Еврокомиссия: битва за Юнкера, битва против традиций

Среда, 18 июня 2014, 18:28 — Сергей Сидоренко, ЕвроПравда, Брюссель
www.lessentiel.lu

Немецкий канцлер Ангела Меркель за последние недели вновь доказала, что Германия – главная страна Евросоюза, а немецкий руководитель пусть не де-юре, но де-факто является ключевым звеном машины европейской власти. 

2014 год – это период смены власти в ЕС. В этом году должна состояться полная замена состава Еврокомиссии.

Не смотря на то, что полномочия нынешнего президента Еврокомиссии, Жозе Мануэла Баррозу, истекают лишь во второй половине осени, подготовка решения о выборе его преемника началась задолго до крайнего срока.

Точнее сказать – не подготовка, а борьба за полномочия. И в этой борьбе, похоже, Меркель сумела одержать победу.

Вопреки сопротивлению представителей левых сил, и даже не смотря на угрозы Британии выйти из ЕС в знак протеста, новым президентом Еврокомиссии должен стать люксембуржец Жан-Клод Юнкер.

Этот выбор противоречит сложившимися в ЕС традициям.

Но на нем настаивает Меркель.

Цена вопроса

Президент Еврокомиссии – крайне влиятельная фигура в системе брюссельской власти. 

Конечно, его полномочия не сравнимы с властью премьер-министра в суверенных государствах (к примеру, в Украине). Система власти в ЕС построена совсем иначе – она основана на принципе взаимного сдерживания. Ни один из брюссельских чиновников не может самостоятельно принимать решения, обязательные для всех стран-членов Евросоюза. Механизм продуман так, чтобы исключить узурпацию власти отдельными лицами или странами.

Тем не менее, рычаги лоббизма никто не отменял. 

Ценность руководителя в любой бюрократической системе - в том, что он способен инициировать или ускорять рассмотрение одних решений и притормаживать рассмотрение других.

Еврокомиссия – исполнительный орган ЕС, аналог Кабинета министров. "Нужных" и "ненужных" решений через нее проходит более чем достаточно. Так  пост президента ЕК, по сути – самый влиятельный в Брюсселе.

Традиции против правил

В европейской политике одинаковую важность имеют процедуры и традиции. За десятилетия существования ЕС в этом союзе сложилось неписаное правило – два президента подряд не должны принадлежать к одной "семье" политических партий. 

В ЕС ест три ключевых партийных группы - правые, левые и либералы.

Традиционно  после ухода президента ЕК от "правых" сил Еврокомиссию возглавляет либо "левый" политик либо "либерал". После "левого" власть отдают "либералу" либо "правому" и так далее.

Единственное исключение действовало для тех случаев, когда президент ЕК остается в должности на второй пятилетний срок (к примеру, Баррозу возглавлял ЕК два срока подряд). Но после этого передача президентского кресла была безальтернативной. 

Это правило не прописано в уставных договорах Евросоюза, но с 1958 года оно ни разу не было нарушено. 12 президентов ЕК сменялись в соответствии с принципом партийной ротации

Нынешний президент, Баррозу, представляет правоцентрастское крыло – группу Европейских народных партий (ЕНП). Официальным кандидатом на должность президента ЕК от левого крыла (группы социал-демократов, СД) стал немецкий политик Мартин Шульц. Либералы нынче существенно потеряли в рейтинге, так что их президентство не рассматривалось всерьез.

Шульц - действующий президент Европарламента, он довольно успешно руководил этим органом. Естественно, политик рассчитывал, что теперь он автоматически займет высокий пост с ежемесячным окладом в 27 тысяч евро. 

Но Ангела Меркель сочла иначе.

В Бундесканцелярии напомнили, что в 2009 году начал действовать Лиссабонский договор – новая версия соглашения, определяющего принципы работы ЕС. В этом документе есть фраза о том, что кандидатуру нового комиссара необходимо определять "с учетом результатов выборов в Европейский парламент".

На выборах 2014 года "народники" получили в ЕП 221 мандат (всего в ЕП - 751 депутат). У социалистов – не намного меньше, 192 депутата. Как видно, ни одна из сил не контролирует большинство. К тому же, ЕНП существенно потеряла вес в сравнении с прошлым созывом Европарламента, где у нее было 274 мандата, в то время гроппа СД - сохранила свою долю в парламенте.

Но Ангела Меркель заявила, что даже минимального преимущества ее соратников достаточно, чтобы главой Еврокомиссии стал ее кандидат, Жан-Клод Юнкер. 

То, что это требование нарушает традиции ЕС, в Берлине предпочитают не замечать.

Назначение от противного

На самом деле вопрос не в Юнкере. Для немецкого канцлера не так важно видеть именно этого политика во главе ЕК. 

Камнем преткновения стал Мартин Шульц.

Меркель готова сделать все возможное, чтобы не допустить его к руководству Еврокомиссией. Более того, на минувшей неделе выяснилось, что Меркель намерена блокировать выдвижение Шульца даже в качестве рядового еврокомиссара.

Когда выдвижение Юнкера начало вызывать сопротивление других стран-членов ЕС, Меркель попыталась найти ему замену – известно что она, к примеру, проводила переговоры с нынешней главой МВФ Кристин Лагард, предлагая ей возглавить ЕК. Лагард публично отказалась принять это предложение, после чего на арену вернули Юнкера.

Европейские политики любят говорить о том, насколько важна для них партийная идеология и принципы, но в противостоянии Шульц-Юнкер это правило не работает. Весной, перед выборами в ЕП, в Германии состоялись телевизионные дебаты между "правым" и "левым" лидерами. Они показали, что между данными политиками нет существенных различий. Они придерживаются схожего видения по поводу путей развития ЕС и экономической политики союза.

Так в чем же суть конфликта?

Похоже, главной проблемой в данном случае является не только партийность, но и национальность Мартина Шульца.

Проблема в том, что он немец.

В Германии, как и в большинстве стран ЕС, есть две ключевых партии с наибольшим влиянием на реальную политику. Меркель возглавляет правоцентристский ХДС (Христианско-демократический союз). Шульц представляет противоположное крыло – левоцентристскую Социал-демократическую партию (СДПГ).

Таким образом, для Ангелы Меркель проблема выбора между Юнкером и Шульцем – не "европейская", а внутриполитическая.

Если Меркель согласится, чтобы Мартин Шульц переехал в Брюссель, она создаст себе влиятельного и узнаваемого конкурента на будущих выборах в Бундестаг. И, вполне возможно, – в результате ее партия потеряет пост канцлера

А это – намного большая проблема, чем "чужой" глава Еврокомиссии.

Британский ультиматум

Учитывая вес Германии во внутриевропейских дискуссиях, "младшие партнеры" Меркель по ЕС могли бы "стерпеть" ее ультимативное требование.

Но против оказались другие гранды европейской политики. Франция, где посты президента и премьера принадлежат социалистам, прогнозируемо была не в восторге от ротации. В Берлине ожидали этого и загодя начали консультации с Парижем.

Но главным очагом сопротивления оказалась другая столица. Британский премьер Девид Камерон представляет семью "правых" партий, однако не захотел подчиняться партийной линии. Лондон оказался наибольшим противником кандидатуры Юнкера. 

На протяжении последних двух недель Камерон сделал с десяток заявлений о недопустимости назначения Юнкера, опубликовал в европейских СМИ несколько статей под своей подписью, посвященных критике выбора "народников". 

В наиболее жестких своих высказываниях премьер заявил даже о том, что назначение Жан-Клода Юнкера подтолкнет Британию к выходу из состава ЕС.

Претензии британского лидера основаны на том что, что Юнкер - сторонник сохранения сильной власти европейских институций в их нынешней конструкции. Британия же, напротив, выступает за проведение глубокой реформы ЕС и внедрения "разноскоростного" принципа во всех сферах, где это только возможно.

Лондон и сейчас участвует не во всех активностях Евросоюза. Британия не присоединяется к зоне евро, она ведет свою визовую, миграционную политику. Но общественное мнение на островах склонно поддерживать еще большую самостоятельность.

Камерон, который боится поражения на британских парламентских выборах, готов следовать голосу народа.

Примечательно, что Лондон, отвергая Юнкера, не предлагает альтернативы – Мартин Шульц, к примеру, также является сторонником сильной Европы. 

Но такова суть политики. Зачастую она требует популизма от лидеров.

Меркель – также не новичок в политических играх. За минувшие недели она нашла аргументы для всех или почти для всех тех лидеров ЕС, кто мог поддержать Камерона. Встречи с европейскими коллегами приходилось проводить в самых неожиданных местах – хрестоматийным примером стала ее прогулка в лодке по стокгольмскому озеру вместе с Камероном, а также шведским и нидерландским премьерами.

фото timesofmalta.com

Кто что и кому обещал в рамках этого разговора без помощников и советников, достоверно неизвестно. Но теперь Швеция, выступавшая в поддержку Шульца, не проявляет в этом активности.

Безусловно, фронт работы Берлина не исчерпан, но день за днем из европейских стран поступают сообщения о новых победах Юнкера на невидимом фронте.

В среду, похоже, пал итальянский бастион. Брюссельское издание Euractiv сообщило, что премьер Италии Маттео Рензи также склоняется к поддержке Юнкера. В преддверии председательства Рима в ЕС (стартует 1 июля) Рензи совершенно не по душе перспектива прийти к расколу в ЕС и нажить влиятельного врага в лице немецкого канцлера.

Похоже, что уже к ближайшему саммиту ЕС, который состоится в Бельгии 26-27 июня, Меркель добьется своего и Юнкер станет официальным согласованным претендентом на пост президента ЕК.

А Камерон пусть сам думает, как выбираться из имиджевой ямы, в которой он при этом окажется.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua