"Королева конопли" и двое бывших: кто станет новым президентом Грузии

Пятница, 26 октября 2018, 13:01 — , для Европейской правды
Фото: tabula.ge

Уже в это воскресенье в Грузии состоятся последние прямые президентские выборы.

После них страна фактически превратится в парламентскую республику, где президент не будет иметь большинства полномочий и потеряет даже некоторые представительские функции. С момента выборов даже Совет национальной безопасности больше не будет подчиняться президенту.

В то же время за президентом остается право амнистии и предоставление гражданства Грузии, что весьма важно в контексте возвращения гражданства Михеилу Саакашвили и его шестилетнего срока, который был вынесен в его отсутствие.

Но возникает вопрос: почему, если эта должность становится почти номинальной, она вызвала такой ажиотаж у кандидатов, которых оказалось аж 46 человек от всего политического спектра?

Трое лидеров

Фактически эти выборы дают шанс оппозиции занять хоть какую-то позицию в государственной иерархии, поскольку на сегодня от центральной до местной власти – везде наблюдается доминирование правящей партии "Грузинская мечта". Если дело дойдет до второго тура, то наблюдатели дают значительные шансы именно оппозиции. Но ее проблема в том, что различные политические игроки так и не смогли объединиться, чтобы выдвинуть единого кандидата даже на эту ​​должность.

Из 46 заявок официально кандидатами стали только 25. Половина из этого списка – малоизвестные общественности персоналии.

Читайте также
Смена правительства во фоне протестов: что и почему происходит в Грузии

Действующий президент Георгий Маргвелашвили решил не баллотироваться. В 2013 году он был избран от правящей "Грузинской мечты" одиозного миллиардера со значительными политическими амбициями Бидзины Иванишвили. Но уже очень скоро их позиции разошлись, и последующие годы наблюдался определенный политический конфликт между правительствами под контролем Иванишвили и президентом.

Сам Иванишвили вернулся в политику в апреле этого года, возглавив партию и фактически формализировав свое влияние, не прекращавшееся с тех пор, как четыре года назад он покинул пост премьер-министра.

Еще в августе Иванишвили заявлял, что правящая партия не будет выдвигать своего кандидата, дав шанс оппозиции, или поддержит независимого кандидата. В результате таким независимым кандидатом стала бывший министр иностранных дел французского происхождения Саломе Зурабишвили.

Она родилась во Франции и более 30 лет проработала во французском МИД, где по последней должности была послом в Грузии. Она вернулась в Грузию только после Революции роз, но потом ушла в оппозицию к президенту Саакашвили.

Ее слабым местом является позиция по поводу российско-грузинской войны 2008 года, за которую ее критиковали не только оппозиция, но и ряд представителей "Грузинской мечты".

Зурабишвили считает, что войну в августе 2008 года начала именно Грузия. И хотя она оправдывалась, что эти слова касались только августа 2008-го, а Россия начала конфликт против Грузии почти 100 лет назад, большинство антирекламы было направлено ​​именно против нее, и именно эту позицию подвергли наибольшей критике.

Читайте также
Вертикаль "мечты". Как изменит Грузию конституционная реформа

Ее конкурент – другой экс-министр иностранных дел Григол Вашадзе. Его кандидатуру выдвинула коалиция "Сила в единстве", ключевую роль в которой играет "Национальное движение" Саакашвили.

Антиреклама, направленная против него, базируется на его прошлом, в значительной степени связанном с Россией, где он работал дипломатом.

Хотя Вашадзе нельзя назвать пророссийским кандидатом (во время предвыборной гонки он неоднократно осуждал действия России, в частности называя их военно-террористическими в отношении оккупации территорий Грузии, Украины и Молдовы), но в Тбилиси были расклеены плакаты, где условный Путин держит Вашадзе на руках.

Очень возможно, что цель этого черного пиара – именно в том, чтобы отвлечь внимание от заявлений Зурабишвили о войне, которые кое-кто считает пророссийскими.

Принимая во внимание раскол, который произошел в "Национальном движении" в 2016 году, на выборах 2018-го появился еще один кандидат от оппозиции – бывший спикер парламента Давид Бакрадзе, который представляет "Европейскую Грузию", созданную теми, кто разошелся с партией бывшего президента. Это его вторые президентские выборы. На минувших он набрал 21%.

Лидер антирейтинга

Однозначным лидером по предвыборным расходам стала Зурабишвили. Официальные пожертвования на ее кампанию составили $1,64 млн, что обеспечило наибольшее присутствие кандидата в медиа и на билбордах.

Однако непонятно, гарантируют ли эти расходы победу.

Читайте также
10 лет после войны с Россией. Чего достигла и на что надеется Грузия

Близкие к власти социологические опросы прогнозируют победу Зурабишвили уже в первом туре с 53% поддержки. Однако другие социологические опросы, проведенные за месяц до выборов оппозиционной телекомпанией "Рустави-2", дали кардинально другие показатели. Там Зурабишвили набирала 15%, Бакрадзе – 18%, а лидером был Вашадзе с 22%.

Уже в середине октября цифры немного изменились: Зурабишвили – 14%, Бакрадзе – 12%, Вашадзе – 26%.

За неделю до выборов грузинское правительство также выступило с большими планами и обещаниями по перестройке страны, сделав акцент на столицу. Грузинские эксперты считают, что это было сделано для поддержки "своего" кандидата, поскольку ее шансы уже не столь однозначны, как считалось.

Так, на совместной презентации премьер-министр Мамука Бахтадзе и мэр Тбилиси Каха Каладзе пообещали новую линия наземного метро в сторону аэропорта, чье строительство начнется в 2019 и которая может соединить Тбилиси и Рустави (план еще в 2010 году, который был заморожен в 2012-м), а также отказ от старых маршруток, загрязняющих воздух в городе, и через 10 лет – достижение показателя в 90% электрокаров.

Вопросы надлежащего функционирования метро и наземной транспортной инфраструктуры остаются в последнее время в числе приоритетных в Тбилиси, поэтому могут заинтересовать избирателей.

Еще одной неожиданной темой предвыборных кампаний стала проблема легализации марихуаны, за которую выступило правительство Грузии.

Саломе Зурабишвили поддержала эту идею, из-за чего моментально попала под шквал критики оппозиции и церкви. Оппозиция даже назвала ее "королевой конопли", а Иванишвили, в свою очередь, обвинили в желании стать наркоторговцем.

Из-за этой истории провластный кандидат испортила и отношения с влиятельной внутри страны Грузинской православной церковью. Ее реакция на критику священников была не просто резкой, а кардинальной: Зурабишвили заявила о готовности просмотра конкордата – документа, который определяет отношения между церковью и грузинским государством. Как следствие, ее антирейтинг выше ее рейтинга поддержки.

Важно отметить, что эту кампанию рассматривают, в первую очередь, как плацдарм для парламентских выборов 2020 года. Хотя времени еще достаточно, но должность президента может дать лучшие возможности доступа к медиа и избирателям. И в этом крайне заинтересованы оппозиционные партии. Для многих из тех, кто выдвинул кандидатов, это – шанс засветиться и напомнить о своем существовании.

Понимая эти условия, можно наблюдать небольшой интерес избирателей и большое количество тех, кто еще не определился. Многое для оппозиции будет зависеть от способности мобилизовать своих сторонников прийти на избирательные участки в воскресенье.

Скорее всего, второго тура выборов не избежать, и от того, кто из тройки лидеров выйдет во второй раунд, в значительной степени и будет зависеть, как будет формироваться политическая дискуссия в стране на следующий год.

 

Автор: Анна Шелест,

кандидат политических наук, главный редактор UA: Ukraine Analytica,

член правления Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.