Игра на грани вражды: как Венгрия радикализирует общество для победы действующей власти

Понедельник, 28 августа 2017, 12:31 — , для Европейской правды

Угроза закрытия Центральноевропейского университета и стотысячные протесты в ответ, выпады в адрес Джорджа Сороса, процесс Еврокомиссии против Венгрии, постоянные заигрывания с Кремлем, закрытие главной оппозиционной газеты Népszabadság... А на минувших выходных появился еще один пример: Венгрия демонстративно отозвала своего посла из Гааги за критику Нидерландами правительства Орбана.

Судя по последним новостям из Будапешта, у некоторых может сложиться впечатление, что нынешнее руководство этой страны если не вполне утратило здравый смысл, то точно изменило европейским ценностям и копирует кремлевскую Россию.

К счастью, об этом рано говорить, потому что на самом деле речь пока идет о пусть и крайне рискованной, но прагматичной и хорошо осмысленной политической игре: премьер-министр Виктор Орбан вместе со своей партией "Фидес-ХДНП" (Fidesz-KDNP) готовится в апреле 2018 года в третий раз подряд победить на парламентских выборах и возглавить правительство.

И тем самым еще на четыре года сохранить фактически единоличную власть в Венгрии.

Как и почему Орбан уже победил

Предыдущие парламентские выборы в Венгрии, которые прошли в апреле 2014 года, показали рекордно низкую явку, чуть больше 61%, а это около 5 млн избирателей, что на 4% меньше, чем в 2010 году.

И это при том, что на парламентских выборах 2014 года впервые было разрешено голосовать зарубежным венграм.

В том числе благодаря этим голосам в 2014-м блок "Фидес-ХДНП" смог компенсировать потери внутри страны и во второй раз подряд получить на выборах хоть и зыбкое, но конституционное большинство – 133 из 199 мест в парламенте.

Есть все основания ожидать, что на выборах в апреле 2018 года явка может быть еще ниже, и это будет серьезным вызовом для Орбана. Ведь отсутствие альтернативы правящей команде, которая руководит страной уже семь лет, генерирует усталость у избирателей.

Кроме того, как бы ни старались Виктор Орбан с командой, но протестный электорат в Венгрии до сих пор довольно значительный, и он точно на выборы пойдет, чтобы проголосовать за кого угодно, лишь бы против "Фидес".

Чтобы мобилизовать электорат и в третий раз получить конституционное большинство в венгерском парламенте, сегодня Орбану уж точно недостаточно хороших ораторских способностей.

Уже не сработают обещания светлого будущего. Экономических достижений у нынешнего правительства, которые можно было использовать в качестве аргумента для избирателей, маловато.

Остается превратить свой электорат – провластный и проправительственный – в протестный. А это возможно, только если найти или создать врагов, которые угрожают нынешней Венгрии, чтобы возглавить против них мировоззренческую войну, задеть венгров за живое и призвать их встать вместе с тобой на защиту страны.

Выход из ситуации нашелся в 2015 году. Два года назад Венгрия едва ли не больше всех в ЕС ощутила на себе миграционный кризис. Для венгерского общества этот кризис затмил все другие экономические и социальные проблемы.

Для правительства Виктора Орбана миграционный кризис стал настоящим вызовом, который совпал со стремительным ростом рейтинга пророссийских праворадикалов из "Йоббик" (Jobbik) и проседанием рейтинга "Фидес-ХДНП" после безоговорочной победы на парламентских выборах в апреле 2014 года. И это действительно большая проблема Венгрии, когда на фоне радикализации правящего блока его ближайшим конкурентом является еще более радикальная политическая сила.

Тенденция такова, что рейтинг "Йоббик" стабильно рос – если на выборах в апреля 2014 года за радикалов проголосовало 20,2% избирателей, то в марте 2015-го, по данным Ipsos, это были готовы сделать уже 28% венгров. Зато у рейтинга "Фидес-ХДНП" была обратная тенденция: падение с 45% до 37%.

Миграционный кризис, пик которой пришелся именно на этот год, мог полностью изменить политический ландшафт Венгрии в пользу праворадикалов. Однако

Виктор Орбан до конца 2016 года не то чтобы справился с "миграционными" вызовами, но на 100% смог превратить их в собственный козырь.

Жесткая политика венгерского правительства в отношении мигрантов (строительство заборов и спецлагерей на границах, протесты против миграционных квот Брюсселя, инициирование референдума на эту тему и т.д.) позволила не только стабилизировать ситуацию в Венгрии, но и вернуть правящей коалиции беспрекословное электоральное лидерство.

Да, Орбан и его политика стали еще радикальнее. Впрочем, венгерское общество ждало именно таких действий, поэтому поддерживает и одобряет их до сих пор.

Укрощенный враг

Еще в 2015 году, когда рейтинг праворадикалов стремительно рос, против партии "Йоббик" правящая команда развернула отдельную кампанию по дискредитации, сердцевиной которой стало дело опального депутата Европарламента Бейлы Ковача. Его официально заподозрили в шпионаже в пользу России, и это дело расследуют до сих пор, особенно не торопясь.

Благодаря этому Виктор Орбан еще и добился того, что на фоне его постоянных заигрываний с Владимиром Путиным не он, а именно "Йоббик" воспринимается подавляющим большинством венгров как главный агент Кремля. А он, мол, вынужден вести тесный диалог с Москвой только исключительно ради национальных интересов Венгрии.

Именно с "Йоббик" у "Фидес-ХДНП" сегодня происходит наиболее острое публичное противостояние. И это не случайно, поскольку обе партии работают в одной электоральной нише.

Наиболее заметные проявления этого в последнее время – война билбордов.

"Пока вы работаете, они воруют".
Антиправительственная кампания партии "Йоббик", май 2017

Все закончилось тем, что парламент внес поправки в закон, усилив правила размещения политической рекламы; фактически это предусматривало демонтаж скандальных бордов от "Йоббик".

Аналогично, в ручном режиме, власть в дальнейшем монополизирует медиапространство Венгрии: нужные издания внезапно покупают люди, крайне приближенные к правящей команде.

Так произошло еще в октябре прошлого года с оппозиционной газетой Népszabadság, которую на фоне вроде бы убыточности взялись реформировать новые владельцы и внезапно закрыли. Тогда в знак протеста в Будапеште даже прошел митинг. Но такими митингами венгерскую власть уже не испугаешь.

Именно благодаря мощному медиаресурсу Виктор Орбан формирует выгодную для себя повестку дня в стране и заигрывает с избирателями. От имени всей Венгрии он громко заявляет на всю Европу, что мультикультурализм не оправдал себя и ЕС от этой политики нужно отказаться, иначе его ждет крах, порожденный миграционным кризисом.

Впрочем, по логике Орбана, мигранты – это враг, которого он уже победил. Следовательно, нужны новые.

Два новых врага

Все началось в конце марта этого года с кампании против Центральноевропейского университета.

Молниеносно были приняты изменения в закон о высшем образовании, которые оперативно подписал президент Янош Адер, несмотря на протесты на улицах и сокрушительную критику со всех сторон – ЕС, США, венгерской оппозиции, общественности. Тогда казалось, что правительство Орбана перегнуло палку, и они это понимают.

Протесты в Будапеште против нового закона о высшем образовании,
фото MTI 

Но когда впоследствии дошло до прямых обвинений в адрес Джорджа Сороса, то казалось, что речь идет о каком-то личном оскорблении. Или о попытке позаигрывать с новой администрацией Дональда Трампа, которая воюет на уничтожение с демократами.

Все это выглядело крайне странно, потому что лично Виктор Орбан на старте своей политической карьеры получил стипендию от Фонда Сороса на обучение в США.

Так или иначе, но очень быстро именно Сорос был "назначен" лично Орбаном и его окружением главным идеологом мультикультурализма в Европе и Венгрии, а значит, врагом №1.

Следовательно, сегодня Сороса "лепят" везде, откуда раздается критика в адрес венгерских властей. Последний пример: в ответ на замечание относительно закона о высшем образовании со стороны Венецианской комиссии у Орбана заявили, что там работают люди Сороса, которые и стоят за этим отрицательным выводом.

Врагом №2 объявлена брюссельская бюрократия. Это уже давний и очень удобный враг Виктора Орбана – на фоне кризисных процессов, которые переживает ЕС, Будапешт уже давно сделал Брюссель крайним во многих вопросах.

С 2015 года команда Орбана перевела именно на Брюссель ответственность за миграционый кризис, мол, евробюрократы стремятся заселить всю Венгрию мигрантами и едва ли не превратить страну в санитарную зону.

Именно своей позицией в отношении мигрантов Орбан объясняет новый процесс против Венгрии со стороны Еврокомиссии, который начался из-за квот на мигрантов и закона о высшем образовании.

Примечательно, что когда в спорах с ЕС начинает пахнуть жареным, официальный Будапешт сразу начинает уверять в своей верности Европейскому Союзу, подчеркивая собственное видение будущего ЕС не как "большого котла народов", а как союза национальных государств.

Так было и в 2012 году с упомянутыми конституционными изменениями в Венгрии, и в 2016-м, когда сначала Орбан грозно инициировал референдум, который должен позволить ему не выполнять требования ЕС по квотам на мигрантов, а затем это волеизъявление правительство искусно провалило.

Не исключено, что так будет и с законом о высшем образовании. Выглядит так, что команда Виктора Орбана может отказаться от него, чтобы избежать реальных санкций со стороны ЕС и выпустить пар внутри страны.

В то же время негативное отношение к руководству ЕС не хуже влияет на мотивацию венгерских избирателей, чем угроза от врага №1. Более того, недавно у Орбана начали заявлять, что миграционное лобби в ЕС – это тоже люди Сороса, то есть получается, что два врага Венгрии действуют вместе.

Ставка на диаспору

Все эти враги и фобии хорошо вписываются в модель современной Венгрии как национального государства. Она подробно уже описывалась в статье "Что скрывается за идеей автономии венгров? Риски и возможности для Украины".

Если коротко, то эта модель предполагает пусть не территориальное, но политическое и эмоциональное восстановление Великой Венгрии в пределах до Трианонского договора 1920 года, который на официальном уровне признан величайшей трагедией современной венгерской нации.

Этому делу Виктор Орбан уделил немало времени и усилий за последние семь лет, потому что это еще и гарантия получить дополнительный абсолютно лояльный электорат. На выборах 2014 речь шла о 230 тысячах заграничных венгров, из которых проголосовало только 128 тысяч, и подавляющее большинство отдали свои голоса за партию власти.

Следовательно, можем предположить, что в апреле 2018 года Орбан рассчитывает на дополнительный потенциальный электорат в 300 тысяч заграничных венгров. А это потенциально – около 5% голосов, которые должны обеспечить победу.

Орбан на летнем университете в Румынии,
фото с его официальной страницы в Facebook 

Среди них – и украинские венгры. На местных выборах в Украине 2015 года впервые две венгерские организации – КМКС (KMKSZ, Общество венгерской культуры Закарпатья) и УМДС (UMDSZ, Демократический союз венгров Украины) – шли в областной совет единым списком, набрав около 40 тысяч голосов. Если учесть, что часть венгерского электората тогда "откусила" партия "Единый центр" Виктора Балоги, который давно работает с венгерским нацменьшинством, а также президентская "Солидарность", мы можем говорить об электорате в 50 тысяч избирателей.

К чему следует готовиться Украине? К визитам венгерских политиков в Закарпатье: чем ближе ко дню голосования, тем чаще они будут приезжать и агитировать.

Украине также нужно готовиться к упрекам со стороны отдельных венгерских политиков, мол, права венгерского сообщества пытаются ограничить, вспомнят и Притисянский избирательный округ, который существовал в 1990-х, и проекты изменений в закон о языках, и вопросы двойного гражданства и права на политико-культурную автономию.

И наконец – учитывать, что венгерская тема уже стала новым инструментом российских спецслужб для раскачивания ситуации на Закарпатье.

Вместе с тем, помимо угроз, избирательная кампания в Венгрии может создать для Украины и ряд возможностей.

Правительство Орбана в одностороннем порядке ищет проекты на Закарпатье, которые для него значили бы больше, чем просто инвестиции, и соответствовали идее единства венгерской нации.

Один из таких проектов – очень выгодный кредит на 50 млн евро для строительства окружной вокруг Берегова с продолжением дороги до Мукачева, которая должна объединить международный транспортный коридор М3 с трассой Киев–Чоп. Сегодня это один из крупнейших инфраструктурных проектов Украины, важный для всего государства, а не только для Закарпатья.

Еще один похожий проект, но мельче – это открытие нового контрольно-пропускного пункта "Надьгодош – Велика Паладь", где в экспериментальном режиме планируют ввести совместный паспортный и таможенный контроль. Пункты пропуска должны запустить в следующем году. Венгерская сторона будет делать все возможное, чтобы это произошло к апрелю.

И если бы украинская сторона заняла более проактивную позицию, то можно было бы успеть реализовать еще несколько крайне важных для Украины проектов, о которых венгры не устают вспоминать.

Речь идет о запуске интерсити "Будапешт – Мукачево", с продолжением его до Львова после запуска Бескидского тоннеля. Для воплощения этого проекта нужно совсем мало: политическая воля и модернизация от 2 до 10 км железной дороги под Мукачевом. Сам поезд готова предоставить венгерская сторона. Однако реализация этой идеи до сих пор затягивается.

Еще один проект – это восстановление одного из закарпатских аэропортов, в Мукачеве или Ужгороде, как хаба для венгерского лоукостера Wizz Air. Подобные созданы в радиусе 150 км от Закарпатья – в словацком Кошице и венгерском Дебрецене. Венгерская сторона неоднократно заявляла о своем интересе и готовности серьезно говорить на эту тему.

 

Автор: Дмитрий Тужанский,

политический обозреватель,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua