Командующий силами США в Европе: Дипломаты без военных на Донбассе – оркестр без инструментов

Сергей Сидоренко, Европейская правда, Львов _ Понедельник, 04 декабря 2017, 09:12
Версия для печати Комментарии
Фото предоставлено пресс-службой Львовского форума по безопасности

Бен Ходжес – представитель американской военной элиты. У него за плечами – опыт войны в Ираке, где он возглавлял бригаду, а также в Афганистане, где он занимал несколько руководящих должностей. С 2014 года генерал-лейтенант Ходжес возглавил Сухопутные войска США в Европе (United States Army Europe).

С 59-летним генералом "Европейская правда" пообщалась на полях Львовского форума по безопасности. И даже короткого общения хватило, чтобы убедиться: Бен Ходжес способен разрушить украинское представление о карьерных военных. Он открыт к общению с прессой, не боится смелых заявлений и, к слову, продвигает в Украине военную реформу, которая должна привести к появлению именно таких офицеров.

Но перед тем как отвечать на "серьезные" вопрос, генерал поделился личным: историей о том, откуда берет корни его особое отношение к Украине.

Тот самый "генеральский" рюкзак с лентой

"Три года назад, в 2014 году, мы направлялись в Яворов на учения и провели несколько часов во Львове. Мы вышли на улицу в центре города, и тут к нам неожиданно подошла пожилая женщина и спросила, кто мы.

Со мной был коллега, литовский военный, он помог с переводом.

Я ответил, что мы из НАТО, и она, как только услышала это, расплакалась.

Она благодарила нас за помощь, которую НАТО оказывает Украине, говорила, насколько это важно. А потом сняла со своей сумки ленту и отдала ее мне. С тех пор – уже три года – эта лента всегда со мной".

За три года в должности Бен Ходжес был в Украине чуть ли не десяток раз. Американский генерал говорит, что не только помогает тренировать наших солдат: он настаивает, что и США есть чему поучиться у Украины. Об этом, а также о поддержке со стороны Альянса – в интервью на ЕвроПравде.

– В 2014-2015 годах многие говорили об опасности полномасштабного вторжения РФ в Украину. Сохраняется ли такая опасность по сей день?

– Не думаю, что можно говорить о высокой вероятности такого сценария. А способ, который делает это менее реальным, однозначен: вы должны демонстрировать свою готовность к такому сценарию. Все должны осознавать, что Украина способна к сопротивлению, что вы можете также вести разведку.

Собственно, в этом и заключается стратегия сдерживания, которую исповедует НАТО: иметь способность и демонстрировать ее. У меня есть уверенность, что украинское руководство и структуры безопасности разделяют этот подход.

Хотя, конечно, я хочу подчеркнуть, что Россия также должна нести ответственность за "снижение температуры".

– Что позволило уменьшить опасность нового военного обострения?

– Прежде всего, это ваши военные, остановившие продвижение россиян и управляемых ими сепаратистов. Это не отменяет того, что украинская армия нуждается в реформах, и к счастью, я вижу в вас стремление к переменам.

Свою роль, конечно, сыграла и поддержка Запада.

Но вам надо осознавать, что эта поддержка не вечна.

Она не сохранится, если мы не будем видеть, что Украина продолжает движение по пути реформ. Если не будет прозрачности в расходовании средств в оборонной промышленности, если выплаты военным не станут безусловно прозрачными, если не увеличится контроль за бюджетом - тогда появится риск, что отдельные западные государства потеряют интерес к Украине или появится так называемая "усталость от Украины ".

Предотвратить этот сценарий и сохранить доверие со стороны Запада - это ваша зона ответственности.

Проблема коррупции, нехватка реформ - это уязвимость Украины, которую Россия использует буквально каждый день, чтобы подорвать украинское правительство и доверие украинцев к государственным институтам.

Именно поэтому реформы не менее важны, чем танки или артиллерия.

– Вы говорите об опасности появления "усталости от Украины" - значит, пока ее еще нет, верно?

– Не возьмусь говорить за все страны. Хотя, конечно, есть государства, у которых был и есть очень высокий уровень ожиданий от изменений в Украине. Собственно, во всех странах есть ожидания относительно реформ в сфере прозрачности, в борьбе с коррупцией.

Но США, безусловно, сохраняют преданность Украине.

Верим ли мы в успех реформ? Абсолютно!

Поэтому в Украине сейчас находятся 250 американских солдат, на прошлой неделе я был с ними на Яворивском полигоне. Мы с Украиной - партнеры. А партнерство означает общую ответственность за успех.

– В дискуссиях на Львовском форуме вы несколько раз упоминали о том, что армия США получает новый опыт и навыки благодаря сотрудничеству с украинскими военными. А от других союзников вы слышите о такой пользе для них?

– Несомненно!

Мы действительно многому научились у украинских солдат, которые столкнулись в боях с российской артиллерией, ракетами, дронами, с российскими средствами радиоэлектронной борьбы. И не только мы ценим этот опыт - все (союзники) приняли во внимание, инкорпорировали его в свои учебные системы.

Украинский опыт напомнил нам о смертельной опасности таких боевых действий, когда российская артиллерия узнает о координатах вашего подразделения и туда "прилетает".

 

Проблемы, с которыми наша армия сталкивалась в Афганистане или в Ираке, очень отличаются от того, что мы видим в вашем противостоянии с россиянами. Это и маскировка, и необходимость "рассеиваться", и проблема с теми действиями, которые выдают ваше местоположение.

Тот опыт, который мы получили благодаря украинской армии, без преувеличения, "разбудил" нас.

– Я не просто так об этом спрашиваю. Дело в том, что одним из критериев членства в НАТО является способность государства вносить свой вклад в общую евроатлантическую безопасности. Так получается, мы этот критерий выполнили?

– Все признают вклад Украины - в конце концов, ваши солдаты участвовали в операциях в Ираке и Афганистане, в миссиях Альянса по всему миру. Так же, как сейчас - грузинские солдаты. И поэтому уважение к мужчинам и женщинам из украинских вооруженных сил действительно есть.

– Официальный Киев ставит цель достичь стандартов НАТО до 2020 года. Достижима ли она?

– Я не хотел бы комментировать конкретный год. Но Украина действительно не просто может, но и должна продолжить модернизацию и приведение к западным стандартам своих вооруженных сил. И речь идет не только о технике.

Вам нужно высвободить и использовать талант молодых украинцев, допустить их к процессу принятия решений.

Это требует изменения системы военного обучения; вам следует поощрять независимое мышление. И я знаю, что генерал Муженко поддерживает такое мнение, хотя до сих пор в Украине происходило иначе.

Так что вам многое нужно изменить. Нужно продолжать инвестиции в учебные центры, такие как Яворов. Да, это длительный и дорогостоящий процесс, но если вы хотите иметь эффективные и хорошо обученные вооруженные силы, это надо делать.

– Вы лично верите, что Украина в конце концов восстановит суверенитет на всей своей территории, включая Донбасс и Крым?

– Такова официальная позиция США! Крым остается территорией Украины, мы так считаем и будем считать! И даже Россия десятки лет назад признала, что это - украинская территория!

Конечно, я не знаю, когда это произойдет, как долго это будет продолжаться...

К примеру, в США так никогда и не признали аннексию Литвы, Латвии и Эстонии (Советским Союзом). Это заняло более полувека, но в итоге они снова стали независимыми. То же - с объединением Германии.

США четко следуют политике уважения к суверенитету.

– Возможно ли восстановление суверенитета Украины исключительно дипломатическими методами, или военные должны сыграть свою роль наряду с дипломатами?

– Фридрих Великий когда-то сказал, что дипломатия без оружия - это как оркестр без инструментов.

Конечно, дипломатия всегда должна быть в приоритете. Любой человек в форме скажет вам, что предпочел бы дипломатическое решение. Но когда у вас есть и другие реальные инструменты - экономические, информационные и военные - они становятся частью общих усилий.

Каким конкретно должен быть рецепт формирования этой смеси - решать не мне. Я отвечаю только за готовность военной компоненты.

– По вашему мнению, допустил ли Запад стратегические ошибки в своей политике в отношении России, которые в итоге добавили свой вклад в начало агрессии? Что бы вы сделали иначе, если бы имели возможность вернуть время?

– Я не вижу таких ошибок со стороны Запада!

Мы три с половиной года назад вывели из Европы последний американский танк. Германия серьезно снизила свои танковые мощности, Нидерланды лишились всех без исключения танков. Итак, Запад существенно снизил военную мощь.

Но я не считаю, что это ошибка.

Россия сейчас рассказывает, что Запад запугивал ее, но это полная ложь, реальность доказывает обратное.

И единственная причина, по которой мы начали возвращать американскую бронетехнику в Европу – это действия России. Это – российская атака на Украину, оккупация 20% Грузии и агрессивное поведение в отношении стран-членов Альянса.

– Можно ли быть уверенным, что теперь США надолго оставят танки на европейском континенте?

– Да. Мое мнение – нам нужно продолжать делать то, что мы начали. И надо сохранять присутствие так долго, как потребуется, даже несмотря на другие вызовы и потребности, возникающие в мире – на Ближнем Востоке, в Корее и других местах, где есть ответственность США.

Интервью взял Сергей Сидоренко,
редактор "Европейской правды"

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
ПУБЛИКАЦИИ
Сергей Сидоренко, Европейская правда

Отменят ли безвиз Украине: что не так в борьбе Брюсселя за антикоррупционный суд

У "Европейской правды" есть основания утверждать, что реальной угрозы для безвиза из-за антикоррупционного суда нет. Чем можно это подтвердить и что может потерять Украина, если будет игнорировать требования партнеров – читайте в нашей статье...

Офис вице-премьера по вопросам евроинтеграции

Что меняет ассоциация: все детали "колбасных реформ", которые произойдут благодаря соглашению с ЕС

Никто не гарантирует, что продукты, которые попали в продажу, безопасны. Даже свежий кефир или колбаса могут оказаться не просто некачественными, но и вредными... Недостаточно увеличить только количество товаров с надписью "Made in Ukraine" в магазинах за границей...







Марьяна Каганяк, Офис по продвижению экспорта

Экспортеры в поисках поддержки: как помочь выходу на новые рынки

Украинские компании с большей уверенностью рассматривают экспорт как более выгодный способ увеличения продаж продукции и услуг. Уверенность в экспорте возникает тогда, когда есть знания, умения, а также проверенные контакты в стране экспорта и экспертная поддержка (укр.)

Тарас Качка, Международный фонд "Відродження"

ЕС на пороге перемен: почему этот год будет решающим для евроамбиций Украины

Нынешний год – идеальный для формирования нового содержания наших отношений с ЕС. Внутренние дискуссии в Евросоюзе о своем будущем – лучшая для этого возможность. Ведь вскоре повестка дня ЕС будет сформирована на десятилетия.


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter