Слабость ЕС и жульничество Киева: почему искажают евроинтеграционные законы

Вторник, 7 марта 2017, 09:00 — , Европейская правда

В конце прошлой недели в правительстве отчитались о результатах имплементации законодательства ЕС в 2016 году.

Отзывы на сам отчет будут опубликованы ЕвроПравдой, а потому стоит сосредоточиться на другом. Ведь обсуждение успехов (а эти успехи однозначно были) показало и основные проблемы, которые тормозят евроинтеграцию Украины.

В законодательной сфере можно говорить о нескольких структурных проблемах.

Первая из них – отсутствие лидерской позиции правительства в лоббировании необходимых законодательных изменений.

Как признает вице-премьер по евроинтеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе, несмотря на отдельные яркие достижения, с чисто формальной точки зрения украинские евроинтеграционные успехи выглядят весьма скромно. "В частности, из 126 директив, которые мы должны были имплементировать в украинское законодательство в 2016 году, имплементированы лишь 36, из них 23 – полностью", – пояснила она.

В чем причина?

Как признают профильные чиновники, одна из причин такой ситуации – многие важные инициативы были поданы не правительством, а в виде депутатских инициатив.

Формально – нет никакой разницы, кто подал законопроект, главное – его содержание и успешность принятия. Однако работа над депутатскими инициативами упрощает возможность внесения туда правок без согласования с правительством, даже не сообщая чиновникам о том, что законопроект меняется.

Порой до неузнаваемости.

Еще одно нежелательное последствие – депутаты часто настаивают на том, чтобы правительство отдало им возможность подавать профильные законопроекты. О подобной ситуации с профильным законом об автомобильном транспорте рассказывал "евроинтеграционный" заместитель министра инфраструктуры Виктор Довгань.

По его словам, депутаты сначала настояли на том, что законопроект должен исходить от депутатов, потом – что его следует разбить на два документа, а сейчас тормозят его принятие. "Неофициально нам дали понять, что некоторые позиции, принципиальные для ЕС, абсолютно неприемлемы, а потому без их исключения прогресса не будет", – пояснил Виктор Довгань.

И это не единственная проблема, связанная с особенностями работы Верховной рады.

По словам Иванны Климпуш-Цинцадзе, значительная часть депутатских инициатив противоречит обязательствам Украины перед ЕС. Такая коллизия, по ее мнению, вынуждает говорить о создании "специального фильтра" в парламенте, который отсеивал бы подобные инициативы.

Но такой фильтр в парламенте уже есть! Прежде всего, это профильный комитет по вопросам европейской интеграции. Но "маленькая проблема" – он существует только на бумаге. А на практике комитет не имеет права даже высказаться – не то что заблокировать рассмотрение. Парламент просто не дает ему такого права, хотя предложения усилить роль комитета звучат уже давно.

Так что проблема – не в отсутствии инструмента, а в нежелании его использовать.

Из этого следует третья проблема: тема евроинтеграции стала ширмой для продвижения собственных интересов.

Один из примеров – невозможность согласовать "табачный законопроект" №2820. Сейчас табачные компании и активисты борьбы с курением, по-разному трактуя европейское законодательство, предлагают две принципиально разные инициативы.

В отсутствие четкой позиции правительства по этой теме прогресс в данном направлении возможен лишь при условии готовности сторон идти на компромиссы.

Отсутствие способности к компромиссу, как считает исполнительный директор "Украинского центра европейской политики" Любовь Акуленко – одна из ключевых причин торможения имплементации норм ЕС.

Наконец, следует назвать еще одну причину, о которой на правительственной презентации почти не говорили – ЕС постепенно теряет возможности быть "последней инстанцией" в определении соответствия законопроектов европейскому законодательству.

Первый пример этого – ветирование президентом "экологического" закона "Об оценке воздействия на окружающую среду" (№2009а-д), который входил в евроинтеграционный пакет. Впервые отраслевым лоббистам удалось поставить под сомнение выполнение Украиной обязательств перед ЕС.

Второй пример – еще более скандальный. Речь идет о моратории на экспорт необработанной древесины, что прямо противоречит Соглашению об ассоциации.

Аргументы ЕС на данный момент разбиты популистским лозунгом "от нас требуют безлес в обмен на безвиз" или "мы продаем карпатские леса за очередной транш". Правительство в этой ситуации фактически вышло из дискуссии, опасаясь имиджевых потерь.

Каковы шансы, что эти проблемы будут решены в 2017 году? А еще важнее – будут ли созданы механизмы, которые бы сделали невозможным повторение подобных прецедентов?

Сейчас такой уверенности нет. В конце прошлого года ЕС принял неофициальное решение отказаться от публичной критики действий правительства Украины. А возможность выделения Украине второго транша макрофинансовой помощи без выполнения нами ключевых условий (в том числе и по отмене моратория) окончательно подтвердит:

У ЕС фактически нет инструментов для лоббирования проевропейских изменений, а у правительства часто нет желания достичь этого.

Впрочем, как показал 2016 год, даже в такой ситуации успешное продвижение евроинтеграционных изменений и преодоление сопротивления системы возможно.

Достаточно вспомнить сериал с внедрением электронного декларирования. Яростному сопротивлению системы противостояли как четкая позиция ЕС, так и бескомпромиссность гражданского общества.

Синергия этих усилий и обеспечила счастливый исход. Это доказывает, что даже самое сильное сопротивление можно преодолеть. Однако отличие 2017 года в том, что вопрос предоставления Украине безвиза уже решенный – соответственно, возможности ЕС по лоббированию изменений существенно сокращаются.

А это значит, что украинскому обществу порой придется работать и за себя, и за "того парня из Брюсселя".

 

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua