"В регионе не хватает газа по такой цене, которая удовлетворила бы Украину"

Среда, 9 июля 2014, 10:36 — , Братислава, ЕвроПравда

Наибольшие объемы газа Украина рассчитывает получать, используя реверсные поставки через территорию Словакии. Однако еще до недавнего времени соглашение о реверсе было под вопросом. Отсутствие договоренностей в Украине чаще всего объясняли позицией премьер-министра Словакии Роберта Фицо, имеющего репутацию проросийского политика. О перспективах реверса газа в Украину, а также об общем интересе двух стран – противодействии реализации "Газпромом" проекта "Южный поток" ЕвроПравде рассказал советник по энергетическим вопросам премьер-министра Словакии в 2010-2012 годах Иветы Радичовой Карел Хирман.  

– Украина и Словакия никак не могут достичь окончательного согласия в вопросе реверса газа. В чем проблема?

– Тупика здесь нет – все договоры уже подписаны и к весне объем реверса можно довести до 10 млрд кубометров в год. Это не так уж и мало. Речь идет о так называемом малом реверсе, который был предложен украинской стороне уже почти два года назад.

Однако к октябрю прошлого года украинская сторона сама прекратила переговоры.

В итоге мы потеряли минимум полгода. Если бы этого не произошло, мы могли бы уже сейчас осуществлять поставки.

– Основной проблемой считалась необходимость строительства небольшого отрезка трубопровода – всего несколько сот метров. Эта проблема решается?

– Для реверса будет задействован довольно старый трубопровод Вояны-Ужгород, который был построен еще в советское время. Эта труба стоит пустой и подходит для реверса из Словакии. Со словацкой стороны необходимо достроить соединение между этим трубопроводом и основным газотранспортным транзитным коридором.

Поэтому на словацкой стороне необходимо построить "трубопроводик" длиной в несколько сотен метров и измерительную станцию. Эта работа идет.

– А когда она будет закончена?

– Осенью начнется поставка газа в пробном объеме – в пересчете на годовой объем это будет приблизительно 3 млрд кубометров.  А уже к весне 2015 года объемы поставок можно будет увеличить до 8-10 млрд кубометров в год.

Но все зависит от технического состояния трубопровода.

Хочу отметить – это был самый реальный и самый быстрореализуемый вариант реверса. К сожалению, из-за бестолковых разговоров мы потеряли как минимум полгода. В итоге сейчас реализуется именно тот проект, который был на столе с самого начала. Его поддерживают и Еврокомиссия, и газотрейдеры.

– Какова будет цена этого газа?

– Это не вопрос словацкой стороны. Цена зависит от соглашений "Нафтогаза" с европейскими трейдерами. Цена по итогам апреля, как сообщала украинская таможня – $375 за тысячу кубометров. Посмотрим, какой она будет осенью.

– Были заявления, что нарастить объем реверса до 10 млрд в год будет очень сложно. Насколько такие оценки соответствуют истине?

– Все зависит от состояния трубопровода на украинской стороне. Все спрашивают, каково его состояние в Словакии, но мало кто задается вопросом, как обстоят дела в Украине. Только рабочая проверка системы, которая состоится осенью, даст ответ на вопрос, каков оптимум загрузки системы.

Вероятно, он все же составит 8-10 млрд кубометров.

–  До подписания соглашения украинские чиновники очень часто заявляли, что Словакия не желает выполнять требования Третьего энергопакета.

–   При всем уважении к украинским чиновникам, следует напомнить, что Словакия является членом ЕС, она имплементировала Третий энергопакет без каких-либо замечаний со стороны Еврокомиссии. Поэтому подобные заявления могут лишь удивлять. 

Это не партнерское поведение украинской стороны, оно не помогает укреплению нашего сотрудничества!

– И все-таки, насколько политический фактор влиял на принятие решений? Ведь не секрет, что премьер-министр Словакии Роберт Фицо считается пророссийским политиком.

– Технически вопрос реверса был решен уже давно, но он слишком политизировался. В стратегии Eustream (компания-оператор газопроводной системы Словакии) вопрос реверса в Украину был определен как одна из главных целей развития еще несколько лет назад.

Когда стоимость европейского газа оказалась ниже, чем российского, когда из Киева пришел реальный запрос – вопросы сразу стали решаться. К слову, до этих переговоров у Eustream и "Укртрансгаза" не было даже меморандума о сотрудничестве, что очень странно, ведь речь идет об операторах двух соседних стран.

В итоге наше сотрудничество начиналось фактически с нуля.

Но что касается политического фактора, то он, безусловно, был.

– В чем он проявлялся?

– Политическое давление выражалось в громких заявлениях в ходе переговоров. Но в итоге стороны договорились, а Фицо заявил о поддержке Украины.

Но до этого звучали резкие заявления как от того же Фицо, так и от некоторых украинских чиновников, например Юрия Продана. И эти обмены колкостями лишь мешали переговорам.

– Каков максимально возможный объем реверса газа через Словакию?

– Надо ориентироваться на 8-10 млрд кубометров. Главное, чтобы у трейдеров постоянно были свободны такие объемы газа, что вызывает у меня сомнение.

– С чем связаны ваши сомнения? С давлением России?

– Речь идет о реальном положении на рынке газа в нашем регионе. Вот смотрите, мощности реверса через Польшу и Венгрию вместе составляют около 6 млрд кубометров. Сколько реально приняла газа Украина по этим маршрутам?

– Минимальный объем.

– А почему? Потому что нет газа!

Газ продают европейские трейдеры. У них нет в нашем регионе такого объема топлива и по такой цене, которая полностью удовлетворила бы Украину. Дело прежде всего не в объеме, а в цене.

После прекращения "Газпромом" поставок газа для Украины возникает еще больше сомнений по поводу наличия в регионе такого объема свободного газа. Такие риски станут еще выше, если будет остановлен транзит в Евросоюз через Украину.

– В таком случае каким будет реальный объем словацкого реверса?

– Я не пророк. Все будет зависеть от зимы (среднесуточных температур), от развития ситуации на спотовом рынке в Европе, особенно в нашем центральноевропейском регионе, а также от состояния транзита российского газа в Европу.

Хочу отметить очень простую вещь, которую многие почему-то не понимают.

Не существует отдельного украинского газового коридора, как не существует и словацкого газового коридора. Есть общий украино-словацкий коридор! В обеспечении этого транзита у нас общие интересы, однако мы до сих пор не объединили свои усилия, чтобы в общих интересах сохранить этот коридор.

– Является ли выходом из ситуации инициатива Польши о том, чтобы ЕС выступал единым покупателем российского газа? Этот вариант позволит гарантировать его транзит через Украину и Словакию.

– Официальная позиция Словакии по этому вопросу пока не озвучивалась, но я скептически оцениваю такую инициативу.

ЕС никогда не закупал газ, и не думаю, что он будет это делать. Евросоюз – это сообщество государств, а не трейдер. 

Зачем надо было принимать Третий энергопакет и либерализировать газовый рынок? Чтобы создать мегапокупателя газа в лице брюссельских чиновников?

Можно согласиться с аргументом, что единый покупатель будет иметь лучшую позицию на переговорах с "Газпромом". Однако сразу возникает вопрос: почему такая схема должна действовать в отношении газа из России, а не алжирского? 

Поэтому централизация закупок не может быть выходом из сложившейся ситуации.

Вполне возможно, по аналогии с нефтяным кризисом 1970-х годов, что выходом из ситуации станет специальное агентство, которое будет обеспечивать энергетическую независимость членов ЕС и, возможно, проводить закупки, формируя газовый резерв.

– Какова позиция Словакии по реализации проекта "Южный поток"? Насколько вероятна его реализация в условиях санкций против РФ?

– Этот проект – прекрасная иллюстрация того, что интересы Украины и Словакии совпадают. Он не выгоден ни нам, ни вам. Уменьшение транзита газа через Украину автоматически означает снижение транзита через Словакию.

– Но словацкие власти никогда не выступали против этого проекта!

– Да, и это наша ошибка. Возможно, теперь ситуация изменится. Очень важна позиция Еврокомиссии о том, что концепция этого проекта полностью противоречит законодательству ЕС.

Предоставление этому проекту исключительного статуса, о чем часто говорится его сторонниками, полностью нивелирует все усилия по внедрению Третьего энергопакета. Более того – разрушает законодательное пространство ЕС!

Смысл этого проекта – обойти территорию Украины, а поэтому он не имеет ни малейшего значения для обеспечения энергетической безопасности ЕС.

– Однако этот проект имеет ряд сторонников в ЕС. Помимо Болгарии, его поддержала и Австрия.

–  Такая позиция – это вызов всему ЕС. Австрия и Болгария сделали шаг, который является вызовом для всего Евросоюза.

Посмотрим, каким будет ответ Еврокомиссии.

И еще одно замечание – я бы не сравнивал "Южный поток" с "Северным". "Северный поток" был реализован до принятия Третьего энергопакета. Однако ключевое его отличие – он заканчивается на балтийском побережье Германии и не заходит на территорию ЕС.

"Южный поток" глубоко заходит на территорию ЕС, а поэтому должен соответствовать его законодательству. Поэтому реализация одного проекта не может быть примером для другого.

  – Еще один вопрос: как со стороны видятся перспективы "Нафтогаза" в суде с "Газпромом"?

– Трудно сказать. Отмечу лишь одно – с точки зрения Европы, арбитраж – это нормальное явление. Здесь нет ничего необычного.

Нестандартно – это когда друг другу перекрывают вентили.

"Нафтогазу" и "Газпрому" давным-давно нужно было решать свои споры в суде. Отсутствие исков при постоянных конфликтах было сигналом, что отношения этих компаний, скажем так, нестандартны. Все эти споры с постоянными обвинениями напоминали бесконечный латиноамериканский сериал.

Это выглядит очень непонятным, ведь если стороны не могут договориться, они идут в суд.

– Сможет ли стать выходом из ситуации создание газового консорциума Украины и ЕС, что позволит Евросоюзу покупать газ уже на украинско-российской границе?

– Как минимум, это позволит сделать украинский газовый бизнес более понятным Европе.

Повторюсь, основная проблема сейчас в том, что процессы в газовой сфере Украины абсолютно непонятны европейцам. Но при этом важно осознавать, что ЕС газ не покупает. Его покупают трейдеры, причем они имеют долгосрочные контракты с "Газпромом", которые сложно изменить.

Поэтому такой консорциум возможен прежде всего при участии газовых операторов, но для этого Украина должна доказать, что такая схема транзита более надежна, чем покупка газа на границе Украины и стран ЕС.

Я думаю, что Украина делает первые правильные шаги в этом направлении. И это повод для оптимизма.

Интервью взял Юрий Панченко, 

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua