Из года кризисов в год неопределенности: что ждет Евросоюз после 1 января

Вторник, 27 декабря 2016, 13:40 — , Европейская правда
Ангела Меркель на месте теракта в Берлине, декабрь 2016 года. Фото www.telegraph.co.uk

2016-й стал для ЕС едва ли не самым сложным годом за всю почти 60-летнюю историю.

Он завершает год значительно более слабым, чем входил в него.

В частности, Евросоюзу так и не удалось решить ключевые проблемы, пришедшие из предыдущего года. К ним прибавились новые вызовы, ответы на которые придется искать уже в 2017-м.

Впервые вызовы выросли до уровня, который позволяет говорить об угрозе для идеи объединенной Европы.

Такого не было даже в самый сложный период мирового финансового кризиса 2008 года. Однако 2017-й может как катализировать разрушительные процессы, так и стать началом обновления ЕС.

Беженцы и Brexit: удары извне и изнутри

Некоторые проблемы пришли в 2016 год из предыдущего – прежде всего мигрантский кризис.

И хотя в нынешнем году наплыв беженцев замедлился, эта проблема остается под номером один. Сейчас в странах ЕС – более миллиона мигрантов из неспокойных регионов, и это уже стало мощным политическим фактором. Согласно нынешним опросам, именно миграция больше всего беспокоит граждан Евросоюза.

"Кризис мигрантов" способствовал усилению крайних правых партий в ряде стран ЕС и увеличил вероятность их прихода к власти. Или, по крайней мере, возрастания влияния на решения правительства.

К счастью, тенденцию не поддержала Австрия: ультраправый кандидат проиграл там на президентских выборах в ноябре – хотя угроза была реальной.

Из-за "кризиса мигрантов" некоторые страны ЕС вынуждены были идти на "европессимистические" шаги. В частности, на возобновление пограничного контроля в Шенгенской зоне – одном из символов успеха европейской интеграции. Это также вряд ли радует сторонников объединенной Европы и рождает нехорошие предчувствия.

Ну и именно кризис мигрантов и ультраправая угроза стали причиной отсрочки предоставления безвизового режима для Украины и Грузии.

А это, в свою очередь, привело к обвинениям в невыполнении Евросоюзом обязательств перед партнерами.

Еще больше его договороспособность на внешней арене поставил под сомнение референдум по нашему Соглашению об ассоциации с ЕС в Нидерландах.

Помимо собственно негативного для Украины голосования, показательными и очень тревожными стали его причины: противники соглашения спекулировали на мифах, которые не имели отношения к ассоциации. Мол, она предусматривает членство в ЕС, свободное трудоустройство украинцев и прочее – а это свидетельствует о проблемах на уровне общества, довольно неожиданных для развитой демократической страны.

Впоследствии аналогичная нашей проблема возникла с ратификацией Соглашения о свободной торговле между Евросоюзом и Канадой. Ее едва не похоронил парламент бельгийской провинции Валлония.

Еще одна проблема для ЕС – решение о выходе из него Великобритании. Это первый случай, когда страна покидает Евросоюз. К тому же Британия – одна из мощнейших экономик ЕС и значительный плательщик в его бюджет.

Не станет ли британский пример заразительным для других, прежде всего для ключевых государств ЕС?

Очевидно, такая угроза есть. Возможно, меньше это касается Франции, где 48% считают полезным членство страны в Евросоюзе, еще 33% придерживаются нейтрального мнения "не полезно и не вредно". Для сравнения – в Италии в поддержку ЕС высказываются лишь 33%, а 38% не видят пользы или вреда от членства.

Другая сторона медали

Конечно, далеко не все в Евросоюзе так мрачно.

Вряд ли кто-то из украинцев, которые регулярно посещают страны ЕС, заметили признаки упадка или хотя бы его начала. Те же, кто в 2016-м побывал там впервые, очевидно, вернулись с положительными эмоциями и впечатлениями о хорошо устроенной жизни.

Как и раньше, немало товаров в богатом Евросоюзе можно купить значительно дешевле, чем в бедной Украине – от автомобилей до одежды.

Ожидается, что по результатам года экономика Евросоюза вырастет на 1,8%, хотя с небольшим замедлением по сравнению с 2015-м. Средний ВВП на душу населения составит более 35 тысяч евро.

В бюджете Евросоюза на 2017 год – утвержденного четко по процедуре и не ночью – расходы увеличены почти на 3 млрд евро. В целом они составляют 157,9 млрд.

Согласно проведенному в октябре опросу Евробарометра,

53% граждан стран ЕС считают членство в союзе хорошим для их государства.

Но уровень поддержки очень разный – от 81% в Люксембурге до 31% в Греции, которая не обанкротилась во время финансового кризиса именно благодаря членству в ЕС и участию в еврозоне.

Как и раньше, Евробарометр даже не включает коррупцию в анкету опросов о том, что больше всего волнует граждан ЕС или влияет на их жизнь.

В конце концов, Евросоюз остается желанным для других. Например, более 73% черногорцев и около 50% сербов выступают за членство своих стран в ЕС. Оба государства – в процессе переговоров о вступлении.

2017: две точки на мишени

Причиной нынешних внутренних проблем ЕС в значительной степени являются внешние, и эти проблемы интенсивно усиливаются извне. Поэтому ответ на вызовы во многом зависит от действий объединенной Европы на внешней арене.

Евросоюз всегда решительно дистанцировался от геополитики.

Но если раньше этот недостаток не представлял для него угрозы, то сегодня он становится критическим.

Геополитика догнала Евросоюз с Евромайданом, аннексией Крыма и началом российской агрессии на Донбассе.

За последние три года угрозы возросли: сейчас очевидно, что разрушение Европейского Союза или его маргинализация – среди стратегических целей Путина.

Собственно, Украина и Евросоюз – две соседние точки на мишени.

Цель Кремля – не допустить интеграции стран, которые он считает зоной своих интересов, в европейское цивилизационное пространство. Ясно, что достичь этого можно двумя способами – восстановить влияние над этими странами или разрушить пространство.

Именно поэтому 2017-й может стать своеобразным моментом истины.

Ко всем ли в Евросоюзе придет осознание того, что он – часть геополитической игры Кремля?

Смогут ли подняться над партийными или узконациональными интересами проевропейские политические лидеры в государствах-членах?

Действительно ли почувствуют опасность общества стран ЕС – в частности, Германии, Франции, Италии? Будет ли их ответ на угрозы таким, как австрийцев на прошлых выборах – или как нидерландцев во время апрельского референдума по Соглашению об ассоциации?

Это как экзамен, для успеха на котором европейским политикам и гражданам обязательно нужно дать правильные ответы.

Осознание угрозы на практике должно проявляться в единстве при принятии решений, имеющих геополитический подтекст. В частности, о продлении санкций против России, беженцах, борьбе с терроризмом и российской пропагандой.

Критически важен для ЕС крепкий франко-германский тандем. Его сохранение – еще один вызов на следующий год.

Эти два государства стояли у истоков Евросоюза и всегда были мотором евроинтеграции. Собственно, ЕС создали после Второй мировой войны в значительной степени для того, чтобы сделать невозможным дальнейшие войны между ними. Вместе Франция и Германия обеспечивают сейчас 36% совокупного ВВП Евросоюза.

В обеих странах впереди очень важные выборы. В апреле-мае – президентские во Франции, ориентировочно в сентябре – парламентские в Германии.

Поражение во Франции лидера Национального фронта Марин Ле Пен часто называют условием для продолжения европейского проекта. А вероятная победа в Германии нынешнего канцлера Ангелы Меркель может позволить не только сохранить ЕС, но и придать ему новый импульс.

Несомненно, этому сценарию будут активно мешать.

Наверняка не сбавит оборотов российская пропаганда – а она реально действует и влияет.

Вполне возможны новые волны беженцев с Ближнего Востока в ЕС – и неизвестно, в какую или в чью игру будет играть при этом турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Ведь замедлить приток мигрантов в 2016 году удалось благодаря соглашению с Турцией – а отношения ЕС и Анкары за последние месяцы существенно охладели. И наоборот, потеплели отношения Эрдогана с Москвой.

Вряд ли можно говорить о гарантии неповторения терактов, подобных недавнему берлинскому. В то же время такие действия террористов определенно способствуют пропутинским радикальным политическим силам.

Кремль, несомненно, продолжит разного рода поддержку маргинальных движений, которые будут лоббировать его интересы.

В конце концов, старт президентских полномочий Дональда Трампа создаст другую внешнеполитическую реальность для всего мира, в том числе и для Европейского Союза.

Одним словом, следующий год будет для ЕС трудным.

Но он может стать и тем кризисом, который будет означать новые возможности. Для Украины важно, чтобы было именно так.

Автор: Анатолий Марциновский,

"Европейская правда"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua