Десять (не)простых шагов для спасения Украины

Константин Федоренко, Андреас Умланд, для Европейской правды _ Понедельник, 29 декабря 2014, 13:32
Версия для печати Комментарии
фото www.radiosvoboda.org

Почему и как должен измениться западный подход к европейским притязаниям Киева

Взаимодействие между Западом и Украиной в течение последних двадцати пяти лет основывалось на парадигме "conditionality", т.е. обусловленности. Сближение с Западом в целом, и с Европейским союзом в частности, зависело от процессов демократизации, либерализации и проведения реформ в Украине.

Потенциальные вознаграждения, объявленные Западом за украинские достижения в этих областях, были относительно незначительными или малопонятными.

Возможные бонусы за реформы в Украине не включали ни План действий относительно членства в НАТО в ближайшем будущем, ни перспективу членства в ЕС, даже далекую.

Сдержанность Запада, не изменившаяся даже после успешной "оранжевой революции" 2004 года, видимо, сыграла свою роль в неудачах реформ последних десяти лет и возникновении глубокого политического кризиса в Украине осенью 2013 года.

Потребность в новом подходе

Градус нестабильности в Восточной Европе, возросший вследствие подстрекаемого Россией "украинского кризиса", указывает на несовершенность прежнего подхода.

Более того, к концу 2014 года Украина оказалась в принципиально иной ситуации, чем была до конца 2013 года.

Победная революция Евромайдана, конфликт с Россией и подписание Соглашения об ассоциации с ЕС кардинально изменили состояние как внутри страны, так и на международной арене. Сегодня – учитывая не только российскую скрытую войну против Украины, но и новый внутриполитический расклад в территориально самой большой стране, целиком находящейся в Европе, – Запад должен провести переоценку своих интересов и стратегий относительно Украины.

Предыдущий подход  себя исчерпал и должен быть модифицирован.

Вместо того, чтобы вознаграждать украинские реформы post hoc (по совершению) нечёткими перспективами сближения, Запад должен предложить шаги к интеграции ad hoc (загодя, на данный случай) для результативной помощи Украине, её стабилизации и трансформации уже сегодня.

Почему такое изменение курса относительно Украины стало не только возможным и желательным, но и необходимым?

Во-первых,

за последние месяцы в ситуации с Украиной выросли ставки. Опасность провала Украины как единого государства угрожает политической стабильности на постсоветском пространстве, послевоенной архитектуре европейской безопасности и трансатлантическому сотрудничеству.

Речь идёт о ключевой с геополитической точки зрения стране – судьба Украины повлияет на будущее целого ряда государств, международных соглашений и интеграционных проектов.

А положительное влияние успешной европеизации Украины на внутренние дела России и других постсоветских государств может принципиально изменить всю геополитику северного полушария.

Во-вторых,

условия для успешных реформ в Украине недавно изменились – и в некоторых отношениях к лучшему.

В результате социально-политической революции, происходящей сейчас в стране, украинское гражданское общество остаётся мобилизованным. Евросоюз, после подписания Соглашения об ассоциации, становится фактическим участником процесса реформ в Украине.

Политический класс, журналистское сообщество, интеллектуальные круги, да и многие "простые" граждане Украины в течение последнего года пережили прорыв к ответственному патриотизму и гражданской активности.

Если до сих пор требовалось значительное зарубежное давление на правительство для проведения реформ, то в последние месяцы глубокие изменения в сферах высшего образования или госзакупок были более или менее самостоятельно инициированы украинским гражданским обществом и правительством, в которое входят сторонники быстрой европеизации.

ПостЕвромайдан – спасти и изменить Украину

Учитывая новый уровень как высоких ставок будущего Украины, так и предпосылок для ее глубокой европеизации, необходимо переосмыслить отношение западного мира к этой стране.

В этой статье мы предлагаем 10 практических шагов, не затрагивающих или только косвенно касающихся вопроса новых санкций против России.

Эти шаги должны, помимо краткосрочной финансовой помощи Киеву, поддержать Украину среднесрочно. Несколько из этих предложений были высказаны ранее и хорошо известны. Часть из них звучали уже много раз. Мы предлагаем рассмотреть их вновь, с учетом  упомянутого выше нового контекста.



1.               Перспектива членства в ЕС с целью способствования инвестициям.

За последние 15 лет возможное влияние перспективы членства на Молдову, Грузию или Украину обсуждались в десятках научных и публицистических статей.

Общеизвестно, что обещание Брюсселя в будущем рассмотреть вопрос вступления в ЕС поставторитарных стран Южной Европы и посткоммунистических государств Восточной Европы помогло реформаторам в этих странах.

Нет необходимости повторять эти заключения международных европейских исследований.

Тем не менее, однозначные академические доводы до сих пор лишь незначительно влияли на решения политических и дипломатических лидеров ЕС.

Серьёзная дискуссия о предоставлении официальной долгосрочной перспективы членства в ЕС для Украины остается табу на высшем политическом уровне.

Известный историк Йельского университета Тимоти Снайдер (США) недавно добавил ещё один аргумент в пользу официального признания Европейским советом будущей возможности предоставления членства Украине. Согласно Снайдеру, такое формальное признание не только усилит и активизирует деятельность реформаторов в Украине.

Оно также может мотивировать потенциальных зарубежных инвесторов прийти в Украину уже сейчас, ради создания плацдарма для своей деятельности в этой стране, которая может стать будущим членом ЕС.

Стимуляция прямых иностранных инвестиций через перспективу членства в ЕС позволит улучшить экономическое состояние Украины.

Более того, Брюссель сможет это сделать с незначительными затратами, так как процесс прямой подготовки к вступлению начнется ещё не скоро.  

Найти внутриполитическое оправдание предоставлению европейской перспективы – легче, чем часто считается.

Опросы последних месяцев показывают, что симпатия к Украине и разочарование политикой Москвы сегодня распространены во многих европейских странах. Это облегчит объяснение такого шага электорату Евросоюза.

Наконец, пример долгой истории евроинтеграции Турции показывает, что наличие перспективы членства не гарантирует принятия аппликанта в состав ЕС.



2.               Быстрая либерализация визового режима и полная ратификация Соглашения об ассоциации.

По схожим причинам ЕС должен как можно скорее завершить свой План действий по либерализации визового режима и полную ратификацию Соглашения об ассоциации с Украиной.

Полная ратификация Соглашения об ассоциации отправит позитивные сигналы иностранным инвесторам. Последующая имплементация Соглашения стимулирует и облегчит планирование и воплощение инвестиционных проектов.

Безвизовые короткие путешествия не только для европейцев, которые направляются в Украину (как это происходит сейчас), но и для украинцев, путешествующих в страны ЕС, будут способствовать экономической, образовательной, правительственной и прочей интеграции Украины в Европу.

А до введения безвизового режима с Украиной консульства стран ЕС должны выдавать украинцам как можно больше долгосрочных мультивиз.

Распространённое беспокойство по поводу нового притока украинских нелегальных трудовых мигрантов не имеет под собой достаточных оснований, ведь возможности для нелегальной миграции в страны Шенгенской зоны существуют у украинцев уже сегодня.


3.               Госстраховка от политических рисков для иностранных инвесторов в Украине.

В статье, опубликованной весной в британской газете The Guardian, известный финансовый магнат и меценат Джордж Сорос предложил западным правительствам предоставить страховку от политических рисков для тех, кто "желает инвестировать в Украину или вести с ней бизнес".

Очевидно, что потенциальные инвесторы были бы более заинтересованы в Украине, если бы им не приходилось волноваться о потере капиталовложений в результате политической нестабильности.

Европейские правительства должны собрать капитал, который использовался бы для покрытия потерь инвесторов в случае политической дестабилизации Украины.

Такую схему можно было бы воплотить как на национальном, так и на наднациональном уровне.

В первом случае правительства стран ЕС – по отдельности или в сотрудничестве друг с другом – могли бы последовать примеру немецкой страховой схемы "Гермес", которая обеспечивала гарантии для торговли и инвестиций Германии на постсоветском пространстве в течение последних двух десятилетий.

Во втором случае можно было бы использовать, например, специальный отдел Всемирного банка. Многостороннее агентство по инвестиционным гарантиям (MIGA) Всемирного банка было создано с целью страховки от политических рисков для инвестиций в страны "третьего мира", но могло бы предоставить гарантии и для капиталовложений в украинскую экономику.



4.               Налог на оккупацию Крыма.

Европейский союз может ввести специальные ввозные пошлины на некоторые товары из России путем так называемого "Налога на оккупацию Крыма".

По меньшей мере одно детально разработанное предложение относительно  введения и функционирования этого налога опубликовано на английском языке (Crimea Occupation Tax).

Согласно этой схеме, пока Крым будет оставаться аннексированным, ввоз всех энергоносителей из России – а в 2013 году они составили 78% от импорта ЕС из РФ – должен облагаться налогом с ежегодно растущей ставкой.

Опубликованный проект предлагает начальную ставку на уровне 5%, которая могла бы вырасти до 25% к 2018 году.

Постепенно возрастающая пошлина позволила бы странам ЕС найти альтернативных поставщиков газа, угля и нефти, а также стимулировала бы продолжение разработки альтернативных источников энергии.

Часть сборов от этого налога могла бы быть предоставлена Украине для достижения ею экономической стабилизации. Остальные доходы ЕС мог бы применить для улучшения своей энергоэффективности и ослабления зависимости от таких российских госкомпаний, как "Газпром".

Общеевропейский налог на оккупацию Крыма также стал бы шагом на пути к усилению Европейского энергетического союза.

Наконец, экономика и бюджет России были бы ослаблены, что привело бы к уменьшению объёма российских средств на военные, оккупационные, пропагандистские, подрывные и другие меры кремлёвской "гибридной войны" против Украины.


5.               Доставка нелетального оружия, медицинская помощь, контрразведывательная поддержка.

Украинской армии должна быть предложена более обширная медицинская помощь, а также специализированные тренинги, консультации и средства для подавления поддерживаемых Россией сепаратистских восстаний.

Экипировка и материалы, которые Запад должен предоставить Украине в большей мере, нежели до сих пор, включают броню, медицинское оборудование, походные аптечки и лекарства.

Нелетальная экипировка не может нанести вреда местному населению.

Её выделение и доставка – непроблематичны.



6.               Подготовка возможной будущей выборочной поставки летального оружия и предоставления разведывательной информации.

НАТО и ЕС должны объявить: в случае новой военной эскалации они могут официально признать, что Украина проводит антитеррористическую операцию на своей территории, и/или формально определить российское вмешательство в Восточной Украине как военное вторжение.

На базе такого решения в дальнейшем может быть рассмотрен вопрос предоставления украинской армии систем вооружения и релевантной информации военной разведки (к примеру, спутниковых данных).

Понятно, что  такое решение будет значительно более фундаментальным, чем предоставление экипировки и другой невоенной поддержки. Поэтому решение о предоставлении прямой военной помощи, даже если оно не будет включать введение войск в Украину, должно быть хорошо обдуманным, аргументированным и оправданным.

Кимберли Мартен из Университета Колумбии, к примеру, недавно указала на риск попадания высокотехнологического оружия с Запада в руки пророссийских сепаратистов и России.


7.               Антиэкстремистские меры как условие для поставки оружия.

Ещё выше – риск попадания оружия с Запада в руки украинских крайних правых.

Это, например, касается небольшого, но хорошо разрекламированного полка "Азов", среди командиров которого есть открытые расисты.

Вооружить полк "Азов" и ему подобные группировки оружием с Запада было бы проблематично не только с символической точки зрения.

Возможны негативные последствия как непосредственно для военных операций, так и для послевоенного развития Украины.

Одним из ключевых вызовов для украинского государства после завершения военных действий станут демобилизация и разоружение парамилитарных формирований.

По этим причинам поставки оборудования должны проводиться лишь на условиях полного переформирования либо роспуска всех военных или парамилитарных соединений, в которых доминируют радикальные националисты.

Командование этих батальонов должно быть либо отправлено в отставку, либо рассортировано между идеологически нейтральными подразделениями.

Представители ультранационалистических партий, таких как "Патриот Украины", а также отдельные политики с расистским прошлым должны быть исключены из процессов формирования правительственной политики,  распределения должностей в исполнительной власти и правительственных партиях.

Такой механизм не только будет иметь положительные последствия для Антитеррористической операции в Восточной Украине. Он также послужит строительству устойчивой украинской политической нации.


8.               Усиленный поиск возможностей разрешения энергетической проблемы Украины.

В течение последних пяти лет ЕС и отдельные его страны-члены, например, Германия, уже принимали участие в проектах, направленных на снижение энергетической зависимости Украины от России.

Эти проекты касались усиления энергетической эффективности, развития альтернативных источников энергии, поиска новых поставщиков, способов и путей поставки энергоносителей – в частности, добычи сланцевого газа, импорта сжиженного газа, реверсных поставок газа в Украину и т.д.

В этой сфере западные организации и государства должны быть ещё более активными.


9.               Использование OLAF для преодоления коррупции в Украине.

Распространение деятельности Европейского бюро по борьбе с мошенничеством (OLAF) на Украину, использование его опыта и репутации может стать важным и относительно незатратным шагом для поддержки реформирования украинского государства.



10.            Привлечение иностранных и украинских экспертов, вернувшихся из-за границы, к работе в госучреждениях Украины.

Помимо консультаций и обучения украинских чиновников, Запад также должен рассмотреть возможность финансирования привлечения специалистов по безопасности, техническим и правовым вопросам, публичному управлению, менеджменту и т.п. к работе в различных ветвях украинского государства.

В частности и прежде всего – в органах власти за пределами Киева.

Назначение на срок от нескольких месяцев до нескольких лет специалистов, поддерживаемых западными частными и государственными фондами, должно предусматривать привлечение не только и не столько иностранцев.

Прежде всего необходимо сконцентрироваться на диаспоре, т.е. на украинцах, которые получили специализированную профподготовку и/или имеют опыт работы в ведущих правительственных и неправительственных учреждениях Европы, Америки и Азии.

Такие схемы уже действовали и действуют на постсоветском пространстве, включая частную программу стипендий для возвращающихся ученых Фонда "Открытые общества" Джорджа Сороса (CEP/АFP) или полуправительственную программу для украинских выпускников германских вузов немецкого Центра международной миграции и развития (CIM-RF).

* * * * *

Ни один список не может быть полным, когда речь идёт о реформах в такой переживающей глубокий процесс трансформации стране, как Украина.

Однако меры, предложенные в этой статье, являются – помимо срочной финансовой поддержки украинского госбюджета – фундаментальными для превращения одного из беднейших государств Европы, на территории которого продолжается военный конфликт, в мирную, безопасную и успешную страну.

Авторы:
 

Константин Федоренко,

младший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества, г. Киев,

выпускник Киево-Могилянской академии и Университета Гамбурга.

 

Андреас Умланд,

старший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества, г. Киев,

доцент кафедры политологии Киево-Могилянской академии.

 

Статья ранее публиковалась в США в Harvard International Review, в Германии в Zeit Online и в Австрии в Tr@nsit Online. Она продолжает аргументацию Андреаса Умланда, изложенную в статье "Why the West Should Save Ukraine (Почему Запад должен спасти Украину)" в Harvard International Review (web edition), 12 июля 2014 г. http://hir.harvard.edu/archives/6897

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
ПУБЛИКАЦИИ
Сергей Сидоренко, Юрий Панченко, Европейская правда

На пороге торговой войны: Украина и ЕС вышли на новый этап спора о лесе-кругляке

На днях Украине придется принять непростое решение. Его последствия могут оказаться болезненными для страны или лично для президента. Евросоюз уже написал в Киев письмо, в котором описал несколько вариантов и предупредил, что "замолчать" проблему не получится...

Сергей Сидоренко, Европейская правда

Заместитель генсека НАТО: В решении саммита Альянса точно будет говориться об Украине

Роуз Геттемюллер: "У вас все сконцентрированы на обертке, на форме! Все спрашивают: а будет ли у нас ПДЧ? Я вообще не вижу для вас необходимости так беспокоиться о получении Плана действий относительно членства. Годовые национальные программы ведут вас тем же путем..."







21:02
Европарламент призвал Цукерберга прибыть для объяснений об утечке данных в Facebook
20:36
Германия будет просить США освободить ее компании от санкций против РФ - СМИ
20:23
Парламент Британии хочет отчета правительства об отказе от таможенного союзе с ЕС
19:51
Мэр Неаполя не хочет видеть в порту субмарину США, обстрелявшую Сирию
19:16
Хорватские депутаты покинули Сербию после того, как националист Шешель растоптал флаг
18:43
Украина ожидает от НАТО подтверждения статуса страны-аспиранта на саммите в июле
18:12
В НАТО считают, что ПДЧ не повлияет на уровень военного сотрудничества с Украиной
17:50
РФ подала Италии запрос о допросе арестованного нацгвардийця Маркива – нардеп
17:37
Верховный суд Испании подтвердил 535-летний тюремный срок для боевиков ЭTA
17:10
Меркель поддержала план Макрона по реформе ЕС, кроме вопроса еврозоны
Грант Микаелян, научный сотрудник Института Кавказа

Армянский формат революции: к чему приведут протесты в Ереване

Эти акции наверняка не приведут к смене власти. Однако они обязательно приведут, точнее, уже привели к переформатированию оппозиции. Сейчас оппозиция – это те, кто на площадях и улицах с Николом Пашиняном. Как Пашинян может это капитализировать, пока неясно...

Анатолий Марциновский, Европейская правда

Частичный пересмотр "дружбы" с Россией: почему президент загоняет себя в ловушку

Проблем инициативе добавляют обоснованные подозрения в реализации президентской командой очередной политтехнологии. К слову, не слишком удачной уже на старте, ведь Порошенко таким образом сам привлек внимание к собственной продолжительной толерантности к договору о дружбе со страной-агрессором.


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter