Новая коалиция для Меркель: чего ждать ЕС и Украине от нового немецкого правительства

Пятница, 9 февраля 2018, 13:41 — , для Европейской правды
Фото: ksta.de

После продолжительных переговоров представители Христианско-демократического союза (ХДС), Христианско-социального союза (ХСС) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ) 7 февраля завершили согласование проекта документа, который создаст вторую подряд большую коалицию в стране и третий политический альянс под руководством Ангелы Меркель.

Впрочем, немецкая политическая эпопея еще не закончилась. Свое слово должны сказать более 460 тыс. рядовых эсдеков, результаты голосования которых будут обнародованы 4 марта. Также проект соглашения должны одобрить делегаты съезда ХДС, который состоится 26 февраля.

Соответственно, при оптимистическом развитии событий новое правительство большой коалиции начнет работать в середине марта.

Потери и достижения

Итогом коалиционных переговоров стал 170-страничный проект соответствующего соглашения.

Именно этот документ будет определять, в каком направлении двигаться Германия в следующие три с лишним года. Впрочем, оценить проект соглашения по созданию очередной большой коалиции трудно.

С одной стороны, он решает назревшие социальные проблемы и отвечает на часть вопросов, которые беспокоят граждан. С другой – кажется, что ему несколько не хватает ответов на "большие вопросы", такие как будущее Евросоюза, оборонная политика Германии или противостояние левому и правому популизму в Европе.

Итак, что получили и чего не получили участники новой-старой коалиции?

Прежде всего, обратимся к социал-демократам. Ведь именно им удалось превратить свой неудачный результат на выборах в весомый инструмент во время коалиционных дебатов и посадить за стол переговоров политсилы, которые обошли эсдеков более чем на 10% голосов.

И действительно, как недавнее небольшое преимущество во время съезда СДПГ, принявшего решение о начале переговоров, так и последующий опрос рядовых членов партии стали инструментами, которые сыграли в пользу политсилы и обеспечили уступчивость христианских демократов.

Последние согласились увеличить обязательства работодателей по финансированию медицинского страхования и урегулировать вопрос ограничения действия трудовых договоров. В активе социал-демократов – и амбициозные расходы на образование, науку, инфраструктуру, строительство жилья, совершенствование законодательства в области пенсионного обеспечения, страхования, ухода за людьми с инвалидностью и несовершеннолетними и снижение темпов роста арендной платы на жилье. Эсдеки не ошиблись, когда поставили социальные требования на первый план, ведь из-за близости программных положений с блоком ХДС/ХСС именно в этой сфере было больше шансов на успех. Тем более, что в условиях перевыполнения бюджета и роста экономики финансирование амбициозных расходов выглядит уже не таким и сложным делом.

В то же время своим однопартийцам переговорщики от СДПГ могут предъявить и другой успех. Ведь они смогли взять на себя в новом правительстве руководство тремя ведомствами, которые непосредственно будут отвечать за реализацию их социально-политических амбиций. Это министерства финансов, труда и социальной политики, а также МИД.

Не менее блестяще выглядят успехи и баварского Христианско-социального союза. Едва ли не самые сложные участники переговоров смогли вписать в итоговый документ принципиальные для их избирателей положения о принятии нового миграционного законодательства с установлением ограничений на прием беженцев в 180-220 тысяч человек в год и на воссоединение семей беженцев до 1 тысячи человек в месяц.

Кроме того, ХСС смогла провести в текст коалиционного соглашения амбициозные меры по укреплению внутренней безопасности. Последние предусматривают повышение финансирования полиции на уровне федерации и земель, расширение использования систем видеонаблюдения в общественных местах и ​​меры по противодействию проявлениям терроризма и языка ненависти в социальных сетях.

В то же время голоса о недовольстве итогами коалиционных переговоров едва ли не наиболее активно стали звучать именно из лагеря действующего канцлера.

Однако изучение проекта коалиционного соглашения позволяет сделать более оптимистичные для партии Меркель выводы. В частности, ХДС удалось отстоять ряд принципиальных положений собственной предвыборной программы, в частности, относительно сохранения бездефицитного бюджета, повышение выплат на детей и расширение финансирования проектов на уровне общин и в сельской местности.

В проекте соглашения имеется и обещание канцлера, о котором она постоянно говорит с момента выдвижения своей кандидатуры в ноябре 2016 года, а именно цифровая экономика. На нее немецкие чиновники планируют потратить 5 млрд евро, что включает развитие широкополосной связи и сетей 5G.

В то же время проект соглашения содержит ряд неоднозначных моментов. Так, обе стороны воздержались от первоначальных планов по налоговой реформе. Вместо этого предусматриваются только точечные меры по уменьшению нагрузки на социально уязвимые слои населения.

Эсдеки в шаге от очищения рядов

Приход к власти нового правительства большой коалиции может сопровождаться значительным переформатированием правящей команды.

Наиболее остро этот вопрос встал в стане социал-демократов. Так, уже во второй половине дня 7 февраля стало известно о предстоящей отставке Мартина Шульца с поста председателя СДПГ и его переходе на должность главы немецкого МИД.

Вместо него социал-демократов возглавит бывшая руководительница их молодежного крыла и председатель фракции в Бундестаге Андреа Налес. Бывший министр труда в третьем правительстве Меркель станет первой женщиной-председателем эсдеков.

Старый и новый лидеры эсдеков 

Впрочем, если для Налес должность председателя партии может служить трамплином для дальнейшего карьерного роста (а вместе с постом председателя фракции ее ждет еще и повышение узнаваемости в медиа), то для экс-евробюрократа Шульца "политическая ссылка" в МИД может стать попыткой отвоевать утраченные политические активы.

Бывший председатель Европарламента и опытный знаток ЕС на этом посту планирует сконцентрироваться на обновлении Евросоюза. Эти шаги должны помочь Шульцу в восстановлении доверия к нему после многократных заявлений о том, что он отвергает как идею большой коалиции, так и членство в правительстве Меркель.

В то же время он желает повторить успех своего предшественника как во главе СДПГ, так и в МИД Зигмара Габриэля. Ведь последнему за сравнительно короткую каденцию в здании на Werderscher Markt удалось превратиться из "надоевшей заезженной персоналии" в одного из самых рейтинговых политиков ФРГ.

Однако, шагая к должности в немецком внешнеполитическом ведомстве, Шульц не удосужился найти для своего предшественника нового приемлемого места работы ни в правительстве, ни в партии. В конце концов, в начале 2018 года и.о. главы МИД даже не попал в команду переговорщиков, которая работала с ХДС/ХСС. Такой шаг обозреватели объясняют личной неприязнью к Габриэлю со стороны Андреа Налес.

Теперь же, после ухода Габриэля из правительства, над Налес не будет висеть призрак "опытного предшественника", что позволит уменьшить влияние старой гвардии, близкой к Герхарду Шредеру, и провести обещанное Шульцем обновление партии.

Однако немецкая политика в очередной раз доказала, что может удивлять.

В пятницу, под давлением внутрипартийных дебатов - в том числе после публичной критики со стороны Габриэля - Шульц отказался от руководящей должности в МИД.

Пока неясно, останется ли на этой должности в новом правительстве Зигмар Габриэль или будет предложена новая кандидатура. Но недооценивать влияние "старой гвардии" в партии пока рано.

Европейская политика и политика безопасности

В проекте коалиционного соглашения между ХДС/ХСС и социал-демократами, как и в итоговом документе зондирования, европейские дела стоят на первом месте.

Впрочем, будущие коалицианты не формируют собственного видения будущего ЕС, а изложенные в документе предложения скорее являются ответом на идеи французского президента Эммануэля Макрона.

Так, ХДС/ХСС и СДПГ готовы обсуждать шаги по повышению роли Европарламента среди институтов Союза и углубление интеграции в зоне евро.

Для этого новая-старая коалиция предлагает укрепление общего бюджета ЕС, повышение контроля над ним со стороны Европарламента и увеличение взносов официального Берлина.

Христианские демократы и эсдеки предлагают разработать и ввести в рамках Европейского Союза общие подходы к социальной политике, налогообложению и цифровой экономике, а также увеличить расходы на региональную политику, уменьшить налоговую нагрузку для малых и средних предприятий и повысить привлекательность пространства ЕС для бизнеса и стартапов.

Европейский стабилизационный механизм планируется превратить в европейский валютный фонд с установлением над ним парламентского контроля.

Глава, посвященная европейским вопросам, также отчасти реагирует на вызовы, стоящие перед ЕС. В частности, партии большой коалиции заявляют о "сожалении в связи с выходом Соединенного Королевства из Европейского Союза", не формулируя, однако, конкретных позиций по переговорам о Brexit или видение дальнейших отношений с Великобританией после ее выхода из ЕС.

 

Безусловным реверансом в сторону ЕС-овских евроскептиков является пассаж о готовности альянса ХДС/ХСС-СДПГ повысить расходы на миграционную политику и защиту внешних границ Евросоюза.

В части проекта соглашения, касающегося международной политики, речь идет о соблюдении обязательств по финансированию оборонных расходов. Последние коалицианты планируют повысить до 2021 года на 2 млрд евро. Включение этого положения в проект соглашения, как и планов по развитию Постоянного структурного взаимодействия по вопросам обороны в рамках ЕС (PESCO) христианские демократы позиционируют как собственный успех в переговорах.

Однако из текста проекта так и не становится понятным, готова ли ФРГ соблюсти взятое на себя в рамках НАТО обязательство по повышению оборонных затрат до 2% ВВП.

На сегодня их уровень составляет 1,2%, а в условиях дальнейшего роста немецкой экономики достижение двухпроцентного показателя может оказаться непростой задачей.

Впрочем, не исключено, что даже увеличение финансирования не обеспечит усиление немецкой армии. В частности, Die Zeit указывает, что даже при условии поступления средств они вряд ли будут направлены на закупку техники или ее модернизацию. Большинство из них может быть потрачено на обустройство казарм, военных городков и повышение финансового обеспечения военнослужащих.

И это в ситуации, когда, по мнению уполномоченного Бундестага по оборонным вопросам Ханса-Петера Бартельса, "Бундесвер в целом непригоден для применения в целях коллективной обороны".

Украинский вопрос

Включение соответствующих упоминаний об Украине в коалиционный документ можно трактовать как успех, ведь в предыдущем коалиционном соглашении наша страна не упоминалась.

Безусловно положительным является тот факт, что российская сторона в проекте коалиционного соглашения осуждается за аннексию Крымского полуострова и агрессию на Востоке Украины. Отдельно отмечается, что "современная политика России требует особого внимания и стойкости".

ХДС/ХСС и СДПГ также заявляют о намерении и в дальнейшем сотрудничать с Францией для достижения мира на Донбассе и готовности прилагать усилия для деэскалации и отвода тяжелых вооружений, что должно также обеспечиваться миротворческой миссией ООН. В конце концов, РФ, как и Украину, призывают к выполнению обязательств по Минским соглашениям.

Также будущие коалицианты указывают на то, что готовы поддерживать Украину как в полном восстановлении ее территориальной целостности и поддержании стабильности государства и развития общества, так и в дальнейшей модернизации страны, и выражают готовность присоединиться к восстановлению Донбасса при условии существенного прогресса в выполнении Минских договоренностей.

В то же время ключевым моментом для официального Киева стороны большой коалиции считают продолжение реформ и преодоление коррупции.

С другой стороны, обе политические силы выражают намерение рассмотреть вопрос о снятии санкций с России при условии выполнения Минских соглашений, а также стремятся вовлечь РФ в общее экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока.

Коалицианты признают также важную роль официальной Москвы как крупнейшего европейского соседа и важного торгового партнера ФРГ, хотя и указывают на то, что положение дел с соблюдением прав человека в России является чувствительным моментом для немецкой стороны.

Так что если нынешняя редакция проекта коалиционного соглашения будет одобрена, существенных изменений политики официального Берлина на украинском направлении ждать не приходится. Таким образом, следует рассчитывать на дальнейшее сохранение позиции ФРГ по вопросам санкционного режима в отношении России и ее участия в урегулировании конфликта на Востоке Украины.

 

Автор: Виктор Савинок,

аспирант Института международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.