Революция с согласия Москвы: почему смена власти не развернет Армению к ЕС

Вторник, 24 апреля 2018, 12:34 — ,

"Протестное движение выступает против меня. Я выполняю ваше требование. Желаю нашей стране мира, гармонии и здравомыслия",- этими словами завершалось последнее обращение премьер-министра Сержа Саргсяна.

Заявление, в котором фактически единоличный правитель Армении в последние 10 лет (два президентских срока по пять лет) взял на себя вину за применение насилия в отношении протестующих. "Я ошибся. В сложившейся ситуации есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя нашей страны",- заявил премьер-министр.

Также, как сообщает армянская оппозиция, премьер согласился на внеочередные парламентские выборы, до которых страной будет руководить правительство, пользующееся общественным доверием.

А ведь еще неделю назад власть Саргсяна казалась несокрушимой.

Завершив вторую президентскую каденцию, он сумел провести конституционную реформу, лишив президента львиной доли полномочий, передав их главе правительства. В свое время в Украине на такой шаг так и не решился Леонид Кучма. В Армении до недавнего времени реформа не вызывала больших протестов.

Именно поэтому митинг, начавшийся неделю назад, мало кто воспринимал всерьез. Устойчивое большинство в парламенте, давно уже сдавшаяся оппозиция, лояльные силовые структуры – уже этого достаточно, чтобы сомневаться в возможности смены власти.

А если добавить поддержку Москвы (к пожеланиям которой Армения всегда была лояльна), а также начавшиеся вне столицы нападения на активистов протеста, то возможность быстрой, а главное – бескровной смены власти, казалась абсолютно невозможной.

Однако, именно это и произошло. И в отличие от Украины, не дожидаясь обострения конфликта, премьер-министр заявил о своем уходе.

Немаловажно, что решение об отставке не выглядит "тактическим отступлением". Такой вариант был бы возможен, если бы правительство возглавил другой представитель "карабахского" клана, лидером которого и является Саргсян.

Однако этого не произошло. Правительство возглавил первый вице-премьер Карен Карапетян. У него отдельная и очень примечательная биография (о ней позже), однако главное – несмотря на то, что он является уроженцем Нагорного Карабаха, политически он никак не связан с "карабахским" кланом.

А это дает основание считать: в новейшей истории Армении действительно сменилась эпоха.

Что ждет страну в будущем? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит прежде понять, что стало окончательной причиной отставки Саргсяна. Ведь еще в воскресенье власть показывала готовность сражаться до последнего.

Массовые задержания оппозиционеров резко осудили на Западе? Вовсе нет, США лишь призвали стороны к сдержанности. Евросоюз призвал освободить арестованных протестующих, однако не ставил под сомнение смену власти. Более того, ранее поздравил Саргсяна с избранием премьером… 

Критика правительства со стороны самых известных "иностранных" армян, в том числе Шарля Азнавура и Сержа Танкяна? Так они и раньше не были сторонниками нынешней власти.

Наиболее популярное объяснение – присоединение к протестующим военных. Действительно, накануне заявления об отставке в сети появилось видео о самовольном побеге из воинской части около сотни солдат. А также – участие безоружных военнослужащих в протестном марше.

 

Однако и это не являлось критическим ударом по премьеру. В лояльности полиции, спецслужб он мог быть уверен, а также, как минимум – в лояльности части армии.

А кроме того, Саргсян всегда мог воспользоваться помощью "союзников" из ОДКБ (российский аналог НАТО). Неслучайно "массовые протесты, направленные на насильственную смену власти" там официально считают угрозой нацбезопасности, требующей соответствующего ответа.

Или, может, возможности "попросить помощи друга" в Кремле уже не было?

В пользу этой версии свидетельствуют и очень осторожные заявления традиционных кремлевских спикеров. "Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия,— великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!" — написала в Facebook официальный представитель МИД России Мария Захарова.

И даже в пропагандистских российских телепрограммах тема армянских протестов подавалась необычайно сдержанно. Даже более - как никогда сдержанно. 

Возникает вопрос: а где традиционные проклятия в адрес "вашингтонского обкома" и "русофобствующих нацистов"? Или, может, Кремль действительно решил изменить свою тактику, отказавшись от поддержки даже самых одиозных союзников?

Если так, то почему Кремль отказался от своей стандартной тактики?

Решив, что грубое вмешательство (особенно – силовое) могло уничтожить долго создаваемую российскую репутацию в Армении. Тем более, последняя неделя показала, что армянские протесты не касались внешнего курса страны. Возмущение граждан вызвала именно экономическая ситуация в стране.

Совсем недавно Кремль уже показал гибкость в отношениях с Ереваном, не препятствовав подписанию с ЕС Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве. Да, этот документ вышел чрезвычайно урезанным в сравнении с соглашениями об ассоциации, подписанными Украиной, Грузией и Молдовой. В нем нет (и не могло быть) режима свободной торговли - ведь Ереван уже является членом Евразийского экономического союза. И все же Кремль пошел на уступки, решив не блокировать окончательно возможности для сотрудничества Армении и ЕС. 

Еще один аргумент в пользу этой версии – кандидатура и.о. премьер-министра Армении Карена Карапетяна, считающегося "человеком Газпрома". До назначения премьер-министром в 2016 году (на этом посту его и сменил Саргсян), Карапетян был долгое время работал в РФ, занимая должность заместителя генерального директора "Газпром межрегионгаз". Мегалояльный Москве политик надолго может остаться в должности и.о. премьер-министра.

Конституция Армении предусматривает возможность внеочередных выборов лишь в случае двукратного провала голосований за назначение нового премьера. Причем если первое голосование должно состояться в течение 7 дней после отставки предшественника, по второму таких ограничений нет.

А значит, Карапетян вполне имеет шанс переждать пик протестов и мобилизовать сторонников, сохранив для себя главный пост страны. В его руках весь административный аппарат. Против него - то, что он жестко ассоциируется с прежней властью.

Что сможет противопоставить этому оппозиция?

К сожалению, пока ответа на этот вопрос нет. Последний митинг превратился в сплошной праздник – такого безудержного веселья Армения не помнит уже многие годы. Однако праздники всегда заканчиваются, так что скоро придется давать ответ и на этот вопрос.

Станет ли нынешний лидер протестов Никол Пашинян реальным лидером оппозиции? За последнюю неделю он показал себя превосходным оратором и организатором. Однако политическая борьба требует и других умений. Для победы лидеру оппозиции нужно уметь договариваться и искать новых союзников.

Именно поэтому исход протестов еще не ясен.

Но несколько выводов можно сделать уже сейчас.

Первое - любой исход политических протестов не сможет повлиять на внешний вектор политики Еревана.

Смягчить пророссийский вектор в ближайшей перспективе не удастся - слишком уж зависима Армения от российских инвестиций, от российской политической поддержки в вопросе Карабаха, от российских военных и от возможности работь в РФ.

В то же время, даже в случае победы опозиционного кандидата (например, того же Пашиняна), не стоит ожидать и резкой активизации сотрудничества с ЕС. Эта активизация произошла полгода назад - с подписанием Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве. Пока в Армении этот урезанный договор считают "потолком" возможного сотрудничества з Западом. И именно поэтому даже победа абсолютно лояльного Кремлю политика не приведет к отказу Еревана от соглашения с ЕС. 

Впрочем, и это второе и более важное, протесты в Ереване могут иметь куда более значительные последствия - изменив формат взаимотношений РФ с союзниками.

До сих пор ключевым козырем Москвы была гарантия поддержки ею дружественных режимов в случае как западного давления, так и гражданских протестов. В Армении это правило было разрушено.

Быстрое и неожиданное для большинства падение Саргсяна ставит вопрос перед многими другими традиционными союзниками России: не будет ли и их уход таким же быстрым? 

Авторы:

Юрий Панченко, редактор "Европейской правды",

Карен Мадоян, журналист, эксперт по Южному Кавказу

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua