Без права на легитимность: что меняет заявление МИД об инаугурации Лукашенко

Четверг, 24 сентября 2020, 14:58 — , Европейская правда
Фото УНИАН
Октябрь 2019 года. Александр Лукашенко и Владимир Зеленский во время Второго форума регионов Украины и Беларуси

В среду вечером министр иностранных дел Украины присоединился к коллегам из государств ЕС, которые объявили о недействительности "инаугурации" Александра Лукашенко и поставили под сомнение его легитимность как президента Беларуси.

Сейчас кто-то говорит, что Кулеба мог быть еще жестче в своем заявлении, кто-то ждет дополнительного подтверждения этой позиции также со стороны президента Зеленского. Впрочем, нельзя отрицать, что это - признак серьезных изменений позиции Украины. Причем произошли они не спонтанно и были согласованы с Банковой.

А волна однозначных заявлений о непризнании результатов выборов в Беларуси, которая охватила почти всех ключевых партнеров нашего государства, не оставляет Киеву пространства для разворота.

Поэтому стоит пояснить, что означает такое непризнание, какие последствия оно влечет и почему это не означает автоматического разрыва отношений с соседним государством.

Не "просто твит министра"

В среду вечером министр иностранных дел Дмитрий Кулеба обнародовал первую содержательную реакцию нашего государства на сообщение о "тайной инаугурации" Александра Лукашенко.

В своем твите он поставил под сомнение дальнейшие полномочия Лукашенко как президента Беларуси, а также обозначил, что не считает приведением к президентской присяге то действо, которое состоялось в Минске.

Украина никогда никоим образом не вмешивалась во внутренние дела Беларуси и всегда будет поддерживать белорусский народ. Учитывая ход избирательной кампании в Беларуси и дальнейшие события, сегодняшняя "инаугурация" А. Лукашенко не означает его признания легитимным главой белорусского государства.

Это сообщение вызвало очень разную реакцию.

Кто-то благодарил МИД за то, что там наконец решились заговорить о нелегитимности Лукашенко (и это правда, ведь до сих пор в Украине избегали даже намеков по этому поводу). Другие - упрекали за слишком мягкий тон и приводили в пример несравненно более жесткие заявления балтийских коллег Кулебы (и это тоже правда, некоторые министры заявили, например, что Лукашенко стал "бывшим президентом", а в украинском заявлении этого нет).

В дипломатии слова имеют вес, поэтому стоит разобраться: насколько пострадала позиция Украины от того, что Кулеба взял мягкую тональность? И не оставляет ли его твит сознательной "лазейки" для того, чтобы отказаться от старых слов и признать Лукашенко законным президентом?

Но прежде чем ответить на этот вопрос, разберемся с тем, какой вес имеет твит министра.

Что это - личное мнение гражданина Кулебы или позиция Украины?

У нас есть все основания утверждать, что речь идет о последнем.

Во-первых, в мире дипломатии есть четкое правило: глава МИД говорит от имени государства.

И конкретно это заявление Кулебы начинается со слов о том, что речь идет о позиции Украины. К слову, аудиторией этого твита были далеко не только украинцы - Кулеба одновременно распространил его на английском. А для западных дипломатов абсолютно однозначно, что речь идет о позиции Украины, обнародованной ее министром иностранных дел.

Во-вторых, информация ЕП подтверждает, что речь идет о позиции, дословно согласованной с Банковой.

К слову, о подготовке этой позиции Дмитрий Кулеба заявил еще в обед, когда был на Закарпатье. Дело в том, что лично с Зеленским, его дипломатическим советником и другими членам команды министр мог увидеться только вечером - когда президент прибыл с визитом в Словакию.

Президентский самолет приземлился в Братиславе в 22:10 по киевскому времени. А в 22:26 министр, встречавший его в аэропорту, распространил этот твит.

И это согласование оправдано. Непризнание инаугурации лидера соседнего государства - слишком серьезный шаг, чтобы министр делал его самостоятельно.

Так легитимен ли Лукашенко?

Как уже знают наши читатели, "Европейская правда" с момента так называемой "инаугурации" называет Лукашенко самопровозглашенным президентом, поскольку срок его полномочий истек. Похожий подход выбрали ряда государств ЕС, например Литва. Евросоюз в целом отдал предпочтение заметно более осторожной формулировке - там не стали подбирать эпитеты для Лукашенко, но заявили, что ЕС не признает результаты выборов и проведенная якобы инаугурация не добавляет ему легитимности.

Тональность, которую взяла Украина, аналогична общей европейской, но твит Кулебы содержит значительно меньше деталей и объяснений, чем заявление ЕС (что естественно, даже учитывая объем короткого сообщения).

Есть ли шанс, что это было сделано для того, чтобы иметь возможность отказаться от своих слов?

Вряд ли.

К счастью, заявление Кулебы пересекло "линию невозврата".

Того факта, что Украина считает недействительной проведенную "инаугурацию" - более чем достаточно. Другой Лукашенко проводить не будет. А без этой церемонии президент не примет полномочий на новый срок. Между тем, в начале октября заканчиваются полномочия Александра Лукашенко по предыдущему сроку и он естественным образом теряет свою легитимность.

Поэтому сделать вид, что ничего не произошло, и признать Лукашенко законно избранным президентом мы уже не сможем.

И - положа руку на сердце - нужды в этом у Киева не будет.

Надо отдать должное МИД: благодаря вечернему твиту Кулебы Украина не отстает в перечне тех, кто сказал "нет" инаугурации белорусского диктатора (по крайней мере, Евросоюз сделал свое заявление только на утро). И по состоянию на сейчас высказались практически все - и европейские государства, и ЕС в целом, и Канада, и США. Оставаться при другом мнении - значило бы оставаться вместе с Россией, которая имеет все больше влияния на официальный Минск.

Можно, конечно, сожалеть, что Украина дошла до понимания этого слишком поздно. Что в августе МИД колебался и выбирал расплывчатые формулировки. Но главное, что сейчас есть результат.

А для тех, кто беспокоится, не помешает ли это нашему государству, бизнесу и т.д., есть хорошая новость. Ни то, что прозвучало от Украины, ни позиция ЕС, ни даже жесткая реакция Литвы не означают полного разрыва отношений с соседним государством.

Лукашенко - это не Беларусь

"Европейская правда" подробно описывала это еще в августе, в статье "Признание (не)легитимного Лукашенко", и в материале о том, почему Украине следует объявить о непризнании выборов в Беларуси.

Но на некоторых моментах стоит остановиться подробнее, поскольку они окутаны мифами.

Главное - это то, что так называемое "непризнание власти" в соседнем государстве никоим образом не означает разрыва экономических, а также дипломатических отношений. Более того, практика конфликтов Беларуси с другими государствами (в частности, с ее соседями, Литвой и Польшей) доказывает, что даже самые жесткие кризисы политических отношений не приводят к экономическим провалам.

Объясняется это просто.

Белорусской власти самой нужны рынки сбыта в Украине и нужна украинская продукция. Она поставляет нам горючее или технику не из соображений благотворительности, а потому, что эти продажи жизненно важны для белорусских производителей. И это не голая теория.

 
Данные БЕЛОРУССКОГО госстата, графика википедии

В 2010 году Польша, сосед Беларуси, тоже объявляла, что не признает избрания Лукашенко (тоже - из-за массовых фальсификаций и избиения митингующих).

Но несмотря на это, белорусско-польская торговля с 2011 года пошла в рост! При этом начало расти положительное сальдо - то есть торговля стала более выгодной для Польши! И никаких ограничений со стороны Минска поляки не почувствовали.

К тому же Украина имеет лучшие, чем Польша, стартовые позиции, торговый баланс Украины с Беларусью - глубоко отрицательный: мы экспортируем туда примерно вдвое меньше товаров, чем импортируем. Поэтому для Минска крайне невыгодно ограничивать торговлю с Украиной, потому что этим Лукашенко "выстрелит себе в ногу".

Тогда, возможно, "непризнание" Лукашенко повредит сотрудничеству пограничников или полиции, или иному взаимодействию, без которого соседним государствам не обойтись?

Опять нет.

Как ни странно это звучит, но заявления Украины, Евросоюза, США, Литвы и т.п. о "нелегитимном Лукашенко" не имеют юридических последствий. Двусторонние договоры действуют и в дальнейшем. Государства не прекращают свое сотрудничество. И это также доказано новейшей белорусской историей.

Опять вспомним о 2010 годе. Тогда о непризнании Лукашенко заявили ряд государств ЕС, а США даже подкрепили это решение голосованием в Конгрессе... Но, как известно, тогда Лукашенко удержался, потопив протесты в насилии. И через некоторое время все другие государства были вынуждены признать статус-кво. Диктатор остался в изоляции, но сотрудничество с властями Беларуси продолжилось.

Конечно, сейчас ситуация другая, чем была в 2010 году. Протесты имеют другой масштаб, и шансы Лукашенко удержать власть еще несколько лет выглядят призрачными. И это только добавляет Киеву оснований занять четкую позицию.

Которую, откровенно говоря, хотелось бы услышать и от президента Украины.

Потому что от МИД и от Верховной рады она уже прозвучала. И отмалчиваться дальше просто нет смысла.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua