Объединение неудачников: что мешает созданию новой большой коалиции в Германии

Пятница, 26 января 2018, 13:23 — , для Европейской правды
Фото: Bloomberg

У Германии есть последний шанс избежать внеочередных выборов – в Берлине стартовали переговоры по созданию новой "большой коалиции" между Христианско-демократическим союзом (ХДС) канцлера Ангелы Меркель, его баварским партнером Христианско-социальным союзом (ХСС) и Социал-демократической партией Германии (СДПГ).

Партии, понесшие электоральные потери на последних выборах, из-за чего их альянс уже успели окрестить "коалицией неудачников", имеют большие шансы прийти к согласию. При благоприятном развитии событий новое правительство может начать работу уже к Пасхе.

Однако уже сейчас к процессу создания нового издания "большой коалиции" есть целый ряд вопросов, от ответов на которые и будет зависеть формирование нового правительства.

"Финт ушами" от СДПГ

Еще недавно немецкие эсдеки не уставали повторять, что не войдут в новую коалицию с христианскими демократами. Более того, единственным и невыполнимым условием для такого союза в СДПГ называли неучастие в новом правительстве Ангелы Меркель.

Большинство социал-демократов отказывались тогда даже от варианта "большая коалиция extra light", то есть от поддержки правительства меньшинства под руководством христианских демократов.

Сейчас же ситуация изменилась на кардинально противоположную – теперь Мартин Шульц должен доказать как членам своей политсилы, так и немецким избирателям в целом, что предотвратить новые выборы – в интересах общества.

Однако удастся ли ему это – пока под вопросом. Ведь эффективность аргументов эсдеков мы увидим только тогда, когда члены партии начнут высказываться по поводу коалиционного соглашения.

Настроения же в обществе – не в пользу СДПГ и "большой коалиции": новый-старый альянс социал-демократов с ХДС/ХСС положительно оценивают едва ли 40% немцев, негативно же к нему относятся свыше 50% опрошенных, из которых более 32% описывают свое отношение как "резко отрицательное".

Примечательно, что едва ли не наибольший уровень неприятия такого альянса – среди молодежи в возрасте до 30 лет (более 65%) и возрастной группы от 40 до 65 лет (55-60%). Впрочем, если первые, очевидно, не связывают с союзом ХДС/ХСС-СДПГ способность к обновлению и предложению новой повестки дня, то вторые во многом относятся к протестному электорату.

Какие же аргументы нашел главный социал-демократ, чтобы убедить своих коллег и избирателей?

Вхождение партии в очередную "большую коалицию", по мнению Мартина Шульца – это не что иное, как акт государственности и ответственности за будущее страны. Тем более, что именно к ответственности призвал после провала "Ямайки" федеральный президент и (по странному стечению обстоятельств) социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер.

Но и это не все. Шульц считает, что управлять вместе с Меркель у него получится лучше, чем у неудачников из "Ямайки".

 

В то же время съезд показал, что позиции самого Мартина Шульца в партии вряд ли можно назвать сильными. Коалиционный вопрос разделил делегатов съезда на несколько групп с разными убеждениями.

Во-первых, следует вспомнить тех, кто высказывается в пользу нового издания "большой коалиции" и считает ее шансом на политический прорыв. К ним причисляют ведущих социал-демократов вроде главы фракции Андреа Налес, председателя правительства Нижней Саксонии Штефана Вайля и самого Мартина Шульца. Для них переход от категорического неприятия лидерства Ангелы Меркель в правительстве и "большой коалиции" в принципе оказался едва ли не самым легким, ведь "нужные компромиссы достигнуты".

Во-вторых, отметим негласных центристов, к которым целесообразно отнести влиятельных глав региональных ячеек СДПГ в Рейнланд-Пфальце (Малу Драйер), Северный Рейн-Вестфалии (Михаэль Грошек) и Мекленбурге-Передней Померании (Мануэла Швезиг). Последние хотя и входили в команду, принимавшую участие в "зондировании" по заключению соглашения с ХДС/ХСС, однако неоднократно заявляли о других "опциях, существующих вне рамок коалиционных соглашений".

То же самое касается и нынешнего бургомистра Берлина Михаэля Мюллера, который хоть и говорил в конце 2017 года о необходимости создания "большой коалиции", однако на следующий день после завершения "зондирования" дал подробное интервью Berliner Morgenpost, в котором раскритиковал достигнутое соглашение, заявив, что принятие христианско-демократического правительства меньшинства было бы выгодным для СДПГ.

В-третьих, это безусловная оппозиция "большой коалиции" во главе с 28-летним лидером молодежного крыла эсдеков Кевином Кюнертом.

У последнего, в отличие от центристов, есть замечания не только к итоговому документу "зондирования". Его не устраивает очередное издание "большой коалиции" в принципе.

Нарекания у сторонников Кюнерта вызывает также способность социал-демократов защитить собственные идеологические основы и, в соответствии с амбициозным заявлением Мартина Шульца, "остановить продвижение правых сил". Последние считают, что альянс с христианскими демократами, особенно с их баварскими союзниками из ХСС с их антимиграционной риторикой – не очень хорошее место для "противостояния неолиберализма и консервативной революции", к чему стремится глава СДПГ.

К тому же, аргументируют левые эсдеки, при переходе социал-демократов в коалицию евроскептики из "Альтернативы для Германии" получат контроль над ключевыми комитетами Бундестага как ведущая партия оппозиции, что тоже не очень хорошо.

В целом же большинству из критических замечаний в адрес итогов "зондирования" Шульц адресует едва ли не единственный контраргумент: председатель СДПГ настаивает на том, что результаты выполнения коалиционного соглашения будут оценены через два года, после чего будет принято решение о продолжении или прекращении новой "большой коалиции ".

Новое – это хорошо забытое старое?

Недельное "зондирование" по созданию новой "большой коалиции" было подытожено в 28-страничном документе, который некоторые из переговорщиков уже назвали "предварительным коалиционным соглашением".

Впрочем, в целом создается впечатление, что текст этого документа был собран из партийных программ обеих сторон, иногда перемежаясь с несколько подзабытыми положениями коалиционного соглашения 18-го созыва Бундестага (2013-2017). В частности, из предварительного коалиционного соглашения взяты невыполненные обещания о росте пенсионных выплат, снижении налоговой нагрузки на матерей и отцов, самостоятельно воспитывающих детей, и многодетные семьи, уменьшении страховых взносов на случай безработицы и т.п.

В то же время часть положений, перешедших из старого коалиционного соглашения, изложены в итогах "зондирования" гораздо более амбициозно. В частности, на поддержку семей и детей и преодоления детской бедности будут направлены дополнительные несколько миллиардов евро, а земли и коммуны получат помощь центра для улучшения работы детских садов.

Также планируется вернуть паритетность в финансирование медицинского страхования. Эсдеки считают, что это будет способствовать ликвидации "классовой медицины". Больше средств предусматривается и для образования и науки.

С другой стороны, документ включает ряд положений, которые вряд ли родились в кабинетах руководства ХДС. Собственно, из принципиальных моментов собственной программы христианским демократам удалось провести в итоговый документ "зондирования" повышение оборонных расходов и совершенствование функционирования Европейского стабилизационного механизма.

Большинство же из пунктов, внушающих сомнения в способности Мартина Шульца противостоять правой волне в "большой коалиции", имеют довольно четко выраженное баварское происхождение.

Если коалиционное соглашение станет реальностью, ФРГ попытается законодательно обезопасить себя от миллиона беженцев, которых она приняла в 2015-2016 годах, установив плавающую границу их приема в 180-220 тыс. человек в год. С этой нормой связано и запланированное ограничение темпов воссоединения семей беженцев до одной тысячи человек в месяц.

С другой стороны, коалицианты планируют расширить приток в Германию квалифицированных работников и создать более широкие возможности для интеграции беженцев. Впрочем, доступ к преимуществам социального государства для них планируется расширять при условии успешной интеграции в немецкое общество.

Европа – на первом месте?

Дополнительным аргументом в пользу заключения "большой коалиции" Шульц во время съезда назвал то, что в итоговом документе "зондирования" связанные с Европой темы оказались на первом месте.

Впрочем, это скорее сработало против самого Шульца, ведь он и в течение предвыборной кампании, и в период после выборов вел себя больше как лидер партии с конкретными политическими интересами, чем как политик, возглавлявший демократически избранный институт Европейского Союза.

В данном случае технологов СДПГ вполне можно понять, ведь на фоне роста евроскептицизма тематика ЕС вполне может становиться "красной тряпкой" для разного рода популистов и критиков... Тем не менее, Шульц в течение относительно долгого периода не позиционировал себя в качестве политического лидера, имеющего собственное видение развития Евросообщества и направлений его реформирования.

Единственной подобной попыткой оказалось заявление конца 2017 года о "Соединенных Штатах Европы", к которым председатель СДПГ желал прийти к 2025 году. Однако реакция на эту идею варьировалась в диапазоне от вялой до раздраженной, поэтому сенсации не вышло.

 

В качестве едва ли не единственной демонстрации собственной причастности к вопросам реформирования ЕС во время съезда Мартин Шульц выбрал телефонный разговор с французским президентом Эммануэлем Макроном.

Вместе с тем, положения итогового документа "зондирования" вряд ли обещают коренное обновление ЕС.

В частности, в области финансовой политики углублению интеграции в зоне евро и внедрению должности "министра финансов" в ее рамках ФРГ противопоставляет "расширение мер по координации в финансовой и фискальной сферах на уровне еврозоны и ЕС", расширение полномочий Европарламента в области финансовой политики и трансформацию Европейского стабилизационного механизма в Европейский валютный фонд. Кроме того, немецкая сторона предлагает повысить собственные взносы в бюджет Евросоюза.

С другой стороны, ни европейская, ни внешнеполитическая части итогового документа не дают ответа на вопрос, какой видит свою роль Германия в рамках ЕС. К тому же минусом документа является отсутствие подходов к нахождению контраргументов для евроскептиков как внутри страны, так и на уровне Европейского Союза.

При этом будущие коалицианты в который раз отмечают приоритетность сотрудничества с Францией для обеспечения дальнейшего развития Евросоюза, забывая при этом о странах Центральной Европы и Австрии, чьи правительства не желают разноскоростной Европы в видении Макрона и могут противодействовать даже тем точечным попыткам дальнейшей централизации ЕС, которые планирует потенциальная немецкая "большая коалиция".

Одновременно итоговый документ "зондирования" не содержит никаких упоминаний ни об Украине, ни о Европейской политике соседства, в то время как Турции отводится целый подпункт в разделе "Внешние дела". Хотя тот факт, что стратегия России в нем причислена к "вызовам развитию ЕС", можно считать, конечно же, положительным для официального Киева.

* * * * *

Дискуссия о том, что же лучше – новые выборы, правительство меньшинства или "большая коалиция" – только разворачивается. Ведь пока даже формирование "большой коалиции" остается открытым вопросом.

Во-первых, ввиду того, придут ли стороны к согласию о будущем коалиционном договоре. Ведь съезд социал-демократов завершился обещанием их лидеров откорректировать отдельные положения итогового документа. В противоположность этому и в ХДС, и особенно в ХСС четко заявили, что итоговый документ "зондирования" содержит те красные линии, за которые блок не желает заходить при создании правящего альянса.

В то же время, учитывая талант действующей главы ХДС к улаживанию острых вопросов, можно считать, что что-то неожиданное на этом направлении может произойти только в случае, если упрямство проявят христианские социалисты. Последних уже в сентябре ждут земельные выборы, поэтому поводов для торговли за влиятельные должности и принципиальные положения в тексте будущего коалиционного договора более чем достаточно.

Во-вторых, потому, что члены СДПГ будут одобрять итоговый документ. Конечно, это хорошо с точки зрения внутрипартийной демократии, но непредсказуемое "нет" союзу с ХДС/ХСС продлит политическую неопределенность в стране и с большой вероятностью будет означать завершение карьеры Мартина Шульца.

В целом же сейчас, как никогда, становится очевидной историческая роль "великих коалиций" в политической истории ФРГ, ведь они всегда означали трансформацию.

Первая в истории страны "большая коалиция" подвела черту под пятнадцатилетним периодом правления коалиций под руководством христианских демократов. Вторая ознаменовала переход от эпохи Герхарда Шредера к эпохе Ангелы Меркель. Третья столкнулась с рядом внешнеполитических вызовов.

Какой будет четвертая, пока неизвестно. Впрочем, прекращение "большой коалиции" через два года (если СДПГ воспользуется зарезервированной Шульцем опцией), как и досрочные выборы в случае ее несоздания или после некоторого периода работы правительства меньшинства, с большой долей вероятности будут означать одно – немецкий политикум войдет в новый политический цикл как без Мартина Шульца, так и без Ангелы Меркель.

 

Автор: Виктор Савинок,

аспирант Института международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua