В ЕС в турборежиме: как и когда будут рассматривать заявку Украины об ускоренном вступлении

Вторник, 1 марта 2022, 16:35 — , Европейская правда

"Вам потребуется лет 20, чтобы выполнить критерии членства"... "Украину от членства в ЕС отделяют световые годы"...

Мы привыкли слышать подобное порой от дружественных к Украине европейских политиков. Те регулярно советовали нашему государству не надеяться на скорейшее вступление в Евросоюз (а относительно НАТО прогнозы были еще более скептические). Особенно активно нас убеждали не подавать официальную заявку на вступление в ЕС – мол, такой шаг способен лишь усугубить ситуацию.

Украина, однако, не соглашалась отказываться от этого намерения.

А 28 февраля 2022 года Киев официально сделал этот шаг: президент, премьер и спикер совместно подписали заявку на членство в Европейском Союзе европейского государства Украина.

И главное: у нее есть все шансы на удовлетворение. Процесс вступления запустится уже в марте.

Как ни странно, сейчас, когда идет масштабная украинско-российская война, когда путинские силы оккупировали еще больше территории Украины и угрожают взять Киев – оказалось наилучшим в истории Украины временем для подачи такой заявки. Именно сейчас можно рассчитывать на более быстрое продвижение Украины на пути к членству, иногда даже в обход традиционных бюрократических процедур и вопреки стандартной "матрице" принятия решений в ЕС.

Российские танки пробили "дыру" в этой матрице. Хотя их цель была противоположной – но, как шутят, "Путин снова всех переиграл".

Этот текст объясняет, чего и как реально достичь в ближайшее время для юридического, а не только фактического возвращения Украины в европейскую семью народов.

Впрочем, сразу подчеркнем, о немедленном вступлении речь не идет. Заявления наших чиновников об этом – только политическая торговля, не более того. Процесс отнимет достаточно времени.

Война заявке не помеха

Не секрет, что вторжение путинской армии в Украину еще с 2014 года преследовало цель, среди прочего, заблокировать даже теоретически возможность вступления Украины в НАТО и ЕС. Эту цель Москва даже не скрывала, постоянно выдвигая ее как ультимативное требование (в очередной раз требование о "нейтралитете" как условии прекращения вторжения прозвучало 28 февраля).

Еще с начала российско-украинской войны, с 2014 года, Киев пытался убедить западных партнеров в том, что наилучший путь остановить шантаж Путина – это дать Украине то, что он пытается предотвратить. Пример – государства Балтии, или же "братская" Болгария, которые стали членами ЕС и НАТО, и Кремль это проглотил. В соседних с Болгарией государствах Западных Балкан Россия продолжает действовать, чтобы предотвратить их движение в ЕС и НАТО через внутреннюю дестабилизацию, вплоть до подготовки вооруженного переворота в Черногории и раскола Боснии.

После 24 февраля 2022 года европейские партнеры – хотя пока не все – начали осознавать эту истину.

Но это не единственная причина, почему заявку нужно было подавать как можно скорее. Есть основания делать это сейчас, во время активной фазы войны и не дожидаясь, пока это осознание будет еще шире; не дожидаясь, пока соберется консенсус или, по крайней мере, большинство в ЕС относительно необходимости вступления Украины.

В прошлые годы Киев не раз всерьез размышлял над тем, чтобы подать заявку на вступление в ЕС. Президент Порошенко несколько раз даже публично объявлял различные сроки: звучали 2024, 2023 и даже 2020 годы.  

В ответ и от наших противников, и от друзей звучали одинаковые доводы, которые можно кратко описать следующими словами:

Самым плохим вариантом для Украины будет, если вы подадите заявку, и в ответ сразу получите от ЕС отказ. А сейчас вы, очень, вероятно, услышите именно "нет", потому что ЕС не готов к новому расширению, и это не только вопрос Украины. Но навредит это в первую очередь вам.

Такое объяснение имело смысл. Евросоюз, подорванный рядом кризисов, включая миграционный, в последние годы действительно пребывал в состоянии очень сильной "усталости от расширения". Всерьез звучали дискуссии о том, не разорвать ли переговоры с Турцией, которая движется в противоположном от Европы направлении. И желающих ответить Украине временным отказом (вроде "не время, подавайте заявку, когда будете готовы") собралось бы немало.

Такой ответ был опасен для Украины, потому что мог подорвать веру в европейское будущее в нашем обществе.

Вот только ответа на вопрос, когда же наступит "время", не давал вообще никто.

Сейчас это время пришло.

И вот почему.

Проукраинская Европа

Общество очень часто мудрее своих правителей. Эту истину жизнь доказывала не раз.

Поэтому даже летом 2014, когда на Донбассе было наибольшее обострение военного конфликта, а европейские политики крутили пальцем у виска при упоминаниях о членстве – общество думало иначе. Тогда опрос показал, что 52% европейцев выступают за вступление Украины в ЕС и только 43% – против.

Причем уровень поддержки был бы еще выше, если бы не немцы, среди которых был рекордно высокий уровень украиноскепсиса – 63% заявили, что они против вступления Украины в Евросоюз. О причинах такой особенности немцев наиболее наглядно можно узнать в видео ЕвроПравды "Как Россия покупает немцев" (кстати, если вы его еще не видели – очень советуем отложить в закладки).

Но сейчас изменились даже мнения в Германии.

В настоящее время уровень и политической и общественной поддержки, сочувствия, симпатии к Украине во всех государствах ЕС – беспрецедентно высокий. В Берлине, например, в воскресенье более 100 тысяч человек (!) собрались в центре города для поддержки Украины. Подобные митинги там даже в "доковидные" времена не собирались почти никогда, даже по болезненным внутриполитическим вопросам. А сейчас, в условиях пандемии, к которой среди немцев остается серьезное отношение – это просто нечто невероятное.

Поэтому именно сейчас, на волне поддержки Украины – наилучший момент, чтобы начать движение к вступлению.

Политики не смогут позволить себе голосовать против заявки Украины. Их не поймут собственные избиратели.

И вдобавок – два ярких эпизода.

В понедельник президент Чехии Милош Земан подписал совместное письмо восьми президентов государств ЕС о необходимости запустить ускоренное вступление Украины в Евросоюз. Да, это правда! Тот самый Земан, которого в Украине не без оснований считали не просто пророссийским, но вообще нерукоподаваемым – после путинского вторжения изменился до неузнаваемости.

А во вторник к этой инициативе присоединился глава МИД Венгрии! Петер Сийярто, до сих пор бывший символом антиукраинской риторики, заявил, что его правительство полностью поддерживает эту идею, выступает за предоставление Украине перспективы членства в ЕС и т.д. Без всяких предварительных условий. Это также снимает угрозу венгерского вето.

Так что давайте разберемся, какого решения следует ожидать.

Дорога к членству

Прежде всего – немного избавим от сверхъожиданий. Речь не идет о том, чтобы принимать Украину в ЕС прямо сейчас. Это нужно осознавать, чтобы не быть разочарованным.

Между вступлением в Евросоюз и, к примеру, вступлением в НАТО есть очень существенное отличие.

Членом Альянса Украина, сугубо теоретически, могла бы стать уже завтра – если бы существовала политическая воля для этого во всех государствах-членах. В документах Североатлантического альянса нет четкого перечня критериев, которым должен соответствовать кандидат для приглашения к членству. Решение о вступлении или о невступлении – исключительно политическое.

Это, конечно, не означает, что можно рассчитывать попасть в Альянс с неработающей системой правосудия, с действующим уровнем коррупции. В этом случае консенсуса за присоединение Украины не будет ни при каких обстоятельствах. Хотя бы потому, что противники нашего членства будут иметь повод проголосовать против. Но юридически такой путь есть.

С Евросоюзом все по-другому.

Здесь есть процедура, она прописана документально и вполне обоснована.

Невозможно присоединиться к ЕС авансом, не выполнив домашнюю работу. Невозможно войти в общий рынок, не адаптировав все стандарты, являющиеся частью общего права ЕС, по той простой причине, что это развалит этот внутренний рынок. Поэтому эти требования не являются прихотями.

И речь идет не только о стандартах производства.

Демократия, антикоррупция, отдельные политические реформы и т.д. также критичны для общего рынка. Нельзя говорить о единых правилах рынка на несколько государств, если у них нет общих антимонопольных правил. Не может быть общего рынка без одинаково действенной системы правосудия, защиты прав инвесторов и т.д.

Надеемся, этого достаточно, чтобы понять: заявления Зеленского, Кулебы и других с требованиями о том, чтобы Украину немедленно приняли в ЕС – не более чем пиар. И политическая риторика.

В них, конечно, тоже есть определенный смысл. На международных переговорах распространена тактика "проси нереально больше, чтобы получить максимум возможного".

Поэтому сейчас официальный Киев выступает с этими нереальными требованиями, чтобы дать Евросоюзу возможность сказать, что мы дали "Украине не все, что они просили, потому что остальное будет после выполнения ими домашнего задания, проведения реформ". Так и Орбан сможет объяснить своим гражданам, что он не поступился правами меньшинств, и Германия объяснит, что ждет от Украины верховенства права и так далее.

Но главное – то, что и мы, граждане Украины, получим возможность оказывать давление на власть и требовать реформ, потому что теперь появится реальная и достижимая цель.

Вопрос о том, на чем остановится торговля и что именно дадут Украине, остается открытым. Здесь есть несколько вариантов.

Кандидат через три недели

Уже на этой неделе Украина будет праздновать победу. Во вторник Европарламент принял резолюцию о поддержке предоставления Украине статуса кандидата.

Это решение не будет иметь прямых юридических последствий. У Европарламента нет полномочий принимать какие-либо решения о статусе кандидата и процессе вступления в ЕС, эти решения полностью находятся в компетенции государств-членов ЕС. Да и его позиция неизменна: уже многие годы ЕП рекомендует предоставить Украине статус кандидата и начать переговоры о вступлении.

Впрочем, юридический процесс вступления также запустится очень скоро – уже к концу месяца.

24-25 марта в Брюсселе состоится саммит ЕС.

Наверное, на него пригласят украинского президента – в случае, если боевые действия прекратятся, то физически, а если нет – тогда в формате видеовключения. И вне зависимости от выбранного формата предметом рассмотрения станет украинская заявка. А вот дальше – возможны варианты. И выбор между ними будет критически зависеть от эффективности украинских дипломатов, которые в ближайшие три недели должны объяснить европейцам, насколько важно для безопасности всей Европы быстрое продвижение Украины в ЕС.

Еще неделю назад многие украинские дипломаты сказали бы, что программа-максимум – это получить перспективу членства Украины в ЕС, которую Брюссель отказывается нам предоставить уже много лет подряд. Но сейчас, после начала новой российской агрессии, это даже не программа-минимум. ЕС понимает, что действовать нужно быстро.

Поэтому минимальным требованием Киева, наверное, должно быть предоставление Украине статуса кандидата. Это следующий этап. Также теоретически возможным может быть определение даты начала переговоров о вступлении. Это и есть выполнение той домашней работы, о которой говорилось выше.

И, вдобавок, стоит говорить не только о доступе Украины к структурным фондам ЕС для государств-кандидатов, но также об отдельном финансировании для послевоенного восстановления нашего государства. Это обязательно будет. Но может начаться только после прекращения активных боевых действий с РФ. Так что уверенности в таком решении уже на саммите 24-25 марта пока нет.

Ускоренное вступление

Вас, наверное, интересует, когда же можно рассчитывать на полноценное членство в ЕС?

Этот ответ вам не даст никто, потому что он зависит от действий самой Украины.

А еще он зависит от того, будет ли ЕС рассматривать Украину "в пакете" с другими государствами, или отдельно. В Молдове уже задумались о подаче заявки о вступлении прямо сейчас, чтобы оказаться в одном поезде с Украиной. Рискнем спрогнозировать, что Кишинев к нам присоединится. И Украину это только усилит – так мы получим поддержку и лоббизм со стороны Румынии.

Еще большая интрига – действия Грузии.

У этого государства на Кавказе сейчас для ЕС сложился  имидж "плохого ученика". Там уже полтора года идет парламентский кризис, власти и оппозиция обвиняют друг друга в разрушении демократии. Договоренности о примирении, достигнутые при посредничестве ЕС, были нарушены обеими сторонами. А с прошлого года все дополнительно усложнило заключение экс-президента Михеила Саакашвили.

В этих условиях ЕС не рискнет предоставлять Грузии высокий статус. И может даже вообще ответить отказом, если они подадут заявку на вступление. В то же время политически для Евросоюза расторжение "ассоциированного трио" (Украина-Молдова-Грузия) будет непростым шагом.

Словом, подача заявки грузинской стороной ставит ЕС перед сложным выбором, а также может снизить амбициозность результатов для Украины.

Но вернемся к тому, сколько времени займет движение к вступлению.

Главный совет – не считайте, сколько времени это отняло у других государств.

Скептики скажут, что у Западных Балкан есть европерспектива еще с 2003 года, когда ЕС пообещал ее тамошним государствам для стабилизации послевоенного региона, и за это время только Хорватия, начавшая движение раньше всех, стала членом ЕС.

Но мы уже идем не по их пути. Все эти государства подали заявку на вступление после признания их европейской перспективы. Украина подала заявку до этого признания. И сейчас планирует перепрыгнуть через ступеньку и сразу стать кандидатом.

Почти все нынешние государства-кандидаты запустили свои Соглашения об ассоциации в 2009-2016 годах, то есть намного позже получения кандидатского статуса, а украинское соглашение вступило в силу в 2017 году (а временно выполняется вообще с 2015-го). То есть мы уже выполнили значительную часть реформ.

Поэтому и путь к нашему вступлению в ЕС совсем не обязательно должен забирать 20 лет.

К тому же, как уже говорилось, стандартную матрицу действий ЕС уже разрушили российские танки. Именно поэтому в ЕС всерьез говорят об ускоренном вступлении Украины. Это не значит, что мы должны стать членом Союза уже завтра. Но "перепрыгивание через ступеньку", быстрый запуск переговоров, финансовая поддержка реформ вполне возможны.

"Сделать это – историческая ответственность для европейских государств. И уже есть сигналы из европейских столиц о том, что этот вопрос присутствует в повестке дня более недели", – поделился соображениями с "Европейской правдой" глава МИД Молдовы Нику Попеску, который сейчас также ищет эффективный путь присоединиться к этому "ускоренному пакету".

Впрочем, нужно не забывать, что без реформирования Украины все эти планы, перспективы и статусы останутся громкими заявлениями и не ускорят наше возвращение в европейскую семью.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.