Диаспора против коррупции: что могут изменить для Румынии и Украины стотысячные протесты в Бухаресте

Вторник, 14 августа 2018, 09:20 — , для Европейской правды
Фото: RFI

"Кто не в стране – следите за нами в трансляции. А кто в стране – те уже с нами", – этими словами призвали на очередной митинг протеста в Бухаресте, который состоялся в прошлую пятницу.

Это не первая массовая демонстрация против действующей власти. Многотысячные протесты в Румынии идут с начала прошлого года, но этот стал особенным, ведь был организован румынской диаспорой.

Но мало кто ожидал, что именно нынешняя "диаспорная" волна протестов может стать поворотным этапом новой румынской истории. Это стало реальным после того, как на митинге в пятницу против митингующих впервые применили слезоточивый газ и водометы. Следствием этого стали 450 пострадавших (среди них – 35 полицейских) и переход противостояния в стране на новый уровень.

Импичмент как топливо для протестов

Протесты 10 августа выглядели незаурядными еще до того, как в центре Бухареста начались столкновения. Прежде всего, из-за своих масштабов. Более 100 тысяч румын вышли на улицы, требуя отставки правительства Виорики Дэнчилэ и усиления борьбы с коррупцией. Еще одно требование – принятие закона, который запретил бы лицам, обвиняемым в коррупции, занимать политические должности.

Такая массовость протеста имела две причины.

Первая причина – то, что правительственная коалиция недавно отмечала важную победу. А сторонники борьбы с коррупцией, наоборот, потерпели поражение.

Читайте также
Стресс-тест для Румынии: какие последствия будет иметь отставка легендарного борца с коррупцией

Речь идет о событиях месячной давности, когда президент Румынии был вынужден уволить главу Национального антикоррупционного директората Лауру Кодруцу Ковеши.

Ее отставки добилась правительственная коалиция при поддержке Конституционного суда. Президент не хотел увольнять Ковеши и больше месяца игнорировал решение суда, но в конце концов был вынужден уступить.

Вторая причина – то, что после этого политические аппетиты правительства еще больше выросли.

5 августа глава правящей партии социал-демократов Ливиу Драгня объявил, что социал-демократы и их партнеры по коалиции, партия ALDE, готовятся выдвинуть президенту Йоханнису обвинения в государственной измене.

Если такое обвинение будет поддержано двумя третями голосов в верхней и нижней палатах парламента, дело передается в суд, а президент отстраняется от исполнения обязанностей.

Такие шаги правительственной коалиции стали катализатором новых политических протестов.

Слово диаспоры

Роль румынской диаспоры в протестах оказалась примечательной: именно ее представители играли первую скрипку в организации митингов.

К слову, именно голоса диаспоры, составляющей примерно 17% от числа избирателей, способствовали победе Клауса Йоханниса на президентских выборах в 2014 году.

Уже тогда диаспора была "на ножах" с социал-демократами, не поддерживала тогдашнего кандидата от эсдеков Виктора Понту, а также обвиняла правительство в попытках саботировать голосование на избирательных участках.

Этим летом представители диаспоры снова решили сказать свое слово – но не в кабинках для голосования, а в Бухаресте, куда многие из них возвращаются во время августовских отпусков. Их поддержали местные жители (в столице Румынии рейтинг правительственной коалиции тоже не слишком высокий).

 
Митинг в Бухаресте 10 августа

Но антиправительственные протесты в последние годы стали для Бухареста обычным явлением. Мало кто ожидал, что этот митинг – пусть даже очень многолюдный – приведет к значительным переменам.

Но все изменилось, как только на площади Виктории (Победы) начались масштабные столкновения, оставившие после себя сотни пострадавших.

Кому выгоден силовой сценарий?

Жесткие действия полиции стали ответом на поведение радикалов, начавших бросать в сторону жандармов бутылки и булыжники. Больше всего пострадала женщина-полицейская: у нее отобрали оружие, повалили на землю и долго били – сообщается, что она может остаться парализованной.

Впрочем, вопрос о том, кто эти провокаторы, остается без ответа.

Есть два противоположных варианта объяснений.

Первая версия, правительственная, говорит, что радикалы стремились к силовому свержению правительства и конституционного строя – правда, эту версию ставит под сомнение слабая подготовка "переворота". К тому же одна только смена фамилии премьера ничего бы ни исправила. В Румынии уверены, что страной управляет не премьер, а лидер социал-демократов Ливиу Драгня. А его позиции (и позиции правящей партии) остаются достаточно сильными.

Поэтому есть также вторая версия, более распространенная среди митингующих. Они считают, что провокаторы на самом деле играли в пользу власти, пытаясь дискредитировать мирные протесты.

Так это или нет, но этого не произошло.

После силовых столкновений 10 августа румыны вышли на протесты и в субботу, и в воскресенье – и на этот раз митинги прошли предельно мирно.

Но противостояние политиков от этого не утихло.

Президент Румынии уже традиционно выступил в поддержку протестующих. Он назвал поведение полиции грубым и непропорциональным.

 

В свою очередь, министр внутренних дел Кармен Дан заявила, что лично не давала приказа на применение силы, однако считает действия полиции оправданными. А уже упомянутый лидер социал-демократов Ливиу Драгня добавил, что считает президента Йоханниса политическим спонсором насилия и экстремистского поведения.

В конце концов, социал-демократы сообщили, что также готовятся к митингам, которые показали массовую поддержку действий правительства.

А соответственно, уже скоро политическое противостояние в Румынии может выйти на новый уровень.

Последствия для ЕС и Украины

За событиями в Румынии внимательно следят европейские политики. И это не случайно. До сих пор, несмотря на политический кризис, Румыния не бросала вызов Брюсселю – по крайней мере, так откровенно, как это делают сейчас Венгрия или Польша.

Впрочем, отставка Лауры Ковеши и желание правительства получить полную власть в стране, игнорируя оппозицию, повышают вероятность конфликта Бухареста и Брюсселя.

Еврокомиссар по вопросам правосудия Вера Юрова уже заявила, что Румыния должна продемонстрировать свою надежность, особенно в вопросах, касающихся сферы правосудия.

У Брюсселя есть и другая причина для беспокойства – с 1 января 2019 года Румыния начинает председательство в Европейском Союзе.

На период ее председательства приходится урегулирования вопроса Brexit, миграции, трансатлантических разногласий и формирования бюджета ЕС на следующие семь лет. И если внутриполитическая ситуация в Бухаресте не стабилизируется, то сложности могут возникнуть и в решении вопросов европейской повестки дня.

Еще один вероятный результат: внутриполитические распри могут отвлечь традиционное внимание румынских политиков... от Молдовы. А там, между прочим, в конце августа тоже ожидаются антиправительственные протесты, а в конце февраля состоятся парламентские выборы, на которых немалую поддержку могут получить пророссийские политические силы.

Что касается Украины, то углубление румынского кризиса не только затормозит международно-политическое сотрудничество двух государств (а оно в последние годы демонстрирует положительную динамику, несмотря на смену правительств), но и геополитически ослабит важную союзницу Киева в Черноморском регионе.

Но не менее важно другое.

Румынию считают образцом для Украины в вопросах противодействия коррупции. Национальный антикоррупционный директорат под руководством Лауры Ковеши взялся за расследование коррупции в высших эшелонах власти – вплоть до уголовных дел против бывшего премьера, семьи экс-президента и действующих чиновников.

И если в Румынии за отставкой легендарной антикоррупционерки начнет сворачиваться и борьба с коррупцией, это станет сигналом для тех, кто готов верить в победную силу этого явления в странах Восточной Европы. В том числе – в Украине.

Автор: Сергей Герасимчук,

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.