Неоднозначный OPAL. Почему решение ЕК выгодно не только "Газпрому", но и Украине

Вторник, 22 ноября 2016, 09:09 — , МЦПИ "Progress"
Фото Die Welt

В конце октября Еврокомиссия огласила решение, которым предоставила российскому газовому монополисту – ОАО "Газпром" – возможность почти полноценного доступа к расположенному в Германии газопроводу OPAL.

Такой шаг европейских чиновников вызвал неоднозначную реакцию официального Киева. Украинская сторона уже заявила о возможности нарушения Комиссией ЕС статьи 274 Соглашения об ассоциации, что предусматривает проведение консультаций Сторон в вопросах развития инфраструктуры поставок топлива.

Одновременно намерение оспаривать инициативу регулятора немецкого энергорынка Bundesnetzagentur и ее одобрение Еврокомиссией планирует и оператор газотранспортной системы (ГТС) Польши PGNIG.

Тем не менее, прежде чем делать выводы, следует все же разобраться в сути вопроса.

Что же такое OPAL?

Газопровод OPAL был построен в 2009–2011 годах как продолжение Nord Stream на суше – он объединяет "точку входа" подводного газопровода, расположенную вблизи немецкого Лубмина, с северным ответвлением газопровода "Уренгой-Помары-Ужгород".

Оба газопровода сочетаются на компрессорной станции в поселке Ольбернхау на немецко-чешской границе.

Основное назначение OPAL – поставки природного газа от "Северного потока" в Германию (около 4,5 млрд кубометров в год) и Чехию (около 30 млрд кубометров в год).

Средняя пропускная способность газопровода составляет 34-36 млрд кубометров природного газа в год. В феврале 2009 года Bundesnetzagentur специальными распоряжениями освободил OPAL от действия немецкого антимонопольного законодательства на 20 лет.

Однако уже в сентябре 2009 года вступила в силу Директива Комиссии ЕС и 2009/73/ЕС, которая является частью широко известного "Третьего энергопакета". Согласно ее положениям, один поставщик не может использовать более 50% от общей транзитной мощности газопровода.

Другая же половина объемов должна оставаться доступной для третьих сторон и распределяться на аукционе. Кроме того, "правило допуска третьих сторон к газоснабжающим мощностям" предусмотрено Директивой 2003/53/ЕС.

В случае OPAL единственным поставщиком является ОАО "Газпром", который сейчас использует более 60% мощности "Северного потока". К тому же через компанию W&G Beteiligungs-GmbH & Co. KG российский газовый монополист является опосредованным владельцем 80% самого газопровода (вместе с немецкой BASF-Wintershall).

Поэтому вряд ли случайно то, что аукционами по распределению остаточных мощностей OPAL так и не заинтересовалась ни одна другая сторона.

Что решила Еврокомиссия?

Bundesnetzagentur обращалась к Еврокомиссии с просьбой о пересмотре положений "Третьего энергопакета" в отношении OPAL еще в июне 2009 года. Тогда запрос был отклонен из-за неправильного оформления заявки.

Аналогичный документ поступил в Комиссию ЕС в середине 2010 года и был возвращен немецкой стороне без формального отказа в начале 2013 года.

В то время вопросами конкуренции в Еврокомиссии занимались Нели Крус (первая Комиссия Баррозу) и Хоакин Альмуния (вторая Комиссия Баррозу). Испанского социалиста Альмунию считали большим сторонником России, чем представительницу Дании Маргрете Вестагер, которая сейчас занимает данную должность.

До этого оснований сомневаться в ее взвешенной позиции не было, тем более, что уже вскоре после вступления Вестагер в должность было возобновлено антимонопольное расследование относительно положения ПАО "Газпром" на рынке ЕС.

Тем не менее, именно на каденцию представительницы Дании пришлось принятие решения относительно упрощения антимонопольных процедур по OPAL.

В то же время дело осложняется тем, что решение Комиссии пока не опубликовано на официальном портале органов Европейского Союза. Поэтому судить о вопросе мы можем только на основе обнародованного Еврокомиссией пресс-релиза и предложений немецкой стороны.

Итак, по данным вышеуказанного пресс-релиза, в мае 2016 года Bundesnetzagentur в очередной раз обратилась к Еврокомиссии с просьбой о пересмотре решения по процедуре допуска третьих сторон к поставке топлива по газопроводу OPAL. Комиссия предварительно согласовала это предложение в июле 2016 года. Окончательно же решение было утверждено, как известно, в конце октября.

Решение Комиссии ЕС предусматривает следующее:

1. Для повышения безопасности поставок топлива в Германию и Чехию решено допускать к аукционам по распределению остаточных 50% мощностей OPAL участников рынка, занимающих на нем доминирующее положение (в данном случае это означает допуск ПАО "Газпром", поскольку других поставщиков, заинтересованных в OPAL, на протяжении последних 5 лет не находилось);

2. Поставщик или владелец, занимающий господствующее положение в структуре собственности газопровода или поставках топлива к нему (то есть "Газпром"), может дополнительно привлекать к поставке около 20% от общей мощности OPAL;

3. Для третьих сторон зарезервированными остаются по меньшей мере 20% от общей мощности OPAL;

4. Базовая цена топлива, поставляемого через OPAL, не может быть выше средневзвешенной стоимости поставки газа через другие газопроводы аналогичной мощности.

Пункт 1 статьи 36 Директивы 2009/73/ЕС позволяет вводить исключительный режим использования газотранспортных мощностей при условии, что существует потребность в обеспечении безопасности поставок (по крайней мере, с формальной точки зрения) данной инфраструктуры. В пункте 6 этой же статьи указывается, что такой режим может касаться как газопровода в целом, так и части его мощности.

При согласовании такого решения национальным регулятором должно быть гарантировано право беспрепятственного доступа к инфраструктуре для третьих сторон, а также приняты во внимание национальные или международные обстоятельства.

При этом из положений Директивы прямо не следует, могут ли допускаться стороны, занимающие господствующее положение на рынке или в структуре собственности газотранспортной сети, к распределению мощностей при применении исключений или нет.

Что в "сухом остатке"?

Во-первых, Еврокомиссия признала, что ПАО "Газпром" может быть допущено к аукционам по распределению избыточных мощностей OPAL.

Согласно решению Комиссии, российский газовый монополист может претендовать дополнительно лишь на 20% от мощности OPAL. При этом указанный процент является наивысшим из возможных, процедура аукциона по распределению мощностей позволяет национальному регулятору предоставить и меньшие объемы. К тому же регулятор может пересмотреть свое решение, если востребованные показатели не будут соответствовать реальному спросу.

Поэтому российский газовый монополист получит дополнительный доступ к транспортировке более 7 млрд кубометров природного газа в год.

Конечно, ПАО "Газпром" может просить Bundesnetzagentur о дальнейшем расширении объемов поставок, однако такое решение должно отдельно согласовываться с Комиссией ЕС.

Впрочем, даже если Еврокомиссия и позволит российскому газовому монополисту повысить объемы поставок больше дополнительных 20%, уровень такого повышения вряд ли будет превышать 10% от общей мощности газопровода. 20% объема OPAL, как и раньше, остаются доступными для третьих сторон, которые потенциально захотят перекачивать топливо через газопровод.

Во-вторых, исходя из данных Европейского союза операторов сетей в сфере газоснабжения и Секретариата Энергетического Сообщества, с середины 2014 года газопровод Nord Stream работает с загрузкой 60-70% от общей мощности.

Теоретически подобное положение дел должно быть исключено, ведь в отношении обоих газопроводов, отходящих от "Северного потока" – OPAL и NEL, действовали положения "Третьего энергопакета", которые ограничивали их мощность и, соответственно, мощность "материнского" Nord Stream на 50%.

Тем не менее, на практике полученные объемы оказались больше. Поэтому вполне вероятно, что они дальше направлялись в Германию и Чехию через OPAL, а Комиссия ЕС своим решением лишь констатировал правомерность этих действий.

В-третьих, даже при условии полноценной загрузки OPAL, его мощности не хватит, чтобы взять на себя весь объем топлива, поставляемого через газопровод Nord Stream. Это констатирует также и Bundesnetzagentur в обосновании своих предложений к Еврокомиссии.

Поэтому "Северный поток" вряд ли сможет использоваться на полную мощность.

Учитывая это и вышесказанное, ожидания НАК "Нафтогаз" относительно возможной потери дополнительных 10 млрд кубометров транзита через Украину кажутся преувеличенными.

Скорее всего, эти объемы не будут такими значительными, а перераспределение большинства из них в направлении Nord Stream уже произошло.

Вместе с тем такая констатация указывает, что в Германии в настоящее время отсутствует необходимая инфраструктура для построения "Северного потока-2", который несет гораздо большую угрозу энергетической безопасности как Украины, так и ЕС, чем решение по OPAL.

Несет ли решение Еврокомиссии положительные последствия для Украины?

Да, положительные моменты имеются, и вот лишь некоторые из них.

Во-первых, львиная доля газа через OPAL попадает в Чехию. Оттуда по системе MIDAL топливо поступает в южногерманские и австрийские газовые хабов, в том числе и крупнейшее газохранилище Центральной Европы в Баумгартене.

Последнее составляет основу европейского спотового рынка газа, на котором его закупает Украина и поставляет по "реверсу" через Словакию и Венгрию.

Один из крупнейших "реверсных" контрактов украинской стороны заключен с немецкой RWE, которая одновременно владеет оператором ГТС Чехии RWE TRANSGAS. Поэтому вполне вероятно, что избыточные объемы для OPAL востребованы "Газпромом" для того, чтобы удовлетворить потребности европейских компаний, поставляющих топливо в Украину.

Почему так происходит? Прежде всего, потому, что российский газовый монополист стремится убедиться в реальности украинского "реверса", который официальная Москва периодически характеризует как "кражу" топлива.

С другой стороны, Украина, получая газ по такой схеме, избегает подобных обвинений со стороны ПАО "Газпром" и в то же время не закупает топлива у российской стороны напрямую. Одновременно официальный Киев ограждает себя и от неоднозначных положений контактов с ПАО "Газпром", в частности, формулы "бери или плати", которая является предметом спора в Арбитражном учреждении при Торговой палате Стокгольма (Стокгольмском арбитраже).

Кроме того, из-за отказа от прямых закупок российский газовый монополист лишен возможности зачислять топливо, которое поставляется в отдельные районы Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), в общий объем поставок на украинскую территорию.

К тому же, после того, как российский газ попадает в европейские хранилища, он меняет владельца и происхождение, смешиваясь с топливом других поставщиков. Это способствует снижению средних цен на него.

В то же время не секрет, что европейские потребители ПАО "Газпром" получают топливо по ценам ниже тех, которые предлагает установить российский газовый монополист для непосредственных поставок в Украину.

Поэтому даже с учетом транспортировки до границы Украины топливо, поступающее по "реверсу", дешевле российского. Так, стоимость "реверсного" газа на границе Украины в первом квартале 2016 года составляла, по данным НАК "Нафтогаз Украины", $198 за 1000 кубометров. Одновременно Минэнерго России предлагало поставки топлива по цене $212 за 1000 кубометров с учетом "скидок" и нулевой экспортной пошлиной. При этом, если корректировать цену российского топлива с учетом калорийности газа, то она могла бы быть еще выше – в диапазоне от $15 до $25 за 1000 кубометров.

Во-вторых,

однозначно положительным является тот факт, что решение Еврокомиссии не касается соседнего с OPAL газопровода NEL.

Он также начинается в Лубмине и должен транспортировать газ от "Северного потока" в Северную Германию, Бельгию и Нидерланды. Технически газ из NEL может поставляться также в Великобританию и Францию. Общая мощность этого газопровода составляет 20 млрд кубометров топлива в год. Тем не менее, сейчас, по данным ENTSO-G, используется лишь 9,5 млрд кубометров в год, что соответствует требованиям антимонопольного права ЕС.

К тому же, в увеличении объема поставок через NEL не заинтересованы Великобритания и Нидерланды, для которых российское топливо способствует снижению цен на газ, а, соответственно, и рентабельности его добычи на шельфе, которая уже пострадала от падения цен.

С другой стороны, из-за проблемы с выводом из ремонта около 7 энергоблоков АЭС российский газ сейчас кажется вполне востребованным во Франции. Однако ограничения мощности NEL и наличие альтернативных поставщиков способствуют тому, что в последние годы доля России в поставках топлива во Францию не превышала 9%.

Чем грозит решение ЕК Украине и Евросоюзу?

Украинская сторона может потерять часть объемов собственного транзита газа. Однако, как уже отмечалось, масштабы данных потерь, скорее всего, не будут слишком высокими, поскольку максимальный объем потенциальных потерь составит до 7 млрд кубометров топлива в год.

В предыдущие годы сокращение транзита топлива через Украину имело гораздо более значительные масштабы.

К тому же цена транзита российского газа через Украину является предметом спора в Стокгольмском арбитраже, поэтому установить точное "денежное выражение" отрицательного влияния решения Еврокомиссии пока вряд ли возможно.

Впрочем, для украинской стороны в нынешних условиях потеря даже небольших поступлений может быть весомой.

Решение Еврокомиссии по OPAL также указывает на необходимость постоянного взаимодействия с органами ЕС в энергетической сфере, а также изучения вопросов для предупреждения подобных случаев в будущем.

Украинская сторона, согласно положениям главы 14 Соглашения об ассоциации, также может просить компетентные органы ЕС о начале консультаций для решения зарождающихся спорных вопросов. Одновременно оператор польской ГТС PGNIG также заявил о намерении приступить к изучению возможностей обжалования решения Комиссии ЕС.

С другой стороны,

решение Еврокомиссии может негативно повлиять не только на восточно- и центральноевропейские страны-транзитеры. Оно потенциально нежелательно и для Германии.

Последняя в 2015 году удовлетворяла около 45% своих потребностей в "голубом топливе" за счет импорта из РФ. Впрочем, решение Комиссии ЕС открывает возможности для повышения этого показателя.

Это кажется нежелательным для Германии, которая на протяжении последнего десятилетия пыталась выстраивать высоко диверсифицированный энергетический баланс. К тому же расширение зависимости от природного газа противоречит провозглашенным Германией и Евросообществом целями климатической политики.

Таким образом, решение Комиссии ЕС пока невозможно оценить как абсолютно отрицательное или абсолютно положительное. Однако это реальность, в которой украинской стороне надо действовать и защищать собственные позиции.

Сюда, впрочем, входит не только диалог с Евросообществом, но и действенная энергетическая реформа внутри страны, которая будет способствовать созданию полноценного рынка газа и электроэнергии в Украине и выполнению целей энергетической диверсификации.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua