"Мы не видим причин, чтобы Россия напала на Швецию, но должны быть настороже"

Пятница, 30 ноября 2018, 09:01 — , Европейская правда, Стокгольм-Киев
Фото: government.se

Военная активность России привела к появлению новых угроз, в том числе и в отншении стран, не являющихся членами НАТО, и среди них - Швеции. 

Новая реальность уже потребовала от Стокгольма усилить безопасность острова Готланд, инвестировать средства в закупку нового вооружения, а также всерьез обеспокоиться безопасностью в киберпространстве. 

При этом в шведском обществе не один год идут дискуссии относительно возможного вступления в НАТО. Решение об этом во многом зависит от того, какая коалиция сформирует власть в стране: право- или левоцентристы. 

О новых угрозах на Балтике, ответных шагах Стокгольма, отношении шведов к НАТО, а также о поддержке королевством Украины ЕвроПравда поговорила с политическим директором Минобороны Швеции Йоханом Лагерлефом.

"Вызов номер один – это действия России"

– Ситуация с безопасностью в Европе изменилась. Как Швеция отвечает на эту проблему?

– Действительно, долгое время после конца холодной войны мы думали, что у нас в Северной Европе будет устойчивый мир и спокойствие. Потому политика Швеции была больше сосредоточена на сотрудничестве, например – на содействии интеграции стран Балтии в западное сообщество.

Это повлияло и на нашу оборонную политику. Поскольку мы не видели угроз своей территории, то сосредоточились на содействии операциям в Афганистане и странах Африки. Но 10 лет назад – после российско-грузинской войны – мы увидели, что снова пришло время переориентировать нашу политику безопасности.

Наши ключевые принципы остались неизменными, но сегодня появились новые вызовы.

Не раскрою тайны, если скажу, что вызов номер один – это действия России.

Как следствие, мы переориентировали усилия на национальную оборону и улучшение наших боевых возможностей. Мы возобновили призыв и переориентировали нашу концепцию тотальной обороны.

– Вы говорите, что сделали выводы еще 10 лет назад. Что же тогда за эти годы изменила Швеция?

– Наши правительства, как нынешнее, так и предыдущее, были очень откровенны, дав политический сигнал о том, что мы не приемлем такие действия России. За этот период мы также наблюдали за наращиванием военного потенциала на российской стороне и проведением более масштабных и сложных учений, в том числе внезапных проверок боевой готовности.

Поэтому мы стали более активны в Балтийском море – там мы, к примеру, проводим больше вылетов истребителей, чтобы защитить наши границы и воздушное пространство.

Видя действия России, мы показываем, что мы начеку.

– Усиление обороны невозможно без увеличения военного бюджета.

– Безусловно. За четыре годы рост бюджета составил 27%.

Впрочем, этого все еще недостаточно, особенно если сравнивать с нашими расходами во времена холодной войны. Тогда мы тратили на оборону 2,5-3% ВВП, сейчас – чуть более 1%. Так что еще нужно увеличивать бюджет.

Читайте также
Швеция в поисках коалиции: возможно ли создание правительства с участием "друзей Путина"

В этом вопросе у нас есть широкое политическое согласие – и в парламенте, и в обществе. Дискуссия ведется о том, насколько быстрым должен быть рост расходов на оборону и до какого уровня они должны вырасти.

Консерваторы – крупнейшая оппозиционная партия, предложили увеличение оборонного бюджета в размере 2% ВВП на протяжении 10 лет. Похожие предложения сделали и другие правые партии.

Социал-демократы объявили о более скромных планах. Пока неясно, выйдем ли мы на 2% ВВП, или на 1,6%. Но можно быть вполне уверенным, что будет существенное увеличение.

И это очень важно, поскольку у нас есть много упущений в части обороны. Например, нам необходимо модернизировать несколько систем вооружений, а также количественно увеличить личный состав армии.

– А какова позиция шведского общества по поводу агрессивной политики России?

– Мне кажется,что среди политиков и общественности в этом вопросе существует широкое согласие.

Мы обеспокоены, что Россия все больше и больше становится авторитарным государством с еще более военизированным обществом. Поэтому в шведском обществе нет иллюзий в отношении российского руководства – мы прекрасно видим его действия в Грузии, Украине и Сирии.

"Если русские на нас нападут, то могут достичь успеха"

– Возможно ли, что Швеция станет объектом российской агрессии?

– Мы не считаем РФ прямой военной угрозой для стран ЕС. Однако Россия в непосредственной близости от нас увеличивает свой военный потенциал в Калининграде, внедряет новые системы стратегических вооружений и иногда прибегает к резкой полемике. Кроме того, так называемая гибридная деятельность проводится в Швеции и других странах.

Мы все это видим и потому – работаем над обороной и безопасностью.

И хотя мы не видим очевидной причины для того, чтобы Россия напала на нас, мы должны быть настороже. Ведь мир меняется!

В Балтийском море мы восстанавливаем наше постоянное военное присутствие на острове Готланд с новым полком и бронетехникой. Мы также укрепляем сотрудничество в области обороны с соседними странами вокруг Балтийского моря, а также с Соединенными Штатами и Соединенным Королевством.

Кроме того, мы проводим большое количество учений. В прошлом году мы провели крупнейшие национальные учения за последние 25 лет, под названием "Аврора", у которых был сценарий защиты Швеции от вооруженного нападения. Вместе со шведскими войсками участвовали войска из стран Северной Европы и Балтии, США и Франции.

Осенью этого года значительная часть шведской армии участвует в учениях НАТО "Trident Juncture" в Норвегии. Учениями мы укрепляем наши собственные возможности и возможность действовать вместе с другими странами.

Этим мы посылаем сигнал потенциальным агрессорам, что мы будем защищать себя, если это необходимо.

– В случае широкомасштабной российской агрессии шведская армия – в ее нынешнем состоянии – способна ей противостоять?

– На самом деле мы не обсуждаем подобные сценарии. Конечно, Россия - большая страна, и если они по какой-то причине нападут, то, полагаю, могут достичь успеха. Но мы стараемся балансировать свои силы обороны.

У нас довольно мощная авиация. Также мы приняли решение усилить нашу ПВО, для чего приобретаем систему Patriot. Мы также заказали новые подводные лодки, которые очень эффективны.

Наша задача – показать,что мы готовы к возможным угрозам и можем защитить себя, если это будет необходимо.

– Еще одна новая угроза – атаки в киберпространстве.

Читайте также
"Наши ценности часто атакуют и они нуждаются в защите": шведский опыт борьбы с фейками

– Все верно, и такие атаки фиксируются и в Швеции. Отчеты нашей полиции безопасности указывают на ряд стран, откуда чаще всего исходят такие атаки. Россия – одна из них. Также часто упоминаются Китай и Иран.

Но есть основания говорить, что главным игроком является именно Россия.

Впрочем, как вы знаете, крайне сложно доказать связь таких атак с государствами и с правительствами этих стран.

– Обычно кибератаки учащаются во время выборов.

– У нас недавно были выборы, и тема возможных кибератак очень часто обсуждалась во время подготовки к ним.

Мы активно готовились противодействовать им. Чтобы повысить осведомленность общества, эта тема активно обсуждалась политическими партиями и населением. Например, политические партии были проинформированы, как защищать свои сервера.

Я верю, что эта подготовка была полезной, и хотя некоторые кибератаки имели место, их масштаб был небольшим.

"По вопросу членства в НАТО у нас есть разделение в обществе"

– Швеция не является членом НАТО. Возможно ли, что это изменится?

– Швеция не входит в военные союзы, и подобную позицию занимает Финляндия. После Второй мировой войны обсуждалась возможность создания северного оборонного союза, но Дания и Норвегия отдали предпочтение сотрудничеству с США и Канадой в рамках НАТО.

С середины 1990-х годов Финляндия и Швеция установили широкое партнерство с НАТО. И вопрос о возможном будущем с НАТО иногда обсуждается.

 

– Почему бы это не изменить сейчас?

– Во времена холодной войны тот факт, что мы не входили в НАТО, не воспринимался как проблема в шведском обществе. Наоборот, эта политика имела как политическую, так и общественную поддержку.

На сегодняшний день есть консенсус по поводу необходимости тесного сотрудничества с НАТО. Правительственная коалиция 2014-2018, в состав которой входили социал-демократы и зеленая партия, придерживалась политики, что нужно развивать сотрудничество с НАТО, но без членства.

Один из аргументов заключается в том, что идея вступить в НАТО приведет к изменениям в политике безопасности, что в свою очередь приведет к сложным внутренним дискуссиям. К тому же есть понимание, что такое решение потребует общенационального референдума.

С другой стороны, у нас есть четыре правоцентристские партии, которые активно продвигают идею членства Швеции в НАТО. Так что в зависимости от того, кто сформирует правительство, ситуация еще может поменяться. Но даже в таком случае не стоит ждать быстрых изменений – этот процесс потребует далеко не один год.

Опросы общественного мнения показывают, что по этому вопросу есть разделение в обществе. Многие люди не определились.

– Не являясь членом НАТО, Швеция, тем не менее, принимает участие в его миротворческих операциях.

– Да, для нас важно поддерживать мир и безопасность, участвуя в операциях по поддержанию мира под мандатом ООН, как в случае операции в Афганистане под руководством НАТО. Сейчас наше основное международное участие – это операция ООН в Мали.

Еще одно важное направление – это развитие потенциала наших партнеров, например Украины. В частности, мы вместе с канадцами участвуем в обучении украинских войск.

– Но активность сотрудничества Швеции и Украины в сфере обороны значительно ниже, чем уровень политического сотрудничества наших стран.

– Это означает лишь то, что мы делаем много для финансовой поддержки Украины, а также для помощи Украине в других сферах, не связанных с обороной.

А в части военного сотрудничества, в партнерстве с Канадой, нам важно поддержать украинскую армию. Мы внимательно слушаем запросы с украинской стороны, чтобы предоставить правильную поддержку и обучение.

Более того, очевидно, что нам стоит учиться на вашем опыте. Так что военное сотрудничество представляет обоюдный интерес.

Интервью взял Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Интервью стало возможным благодаря поддержке Шведского института и Посольства Швеции в Украине

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.