Язык ультиматума: как венгерская блокада подрывает отношения Украины с НАТО

Пятница, 16 февраля 2018, 12:45 — , , Европейская правда, Брюссель
Фото: nato.int

Дипломатический конфликт Венгрии и Украины набирает обороты. Будапешт выполнил свою угрозу и заблокировал проведение в Брюсселе заседания Комиссии Украина-НАТО (КУН) на уровне министров обороны.

Как известно, Венгрия создает препятствия в диалоге Украины с Альянсом из-за "языковой статьи" украинского закона "Об образовании".

Корреспонденты "Европейской правды" в Брюсселе и в Киеве разобрались, что именно Украина делает в НАТО для разрешения конфликта, что удалось заблокировать нашим западным соседям, как Альянс действует в ответ и каковы последствия "евроатлантической блокады".

Компромисс без согласия

14 февраля, в день влюбленных, украинское правительство – по крайней мере, как ему кажется, – сделало два шага к решению конфликта с Венгрией.

Во-первых, Кабмин одобрил и передал в Верховную раду проект изменений в закон "Об образовании", согласно которому предлагается продлить на три года переходный период языковой статьи. Это изменение является одной из рекомендаций Венецианской комиссии.

Во-вторых, правительство одобрило Годовую национальную программу сотрудничества с НАТО (ГНП), включив в нее рекомендации Венецианской комиссии относительно "языковой статьи" – об этом рассказал журналистам в Брюсселе глава миссии Украины при НАТО Вадим Пристайко. "Это – часть тех уступок, которые мы хотим сделать нашим венгерским коллегам для разблокирования ситуации", – заявил он.

"Европейской правде" удалось ознакомиться с текстом проекта ГНП.

В документе действительно есть отдельный пункт под названием "Национальное единство и поддержка национальных меньшинств".

Среди приоритетов Украины и НАТО на текущий год указаны "активизация сотрудничества в сфере обеспечения и защиты прав и интересов национальных меньшинств" и "усовершенствование законодательной базы, направленной на регулирование этнонациональных отношений, улучшение взаимодействия с общественными объединениями национальных меньшинств, сохранение и развитие их этнической самобытности в соответствии с лучшими мировыми практиками".

Интересно, что упоминания о Венгрии и Венецианской комиссии в этот документ не попали.

Утверждение ГНП еще не завершено: документ должен быть введен в силу указом президента. Однако нет сомнений, что "статья о меньшинствах" останется в плане отношений Украины и НАТО.

Путь ультиматумов

Но есть одна проблема: хотя Украина упорно называет это решение "компромиссом", ему не хватает важного элемента: венгерская сторона согласия на него не давала.

Реакции Будапешта на принятые Киевом изменения пока не было, но венгры заранее предупреждали, что не будут считать эти шаги достаточными. В то время как Киев обещал выполнить рекомендации Венецианской комиссии, в МИД Венгрии неоднократно подчеркивали, что защиты "Венецианки" для них недостаточно, а Украина должна вернуть в законодательство разрешение на полный цикл обучения на венгерском языке.

Последние доказательства того, что позиция венгров не изменилась – недавние требования венгерского министра Петера Сийярто и срыв давно запланированных и анонсированных консультаций, на которые в последний день отказались приходить представители венгерского меньшинства.

А значит, от настоящего компромисса Киев и Будапешт крайне далеки.

Обе стороны на самом деле прекрасно это осознают.

И если в первые месяцы конфликта украинские чиновники еще пытались убедить, договориться, найти точки соприкосновения, то сейчас – прямо называют венгерскую позицию ультиматумом и просто игнорируют ее.

Иллюстрацией этого стала эмоциональная дискуссия на заседании Кабмина, где министры обменялись впечатлениями о "хамстве и манипуляции" своих венгерских коллег.

Вадим Пристайко также заверил ЕвроПравду, что нынешние требования Будапешта – это прямое давление, и Украина не намерена вести диалог в таком ключе. А вице-премьер Иванна Климпуш-Цинцадзе подчеркнула, что для Киева "неприемлем язык ультиматумов, жестких претензий или настаивания на том, как и что мы должны делать со своим законодательством".

Но пока все остаются на прежних позициях.

Будапешт сохраняет ультимативные требования, которые Украина гарантированно никогда не примет; Киев убедился, что венгры не хотят вести диалог, и начал сам исполнять решение "Венецианки" и двигаться к имплементации закона.

Остается неопределенность разве что в позиции НАТО.

Молчание Альянса

Формально НАТО не участвует в венгерско-украинском споре. Генсек Альянса Йенс Столтенберг, комментируя сорванную встречу министров обороны, лишь выразил надежду, что Венгрия и Украина "как можно скорее договорятся".

Чиновники НАТО говорят, что Брюссель не будет давить на Венгрию. В то же время в Альянсе поддерживает украинскую позицию – там считают, что выполнение советов "Венецианки" должно снять все претензии. "Венецианская комиссия дала ряд рекомендаций, и я знаю, что Украина готовится их выполнить. Идут переговоры между Венгрией и Украиной, и я не вижу причин, почему этот вопрос не будет решен", – сказал ЕвроПравде источник в Брюсселе.

На уровне стран-членов НАТО оценки значительно откровеннее. Многие считают, что Венгрия злоупотребляет принципом консенсуса и не должна использовать механизмы Альянса для давления на Киев. Недавно 11 союзников направили своему венгерскому коллеге письмо, в котором говорилось, что НАТО – "не место для разыгрывания такой драмы".

Посол США при НАТО Кей Бейли на этой неделе высказалась жестче: она заявила, что заседание Комиссии Украина-НАТО недопустимо блокировать, "ведь они являются важной частью натовских усилий для сохранения границ Украины и уменьшения влияния российского вторжения".

Венгры в ответ напоминают, что они блокируют не все заседания КУН, а только министерские. Так, встреча на уровне послов стран НАТО в декабре состоялась, причем Украина была представлена на более высоком уровне: в Брюссель приехал секретарь Совета безопасности и обороны Александр Турчинов.

Но главная битва – впереди.

В этом году должен состояться очередной саммит НАТО. И в 2014-м, и в 2016 годах на саммитах происходила "президентская" КУН при участии Петра Порошенко и лидеров стран-членов; для Киева крайне важно провести такую ​​встречу в этом году. Источники "Европейской правды" свидетельствуют, что наши дипломаты уже сообщили коллегам об этом намерении.

И если впоследствии, при формировании повестки дня саммита, Венгрия попытается заблокировать и эту встречу – это может многое изменить. В том числе – в отношении самого Альянса к венгерской блокаде.

В украинской Миссии пока говорят лишь о том, что наше государство гарантированно не останется без внимания на июльском саммите. "В декларации саммита НАТО всегда находится место для ситуации в Украине, и я уверен, эта встреча не будет исключением", – заявил посол Вадим Пристайко.

Также посол уверен, что вскоре будут разблокированы и министерские встречи: "В апреле планируем заседания Комиссии Украина-НАТО на уровне министров иностранных дел.

Сейчас у нас нет плана на случай того, что это заседание не состоится ". Отметим: эта уверенность кажется слишком оптимистичной.

В субботу Порошенко в Мюнхене встретится со Столтенбергом, на встрече речь пойдет в том числе и о венгерской блокаде, признают в Брюсселе.

Последствия блокады

Продолжающийся спор, конечно же, не означает остановки сотрудничества Украины с НАТО или двусторонних программ с членами Альянса, подчеркивают в Брюсселе. Точно так же отмена заседания КУН не означает, что не происходит контактов по военной линии. Альянс получает информацию из Киева и о реформах, и о российской агрессии.

"Мы расширяем офис в Киеве, продолжаем работать с конкретными вопросами и хотим поддерживать динамику реформ. Мы видим практические результаты после реформы в сфере безопасности и обороны", – пояснил один из чиновников Альянса, который занимается Украиной, во время встречи с журналистами в Брюсселе.

Конечно, министерские встречи политически и практически важны. Еще больше потерь будет в случае блокирования Комиссии Украина-НАТО на президентском уровне.

Но есть еще один вопрос, в котором Будапешт может вставлять палки в колеса Украине.

Речь идет об официальном признании со стороны НАТО евроатлантических стремлений Киева.

Глава МИД Венгрии еще в начале "языкового конфликта" пообещал блокировать любое сближение Украины с ЕС и НАТО и "больно ударить по будущему Украины". Неизвестно, является ли это "заслугой" Венгрии, но сейчас такая блокада уже имеет место.

Речь идет о нежелании Альянса признать очевидный факт – то, что с прошлого года Украина официально, на уровне законодательства, стремится к членству в НАТО.

На сайте Альянса и в его официальных документах есть перечень "aspirant countries", то есть стран, которые стремятся к вступлению в Альянс. Таких стран перечислено три: Босния, Македония и Грузия.

Этот статус не дает перспектив членства, для него требуется лишь одностороннее стремление со стороны "аспиранта", если такая страна расположена в Европе. Тем не менее, о перспективе внесения Украины в этот перечень в НАТО упорно отказываются говорить. Корреспондент ЕвроПравды спросил на пресс-конференции в Брюсселе Йенса Столтенберга, почему Альянс не замечает решения Украины о евроатлантических устремлениях, но генсек в который раз ушел от ответа, начав говорить не о стремлении (aspirations), а о членстве (membership).

В Альянсе отказываются даже исправить ошибку на собственном сайте.

В разделе "Расширение" (enlargement) уже много лет размещен следующий текст: "На Бухарестском саммите 2008 года члены Альянса согласились, что Грузия и Украина станут членами НАТО в будущем (с 2010 года Украина формально не преследует цель членства)".

Однако эта информация не соответствует действительности, ведь Украина в 2017 году сообщила Альянсу об официальной цели получить членство! Евроатлантические стремления также четко зафиксированы в проекте Годовой национальной программы на 2018 год, с которым ознакомилась ЕвроПравда.

Но НАТО продолжает не замечать очевидного.

А конфликт с Венгрией, которая открыто декларирует намерение "блокировать любое сближение Украины и НАТО", делает решение этой проблемы еще сложнее. Есть надежда, что Альянс согласится отойти от двойных стандартов и признать новый статус Украины после президентской встречи на саммите в июле.

Но пройдут ли эти переговоры с участием Украины – зависит в том числе и от Венгрии.

Авторы: Юрий Онищенко (Брюссель), Сергей Сидоренко,

"Европейская правда"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua