Свобода, без которой не будет страны

Понедельник, 2 февраля 2015, 12:35 — Владимир Дубровский, «CASE-Украина»
www.dw.de

Украина теряет позиции в новом рейтинге экономической свободы.

На прошлой неделе американский фонд Heritage Foundation обнародовал новый мировой рейтинг, в котором Украина опустилась с 115-го на 162-е место.

Это не только последнее место среди европейских стран, но и одно из худших в самом рейтинге. Напомним, в нем учтены данные 178 стран мира.

Беда! "Украина упала в рейтинге экономической свободы на 7 позиций!" - кричат заголовки. "Ага! Получили "ми здобули" за свой Майдан!" - торжествует "вата".

И действительно, как же теперь жить-то, на 162-м месте, между Бирмой и Боливией?

На самом деле, если посмотреть на историю вопроса, то ничего особенного, в общем-то, не случилось: показатели нашей страны медленно падали все время, начиная с 2005 года (не с Оранжевой революции, как кое-кто мог бы подумать, а с тех пор, с каких есть сколько-нибудь сопоставимые данные).

Более того, в сравнении с прежними годами мы даже несколько поднялись – это просто в прошлом году была некая аномалия, о которой чуть погодя.

А уж если разобраться глубже, то становится понятно, что индекс, вообще говоря, очень условный, как и большинство его собратьев. Да, по всей видимости, страны из первой четверти рейтинга куда свободнее, чем из последней, но это и все, что можно сказать наверняка – дальше начинаются вопросы.

Например, падения в прошедшем году стоило бы ожидать за счет возрождения черного рынка валюты, введения ограничений на ее покупку, режима двух курсов, резкой девальвации, роста (по факту) перераспределения через бюджет, военных действий на Востоке, массового "отжима" собственности в Крыму, ненадежности банков?.. Но нет, оказывается почему-то получилось, что причина – в правах собственности, в основном, как поясняют авторы исследования – из-за судов. Где все, конечно, по-прежнему плохо, но вряд ли хуже, чем было, не так ли?

Кроме этого, в новом рейтинге учтен рост расходов государства – хотя они, на самом деле, стали все же несколько прозрачнее.

И почему-то считается, что ущемили… права инвесторов (формальные). А с финансовой свободой, как ее меряют составители индекса, у нас почему-то хуже не стало. Впрочем, чего ждать от показателя, который считает наш рынок труда негибким, а качество деловой среды оценивает по печально известному Doing Business, где скачок прошлого года объяснялся сугубо "фасадным", показушным, улучшением показателей по этому индексу… Так что не в рейтинге дело.

Однако, положа руку на сердце: принесла ли Революция достоинства нам экономическую свободу?

Ту, без которой, по меткому выражению Маргарет Тэтчер, никакой другой не бывает – по крайней мере, сколько-нибудь долго? Ту, за которую "душу й тіло ми положим"?

Или в результате опять "делают романтики, а пользуются подонки"? Точнее, в данном случае – этатисты (от французского l'etаte, что означает по-нашему "держава"). Ну, то есть "державники", которые считают, что все в этом мире нужно обязательно отрегулировать законом, что нельзя отрегулировать – нужно запретить, и тогда, мол, "будет порядок". А то ведь "если каждый будет делать, что ему хочется, то это же никакого порядка не будет", и как же тогда жить?!

Увы, похоже, что на сегодняшний день верх взяли, ну, если и не такие вот отморозки, то, по крайней мере, люди, которые по-прежнему считают, что никакой революции не произошло. Во всяком случае, достоинство граждан они уважают немногим больше, чем "попередники", поскольку считают себя вправе посягать на нашу свободу всюду, где, по их мнению, это нужно.

Посудите сами.

Правительство у нас, наверное, лучшее за всю историю независимости. Однако и вызовы, с которыми оно столкнулось – беспрецедентные. А в ответ оно всего лишь несколько ослабило регуляторную удавку и обрубило ряд коррупционных схем. Что же до остального, то на пути встала "старая школа" большинства "опытных политиков" (независимо от возраста) и, увы, отсутствие системного, последовательного, либерального подхода – у большинства реформаторов со стороны. В результате в ответ на спад и фискальный кризис оно не смогло предложить ничего лучшего, как… еще больше усилить налоговое давление, пустив в ход хлам, наработанный "попередниками" в части мелких налоговых пакостей и ужесточения контроля.

И вдобавок – опять-таки в худших традициях – давлением и обманом пропихнуло все это через избранный нами парламент.

Но и сама Рада – тоже, наверное, самая "продвинутая", какая только была в Украине, – оказалась не лучше: запретила кредиторам забирать у должников залоговое имущество (жилье) и решила, что валютные заемщики будут выплачивать по курсу 8 грн/доллар.

Какое это отношение имеет к экономической свободе?

Самое прямое: как и всякая свобода вообще, она имеет свою обратную сторону - ответственность.

Нет ответственности – не будет и свободы. В данном случае – возможности впредь брать кредиты на это самое жилье (впрочем, чужие проблемы, видимо, не волнуют тех, кто уже справил новоселье…).

Ну и да, права собственности – в данном случае кредиторов – нарушаются. А вместе с ними – и права держателей депозитов, и даже владельцев расчетных счетов: предприятиям, имевшим несчастье держать деньги в проблемном банке, ничего не светит. Физическим лицам рано или поздно что-то вернут, но, опять же, за счет чего? За счет эмиссии, которая нас всех делает беднее.

И вот тут мы подходим к безусловному чемпиону в номинации "враг экономической свободы в Украине-2014" – Национальному банку.

Помнится, в марте, на конференции "Экстренный экономический саммит для Украины", красной нитью проходило предложение покойного уже Кахи Бендукидзе ввести в Украине режим "валютного управления" (currency board, буквально - "валютного совета": при этом выпуск денег жестко привязан к пополнению валютных резервов, а курс жестко фиксирован – по сути, национальная валюта теряет самостоятельность, а центральный банк упраздняется) по образцу Болгарии, Литвы, Эстонии и некоторых других стран.

Тогда зал был в шоке, не исключая вашего покорного слугу: неужели у нас все так плохо? Это ведь на самом деле очень тяжелое ограничение для правительства, которое больше не может рассчитывать на помощь "печатного станка"; для банковской системы, которая должна попрощаться с рефинансированием; для отечественного производителя, которому теперь не поможет девальвация… Но похоже, что великий реформатор глядел дальше, чем мы все.

Конечно, совсем не обязательно учить макроэкономику в Гарварде, чтобы понять всю глубину проблем, с которыми столкнулся эмитент-регулятор.

И можно себе представить давление, которому он подвергался – вопреки конституционно закрепленной независимости – чтобы подставить правительству кредитно-эмиссионное плечо; чтобы искусственно удержать курс, особенно перед выборами; чтобы не дать упасть/дать заработать "нужным" банкам; чтобы удовлетворить аппетиты безответственных заемщиков и безбашенных вкладчиков… Но ведь реагировать-то на все эти вызовы можно по-разному, тут уже все зависит от все той же "школы". Или, если глубже – идеологии. Ведь разруха – она не в унитазах, она в головах… И вот с этим – настоящая беда!

В мирное время как-то пришлось в несколько этапов дискутировать с одним высокопоставленным представителем того самого НБУ на страницах одного уважаемого еженедельника. Чиновник, бывший ученый-экономист – кстати, весьма эрудированный и продвинутый, как для экономиста "советской школы", - доказывал, что либерализация – вредна, что государство может и должно решать за своих граждан, что для них лучше, что рынок слеп и глуп… А вот сейчас его коллеги воплощают этот подход на практике.

В итоге: я не могу за свои честно заработанные деньги легально купить валюту (а председатель НБУ еще и издевается – мол, "и не надо покупать доллары!").

Чтобы купить несколько сотен долларов, хотя бы для погашения того же валютного кредита, честный заемщик, который из последних сил продолжает платить, должен еще и несколько раз приезжать в банк! Это же форменное издевательство, не правда ли? А внести деньги на погашение валютного кредита он может только лично, по предъявлению паспорта! То есть добросовестных заемщиков заставляют еще и терять время, ставят им всякие рогатки, а недобросовестным идут на уступки. Какой вывод должен сделать клиент?

То же самое – с теми легковерными, которые имели несчастье доверить свои деньги в иностранной валюте банкам на хранение (на расчетный счет). В прошлом году государство наложило на них лапу и возвращает только в эквиваленте 15 тыс. грн в день, да еще и по предварительному письменному заказу (ибо валюты в кассе нет)! То есть, чтобы снять, например, $1000 своих кровных, нужно почти две недели ходить в банк как на работу. Не говоря уже о том, что еще со времен "попередников" купить валюту можно только по предъявлению паспорта, внести на счет – только лично, с тем же паспортом… Вот и вся свобода.

А предприятия и вовсе посажены в клетку на голодный паек: чиновник определяет, кого допустить к торгам – а кого не допустить, под какие цели продать валюту – а под какие низззя, что можно с ней делать, а что запрещено… Враги распускают слухи, что, мол, скоро вообще продавать будут только под "критический импорт", возродив этот мерзкий призрак из 90-х. Вот только кому от этого станет лучше? Вопрос риторический. Как и другой, относительно трех или четырех валютных курсов, существующих в Украине – между которыми так выгодно можно перекачивать деньги, зарабатывая на этом миллионы в считанные дни, прямо как в те же 90-е…

Там, где свобода в дефиците, ее можно выгодно продавать по кусочкам.

Да, конечно, валютный кризис. Правда, его не было бы, если бы те же "попередники" не держали курс вопреки всему (это индекс экономической свободы никак не учитывал). Но нельзя не признать, что кризис был бы далеко не таким суровым, не согласись тот же НБУ "напечатать" рекордную сумму для того, чтобы закрыть дыру в бюджете и поддержать падающие банки. Причем еще и выдавая рефинансирование в тот самый момент, когда его можно особенно хорошо "провернуть" на росте курса.

Впрочем, опять же, дело не только в давлении правительства, но и в тех же головах: на упомянутой уже конференции представитель НБУ отстаивал как раз такую политику, да и мой давешний оппонент, помнится, тоже грешил…

Но кроме того – значительная часть вины за нынешнюю ситуацию лежит на пресловутых "административных мерах".

Ведь те, кто не привык к экономической свободе, считают очень просто: берем объем валютных поступлений (или, например, базу налога), умножаем на коэффициент… Ну, или, например, придумываем очередное усложнение, чтобы не дать клиенту купить/получить валюту… Или, допустим, требование продавать 100% экспортных поступлений – и, потирая руки от удовольствия, несем начальству на подпись решение проблемы.

Однако экономика-то уже не совковая (хотя и та реагировала неоднозначно), в ней действуют живые люди! А они все означенное воспринимают как стимулы. И в рамках оставшейся у них свободы – уходят в тень, и уводят туда же всю ту валюту, и все те налоговые поступления, которых ждут от них чиновники.

Вот сторонники "административных мер" очередным запретом замедлили отток валюты из банков – и тихо радуются. Чему? Ведь если Председатель НБУ считает, что нам доллары покупать не нужно (и делает все, чтобы мы их не купили), а мы считаем по-другому – значит, мы их все равно будем покупать, но уже на "черном рынке". А, значит, и привозить их будут на тот же черный рынок, где курс выше.

Поэтому НБУ и вообще банковская система их не увидят уже никогда – тем более, что сами же не дают гражданам снимать свои собственные кровные со счетов: дураков нет! Сейчас клиенты, конечно, с кровью и потом снимут свое, но впредь будут осторожнее, и банковской системе свои деньги еще долго не доверят.

Обмануть, "нагнуть", заставить – можно один раз. А восстанавливать доверие придется годами и десятилетиями, причем после публичного изгнания с позором всех одержимых запретительством чиновников из органов государственной власти.

Иначе кто же поверит, что тот же НБУ исправился и "больше так не будет"? Тем более, что история необоснованных и вредных запретов началась не сегодня.

Например, ту же валютную выручку мало заработать – ее нужно еще и получить на счет. А это, оказывается, практически невозможно, особенно для некрупного бизнеса, который не может заставить своих иностранных партнеров переделать принятую у них форму контракта в соответствии с украинскими стандартами делопроизводства, потом еще выписать неслыханный в тех краях "акт выполненных работ", да еще и перевести это все на украинский. Хорошо хоть печать отменили… Вот тут, кстати, немного подробнее, поскольку пример уж очень характерный.

Мы еще надеемся, что ЗСТ с ЕС поможет нашему малому бизнесу подняться на новый уровень и вытянуть утопленную "динозаврами" экономику.

Мы (и наши доноры) тратим деньги и силы, разрабатываем программы, заботимся о том, как бы помочь малому и среднему бизнесу выйти на самый большой в мире рынок (и, кстати, завезти в страну пресловутую валюту). А потом этот самый экспортер, узнав, какие документы ему придется подавать в банк для получения каждого платежа, просто плюет, разворачивается и уходит.

И все потому, что какой-то идиот, не понимающий разницы между импортом и экспортом, на всякий случай, "как бы чего не вышло", руководствуясь Декретом о валютном регулировании 1993 года, издал инструкцию, на основании которой банки уже двадцать два года гнобят мелкий экспорт. Хотя какие вообще могут быть злоупотребления от того, что выручка, которая уже пришла в страну, будет зачислена на счет?

Так что если экспортер и отважится что-то продавать, то будет десятой дорогой обходить банковскую систему.

Тем более, что любимейшая фишка наших финансовых властей – обязательная продажа валютной выручки. Ее никак не могли отменить даже в благополучные времена, а сейчас, в связи с кризисом, по каждому поводу увеличивают процент, если вообще не выставляют требование продавать все. Но разве разумно возвращать эту самую валютную выручку, если ее придется продать, а с гривной неизвестно что будет – доверие-то подорвано? В итоге, легальные поступления падают, на них реагируют опять "административными мерами" - и так по кругу. То есть, куда мы так идем? Правильно, back in the USSR. Прорастают, прорастают уродливые корни…

Мало того, что рынок "зажимают", всю вторую половину прошлого года его еще и дергали туда-сюда, меняя правила. А деньги, между тем, любят тишину. И, опять же, доверие, которое вырабатывается годами, а теряется за несколько резких движений.

Справедливости ради, доверие к НБУ начали подрывать все те же "попередники" – когда ради пресловутой "стабильности" предлагали, например, ввести налог на продажу наличной валюты. Это был, конечно, верх непрофессионализма, как казалось на тот момент. Но калейдоскоп всевозможных административных мер, которые то вводились, то отменялись, особенно начиная со второй половины прошлого года, превзошел даже Арбузова.

В результате доверие к НБУ – а значит, и к эмитируемой им валюте – подорвано настолько основательно, что в воздухе все отчетливее пахнет валютным управлением, если не денежной реформой. Трудно себе представить, каким иным образом можно его восстановить. А без здоровых и полнокровных банков не бывать экономическому развитию…

Впрочем, наверное, на сегодня достаточно: ругать "их" - легко и общепринято.

Но ведь "они" не с Марса прилетели: на удивление много сограждан поддерживает различного рода запреты. Кого "достали" МАФы, кого – маршрутки, кому не нравится, что на улицах пьют пиво, кто недоволен разгулом свободы в интернете… И все та же унаследованная от совка реакция: "запретить"!

Почему вполне прогрессивные демократичные депутаты в свое время стали авторами законов, запрещающих даже для собственного пользования держать порнофильмы? Или курить в кафе и ресторанах – даже если для этого есть специальные залы, и некурящим никаких неудобств не причиняется (на всякий случай: автор сам никогда не курил и не переносит табачного дыма)? Едва не прошло (при поддержке самых что ни есть прогрессивных молодых депутатов!) предложение запретить ночную продажу алкоголя в Киеве. Лоббируемое, как и следовало ожидать, рестораторами – а еще, наверное, таксистами, которые когда-то торговали спиртным из-под сиденья в обход аналогичного ограничения в совке. А откуда мания всюду сажать вахтеров? Все те же, увы, уродливые корни, прорастающие теперь уже из наших мозгов…

Все это на самом деле гораздо серьезнее, чем может показаться. Не будет преувеличением сказать, что знаменитое "свобода или смерть" - это как раз про нас и как раз сейчас: Украина или будет страной свободы, или ее не будет.

С одной стороны, уже никого не нужно убеждать, что без стремительного экономического роста нашей стране не удастся сохранить политическую независимость, да и вообще "состояться". Но рост всегда и всюду связан с высвобождением (от того же слова "свобода"!) некоторого потенциала. В некоторых странах, сидящих на залежах нефти – ресурсного, а во всех остальных (включая нашу) – человеческого, прежде всего предпринимательского. Причем, как правило, не благодаря, а вопреки всяческим попыткам государства руководить процессом – даже если речь шла о простом и понятном с высоты сегодняшних знаний периоде индустриализации; да и о качественно другом государстве. Поэтому нам без свободы не видать ни пресловутой колбасы, ни прочих благ.

С другой стороны, те самые слова о свободе недаром появились в нашем гимне. Свободолюбие, независимость, достоинство – это как раз те черты украинской политической нации, рожденной Майданом и последующими бурными событиями исторического 2014-го, которые отличают нас от, например, того же "русского мира".

И это получилось не случайно, это в НАШИХ корнях: для украинца государство – извечный враг, именно в той мере, в какой оно ограничивает свободу. Поэтому чем меньше этой самой свободы обеспечивает им страна, тем меньше у людей Майдана желания класть свои "душу й тіло" за такую страну. Таким образом, запретительство представляет собой, ни больше ни меньше, угрозу национальной безопасности, поскольку оно убивает патриотизм, убивает страну, убивает нацию.

Можно (и, наверное, нужно) придумать какие-то правовые, инстутициональные, механизмы борьбы с этим злом. Например, любые запреты и обязательства, налагаемые на граждан, принимаются только конституционным большинством ВР, а отменяются – простым. А исполнительная власть вообще не имеет права ограничивать права и свободы граждан без прямого указания закона (отсылочные нормы типа "определяется Кабинетом министров" теряют силу). При принятии любого решения о государственном регулировании и вообще вмешательстве обязательны публичные дебаты с представлением альтернативной точки зрения. И многое другое…

Увы, это все только благие пожелания, ведь в Украине уже десять лет действует (и успешно игнорируется) закон о государственной регуляторной политике, который как раз был призван помешать "запретительству" хотя бы по отношению к предпринимателям.

Так никакие законы не помогут нам, до тех пор, пока каждый не "убьет в себе государство", как пел "Ляпис Трубецкой". И взамен не воспоет Свободу. Тогда мы почувствуем эффект без всяких индексов, на собственной жизни.

 

Автор: Владимир Дубровский,

старший экономист центра "CASE-Украина"

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua