Трамп или Меркель: на кого и когда стоит надеяться Украине

Вторник, 4 декабря 2018, 15:40 — , Европейская правда
Встреча на полях саммита G20. Фото heute.at

События прошлой недели в Керченском проливе вызвали в Украине всплеск эмоций по поводу реакции Запада или отдельных его стран.

Было много критики из-за слишком осторожного заявления главы Европейской службы внешнего действия Федерики Могерини, которая призвала к сдержанности не только Россию, но и Украину. Был шквал позитива в адрес Трампа, который отменил встречу с Путиным и заявил, что сделал это из-за российской атаки. Поднялась почему-то волна надежд на ужесточение санкций ЕС против России и даже масса "новостей" о готовности европейцев это сделать.

Украина действительно очень зависит от западных союзников в сдерживании российской агрессии. Возможно, именно осознание этой зависимости вызывает часто слишком нервную, чрезмерно эмоциональную или инфантильную реакцию.

Стоит понимать, что именно мы хотим или можем получить от тех или иных зарубежных партнеров. И нужно смотреть шире: ведь война – лишь один из элементов масштабного кризиса, в котором Украина находится последние четыре с половиной года. Другие два больших вызова – коррупция и беспрецедентное недоверие населения к власти.

Все вместе это несет огромные угрозы безопасности и развитию страны.

Западная поддержка необходима Украине по всем трем элементам кризиса.

Недавно центр "Новая Европа" и фонд "Демократические инициативы" провели опрос о том, какой помощи украинцы ждут от Евросоюза и США. Выяснилось, что от ЕС – прежде всего усиления давления на власть в вопросе реформ. От США – гарантий безопасности для Украины.

Это достаточно корректное и рациональное видение роли и возможностей двух крупнейших международных партнеров Украины. Реформы и развитие – это больше дело ЕС, безопасность – Соединенных Штатов.

Роли основываются на реальных возможностях союзников. Естественна и показательна разная реакция европейцев и американцев на агрессию России в Черном море.

Ее единогласно осудил американский Сенат. Отмена президентом Трампом встречи с Путиным на саммите "большой двадцатки" стала мощным дипломатическим демаршем – своего рода пощечиной, привлекшей внимание к ситуации во всем мире. Глава Госдепартамента США Майк Помпео объяснил вдогонку, что встреча не состоится, пока Россия не освободит украинских моряков.

В то же время для немецкого канцлера Ангелы Меркель не стало проблемой встретиться с Путиным. Реакция разных государств-членов Евросоюза на события порой чуть ли не диаметрально противоположная: Венгрия не заметила российской агрессии вообще, тогда как балтийские государства или Польша встали на защиту Украины. Впрочем, кое-кто в ЕС и просто отмолчался.

Конечно, публичная международная реакция – это лишь верхушка айсберга. Однако в случае с событиями в Керченском проливе она еще раз подчеркивает разницу в ролях наших партнеров.

Главный союзник Украины в противодействии российской агрессии – безусловно, Соединенные Штаты. Экономическая и военная мощь и влияние на остальной мир, скорость принятия необходимых решений, консолидированная в поддержке Украины политическая элита: все это и многое другое делает Вашингтон для нас критически важным или даже незаменимым в том, что касается безопасности Украины.

Вклад Евросоюза – прежде всего нынешние экономические санкции против Москвы.

Они также чрезвычайно важны. Однако уже традиционно нет гарантий их продления на следующий полугодовой срок в нынешнем объеме. В некоторых странах ЕС достаточно популярно мнение, что санкции не оказывают никакого влияния на поведение Путина – а потому не имеют смысла, к тому же они вредят европейской экономике. В то же время продолжение санкций возможно только с согласия всех 28 стран-членов ЕС.

Вместе с тем помощь Евросоюза очень важна для других элементов украинского кризиса: коррупции и критически низкого уровня доверия украинцев к власти. Здесь уже ЕС незаменим для Украины.

Коррупция подрывает и ослабляет страну изнутри в условиях внешней агрессии. Мешает развитию, приходу новых технологий и иностранных инвестиций – реальных, а не "кипрских", которые часто являются замаскированными украинскими. Из-за недостаточной борьбы с коррупцией Украина уже потеряла часть международной финансовой помощи.

Недоверие к власти и государственным институтам означает постоянную внутреннюю нестабильность и угрозу социального взрыва. Оно также служит одной из причин угрожающей массовой эмиграции. Улучшить отношение украинцев к власти и по крайней мере уменьшить коррупцию могут лишь реформы и системные изменения – то есть процессы внутри страны.

Евросоюз может этому содействовать и делает это: политическим давлением, деньгами, технической помощью.

Уже около 15 лет он остается мощным политическим игроком в Украине – хоть и не всесильным, но способным влиять. Сейчас практически нет сферы, к реформированию которой не был бы причастен ЕС как организация или его государства-члены. Антикоррупция, децентрализация, реформа государственного управления, энергоэффективность, новый избирательный кодекс – Евросоюз тесно вовлечен во все эти и другие процессы.

"Мягкая сила" ЕС, которая опирается на желание большинства населения вступить в Союз, неплохо работает в Украине. В значительной степени именно она вызвала две революции, когда сначала Кучма, а потом Янукович собирались повернуть страну к России.

Конечно, какого-то жесткого "разграничения полномочий" западных союзников в отношении Украины нет.

Соединенные Штаты также в определенной степени вовлечены в реформы. Евросоюз потенциально способен играть важную роль в вопросах безопасности, противодействия российской агрессии и предотвращения ее усиления.

Но на сегодняшний день все-таки можно говорить об условной специализации двух главных партнеров. И оценивать их действия и возможности в критических ситуациях стоит именно исходя из этого – а критические ситуации еще обязательно будут.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.