченко, 

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua