За что хотят наказывать украинцев: детали и последствия скандального польского закона

Пятница, 2 февраля 2018, 13:16 — , Европейская правда

Изменения польского закона об Институте национальной памяти, которые в наших СМИ названили "антибандеровским законом", уже привели к громкому скандалу в Варшаве. Но в данном случае речь идет не об "украинской" составляющей, а об отношениях Польши и Израиля.

Это - наглядный пример для Украины, как отстаивать свои интересы.

Тель-Авив возмутила новая норма о наказании тех, кто будет допускать вину Польши и польского народа в Холокосте и других преступлениях времен Второй мировой войны. Израиль трактует ее как запрет говорить об участии отдельных поляков в этих преступлениях. Ведь уголовное преследование тех, кто "порочит доброе имя Польши и польского народа", может стать препятствием даже для дискуссии о военных преступлениях в самой Польше.

Между тем, последнее в полной мере касается и Украины.

Ведь украинская часть законопроекта, принятого за последнюю неделю польским Сеймом и Сенатом, не менее скандальна.

"Преступления" и наказания?

Законопроект вносит изменения в две первые главы закона об Институте национальной памяти. В первой статье расширена сфера деятельности института - помимо нацистских и коммунистических преступлений, а также других преступлений против человечности, он должен изучать "преступления украинских националистов и членов украинских формирований, сотрудничавших с Третьим немецким рейхом".

Изменения второй статьи дают объяснения, каких именно событий это касается. Речь идет о действиях, "совершенных украинскими националистами в 1925-1950 годах с применением насилия, террора или других форм нарушения прав человека в отношении отдельных лиц или групп людей". Также добавляется, что эти преступления включают "уничтожение еврейского населения и геноцид граждан Второй Польской Республики".

И хотя в новых нормах речь не идет об уголовной ответственности, она все равно появляется - на основании уже действующего в Польше законодательства.

По сути, парламент приравнял "геноцид поляков" к Холокосту и преступлениям нацистов.

В действующей редакции закона об Институте нацпамяти указывается, что непризнание преступлений, указанных в главе первой настоящего закона, карается штрафом или заключением от трех до пяти лет.

Важно, что эта норма экстерриториальна, то есть польские суды могут выносить приговоры на основании заявлений, прозвучавших даже за пределами Польши. И, конечно же, по этим нормам наказывать будут не только польских граждан.

Это ключевая норма законопроекта - ведь его авторы в пояснительной записке отмечали, что такая инициатива должна стать ответом на "глорификацию ОУН-УПА" в Украине. А соответственно - под ударом могут оказаться все, кто не считает, что история украинско-польских отношений в 1925-50 годах - это преступления только украинцев, тогда как поляки были исключительно невинными жертвами.

Формально под действие этого закона не подпадают научные исследования и художественные произведения. Однако эти нормы прописаны настолько расплывчато, что не дают возможности понять, что именно по новому польскому закону является преступлением, а что - нет.

Является ли научной работой произведение, написанное не сотрудником академического заведения? Стоит ли ждать наказания за оценку, поданную в научно-популярной статье?

Одним из аргументов Израиля против этого закона являются опасения, что риск попасть под уголовную ответственность заставит ученых "на всякий случай" обходить стороной скользкие темы. Украины это касается в еще большей степени.

В частности, в законе формально нет запрета символики ОУН-УПА.

Однако где та грань, после которой "демонстрация" такой символики может быть расценена как "пропаганда", что автоматически делает ее запрещенной?

Ответа на этот вопрос в законе нет. А соответственно - это создает широкое поле для толкований.

По новым нормам закона криминализированным становится "осквернение доброго имени" Польши и польского народа. Не будет ли подпадать под статью упоминание о том, что пребывание западноукраинских земель в составе Польши было оккупацией?

Закон с последствиями

Что на практике это будет означать для украинско-польских отношений?

Если этот законопроект будет подписан президентом Польши, это разрушит декабрьские договоренности Анджея Дуды с Петром Порошенко о деполитизации наших исторических отношений.

Законодательное признание Польшей событий на Западе Украины исключительно как преступлений украинских националистов делает невозможным общественное обсуждение многих других аспектов, включая преступные действия польской администрации в прошлом веке.

Здесь стоит напомнить, что весь 2017 год прошел под украинско-польские споры об истории. Конфликт достиг апогея в конце года, когда в ответ на разрушение украинских захоронений на территории Польши Украина запретила эксгумацию польских могил.

В конце концов, на встрече в Харькове президенты Польши и Украины договорились отказаться от политизации истории. Эта договоренность стоила Украине уступок, в том числе - отмены моратория на эксгумации (подробнее об этом - в статье "Обещания на фоне могил: чем поступился Порошенко на встрече с президентом Польши").

Подпись Дуды под этим законом будет означать, что договоренности "обнулены", а вместо обещанной деполитизации польские власти предпочли использовать историю для мобилизации своих сторонников.

Важная деталь: скандальные изменения в закон о ИНП несколько лет лежали в Сейме, и до сих пор никто не спешил их принимать.

Еще в 2016 году правящая партия "Право и справедливость" отказывалась за них голосовать, считая законопроект слишком радикальным. Как видим, сейчас ситуация в корне изменилась. То, что раньше считали недопустимым, теперь имеет поддержку парламентского большинства.

И это очередной "звонок" для Украины. Было бы наивно надеяться, что новая польская власть на этом остановится.

Все это ставит перед Киевом сложный вопрос: какой должна быть наша реакция?

Действия Украины

Сейчас можно говорить о нескольких возможных стратегиях.

Первую из них условно можно назвать "немецкой". Громкие польские заявления о необходимости выплаты Германией репараций за преступления времен Второй мировой войны фактически игнорируются Берлином. Их комментируют чиновники невысокого уровня, а руководство страны словно не замечает действий соседей.

Однако такой курс вряд ли возможен для Украины, особенно если новые нормы будут применяться на практике.

Второй путь - условно израильский: симметричный ответ. Так же, как Кнессет грозит официально объявить, что норма польского закона о защите "доброго имени" Польши является отрицанием Холокоста.

В украинских реалиях таким ответом могло бы стать, например, аналогичное расширение полномочий отечественного Института нацпамяти, официальное признание на уровне государства преступлений польской администрации времен оккупации Западной Украины и др. Впрочем, не очевидно, чтобы этот путь был выигрышным для Киева. Если мы считаем политику Варшавы деструктивной и нецивилизованной, то должны ли мы ее копировать?

А значит, в случае подписания закона польским президентом Киеву придется искать более сложное и нестандартное решение.

И, очевидно, работать над ним лучше сейчас, пока скандальный закон еще не вступил в силу, чем потом - когда появятся его первые жертвы.

"Европейская правда" приглашает к дискуссии тех, у кого есть видение путей выхода из глубокого кризиса в отношениях Украины и Польши, и готова публиковать их предложения.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua