Карабах, не похожий на Донбасс: 8 ответов на вопросы о новой войне на Кавказе

Четверг, 1 октября 2020, 16:50 — , , Европейская правда
Фото AFP/East News
Военнослужащие армии самопровозглашенного Нагорного Карабаха

Что сейчас происходит в Нагорном Карабахе, какой статус у этого региона и справедливы ли сравнения его ситуации с незаконно аннексированным Россией Крымом или оккупированным Донбассом? Эти вопросы активно обсуждаются в Украине.

Внимание к этим событиям вполне обоснованно, ведь полномасштабная война, риски которой достаточно велики, может повлиять на все страны региона, не исключая и Украину.

Однако в Украине события на Южном Кавказе часто оценивают, основываясь на ошибочных выводах. Одна из самых распространенных ошибок – сравнение их с конфликтом с РФ в Крыму и на Донбассе.

ЕвроПравда отвечает на ключевые вопросы о ситуации в Карабахе и вокруг него.

Что такое Нагорный Карабах?

11,5 тысяч квадратных километров – почти как Закарпатская область. Количество населения, в десять раз меньше Закарпатья – от 130 до 150 тысяч жителей, более трети из которых живет в столице, Степанакерте.

Таковы ключевые параметры самопровозглашенного "государства" Арцах, которое в Украине больше известно под советским названием Нагорный Карабах.

Ни одно государство-член ООН не признает его независимости – Арцах установил ​​"дипломатические отношения" только с такими же никем не признанными Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем. 

 

Зеленые контуры – граница Нагорного Карабаха в советское время.
Желтым обозначена азербайджанская территория, оккупированная Арменией.
Темно-синим – часть Нагорного Карабаха, отвоеванная Азербайджаном.

(Здесь и далее – нажмите на картинку, чтобы просмотреть ее в большем размере)

При этом весь мир считает Нагорный Карабах оккупированной территорией Азербайджана. А государством-оккупантом, согласно официальной позиции, является Армения. К тому же уже есть решение Европейского суда по правам человека, которое признает, что армянские власти "осуществляют эффективный контроль" в Нагорном Карабахе.

Именно такой позиции придерживается и Украина.

И когда вы слышите от чиновников, что Киев "поддерживает территориальную целостность Азербайджана", то знайте – речь идет именно о Нагорном Карабахе и прилегающих к нему районах, которые азербайджанские власти не контролируют.

При этом у Армении и Нагорного Карабаха нет общей границы – их разъединяют другие районы Азербайджана, через которые проходит единственная автодорога между ними – так называемый Лачинский коридор. Эти территории также оккупированы Арменией. В целом, по оценкам Баку, сейчас оккупировано около 20% территории страны.

То есть это – древняя азербайджанская земля, на которую напали армяне? Почему?

К сожалению, не все так просто. Легкого ответа на этот вопрос нет – даже на первую его часть.

Никоим образом не ставя под сомнение тот факт, что по международному праву Карабах является частью Азербайджана, нужно признать, что аргументы в пользу того, чтобы считать эту землю своей, есть у обоих народов – и у азербайджанского, и у армянского (подчеркнем, у народов, а не государств). И у конфликта за эту землю – очень глубокие корни.

В древние времена Арцах был безусловно армянским, и этого не оспорить. Он входил еще в состав Великой Армении – государства, существовавшего с II в. до н.э. до V в. н.э. В последующие века он был частью других государств, объединявших армян.

Ситуация изменилась с массовым расселением тюрков в регионе, которое обычно датируют XVII в. (их первое появление датируется XI в.). Примерно в это время и возникает название Карабах (дословно "черный сад") и образуется Карабахское ханство, просуществовавшее до завоевания региона Россией. В этот период регион становится центром как азербайджанской, так и армянской культур, однако большинство его населения все равно составляют армяне. В начале XX в. они составляли около 85% населения региона.

После развала Российской империи жители Нагорного Карабаха требовали присоединения региона к Армении, но после долгих колебаний СССР все же решил включить Нагорный Карабах в состав Азербайджанской ССР. Считают, что это решение было обусловлено попытками завоевать доверие Турции (впрочем, безуспешными).

В дальнейшем, до распада СССР, регион оставался автономной областью в составе советского Азербайджана, но сохранил армянское большинство: согласно переписи 1989 года, в регионе проживало 145,5 тыс. армян и 42 тыс. азербайджанцев. Движение за присоединение региона к Армении активизировалось в последние годы существования Советского Союза, особенно после решения Баку отменить автономный статус региона.

Далее были кровавые погромы и этнические чистки в обеих республиках, а в 1991 году Арцах объявил о своем отделении от Азербайджана и о независимости.

Границы непризнанной республики скорректировали боевые действия 1992-1994 годов.

Азербайджан отвоевал северную часть Нагорного Карабаха. В свою очередь Арцах и Армения взяли под контроль так называемый "пояс безопасности" – семь малонаселенных горных районов Азербайджана (пять полностью и два частично). И хотя речь идет о большой по площади территории (около 7,6 тыс. кв. км), сейчас там нет населенных пунктов, она используется только для обеспечения защиты Нагорного Карабаха.

Почему Карабах нельзя сравнивать ни с Крымом, ни с Донбассом?

В отличие от оккупированного Россией Крыма и Донбасса, в Карабахе конфликт не является искусственным.

Кровавые и массовые этнические конфликты между азербайджанцами и армянами – и не только в Карабахе – длятся более ста лет. Серия этнических чисток произошла в начале ХХ века (как это часто бывает, каждая из сторон обвиняет другую), а после развала Российской империи они только обострились. Пример событий того времени – Шушинская резня 1920 года, во время которой было убито все армянское население нагорно-карабахского города Шуша.

Это – главная причина, которая исключает возможность какого-либо сравнения с агрессией России против Украины. При этом есть определенное (но далеко не полное) сходство карабахского конфликта с ситуацией в Косове, получившим право на независимость в результате масштабных военных преступлений со стороны "метрополии", Сербии.

Надо признать, что Карабахская война в начале 1990-х годов сопровождалась преступлениями против мирного населения с обеих сторон конфликта. Азербайджанское население было вынуждено покинуть как сам Карабах, так и территории "пояса безопасности", а в Азербайджане убили или заставили уехать всех без исключения армян.

Нынешние молодые жители Арцаха не знают азербайджанцев, потому что у них не было никаких шансов увидеть их вживую – но искренне их ненавидят. И еще сильнее – ненависть к армянам с другой стороны границы.

Еще одно ключевое отличие – роль России в конфликте.

Может ли Армения рассчитывать на военную поддержку России?

В отличие от других конфликтов на Кавказе, РФ не была ни зачинщицей, ни участницей конфликта. Однако именно Москва получает из него наибольшую выгоду.

Опасность возобновления войны с Азербайджаном делает Москву безальтернативным партнером Еревана. В Армении расположена российская военная база. Москва также может выдвигать Еревану геополитические условия (в свое время – заставила отказаться от почти готового к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС).

При этом РФ подпитывает гонку вооружений на Кавказе – продает оружие Армении, но одновременно выполняет миллиардные контракты на продажу вооружения в Азербайджан.

Поэтому Кремль стремится поддерживать конфликт в замороженном (или "примороженном") состоянии и не заинтересован в его решении ни на условиях Еревана (международное признание Арцаха или его присоединение к Армении), ни на условиях Баку.

Так что нынешнее обострение не нравится и Москве. В том числе потому, что Армения ждет от нее поддержки.

Есть ли шанс, что эти ожидания оправдаются?

Россия и Армения входят в ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности – российский аналог НАТО). Но есть важная деталь: гарантии ОДКБ распространяются только на территорию Армении и не касаются Карабаха.

Армянские дипломаты, впрочем, не исключают обращения в организацию. Например, из-за того, что часть обстрелов (по их словам) долетает и до армянской земли. Если такое обращение поступит, этот конфликт станет первой проверкой жизнеспособности ОДКБ.

И не факт, что организация выдержит такую ​​проверку.

Что происходит сейчас? Кто возобновил боевые действия?

Традиционно Армения и Азербайджан возлагают друг на друга ответственность за начало боевых действий, то же самое происходит и сейчас.

Впрочем, есть достаточно оснований предполагать, что новый виток войны на Кавказе начал Азербайджан.

Во-первых, нынешняя линия разграничения выгодна Армении, и она, в отличие от Азербайджана, не заинтересована в ее изменении.

Во-вторых, баланс сил в регионе – явно не в пользу Армении (об этом мы подробнее расскажем ниже).

Это – далеко не первое обострение в Карабахе. Обычно бои здесь продолжаются несколько дней, а потом конфликт возвращается в неактивную фазу.

Впрочем, сейчас все иначе. Похоже, Азербайджан планировал начать большую войну за Карабах.

Нынешний конфликт существенно отличается по масштабам противостояния. Боевые действия происходят не точечно, а идут по всей линии разграничения в Карабахе.

Армения впервые с 1990-х объявила всеобщую мобилизацию (что, среди прочего, несет серьезные экономические последствия), а значит, оценивает нынешнюю угрозу как беспрецедентно высокую.

Читайте также
В шаге от большой войны: в чем особенность нового конфликта Армении и Азербайджана

Впрочем, будут ли реализованы эти намерения – неясно. Сейчас выглядит так, что наступление Азербайджана захлебнулось – в Баку сообщили о возвращении контроля над несколькими небольшими селами на юге Нагорного Карабаха, да и эта информация неточна.

Вообще сообщения из зоны боевых действий переполнены фейками.

Например, Азербайджан с первых дней заявляет об уничтожении "нескольких тысяч" армянских солдат, а Армения и Карабах вместе признают гибель 128 военных.

Другой пример крайне сомнительной информации: армянские дипломаты официально объявили, что Турция уже отправила в Азербайджан 4 тысячи боевиков с севера Сирии, хотя переброска такого количества войск вряд ли могла остаться незамеченной.

Именно поэтому мировое сообщество пока скептически относится также к заявлениям Еревана о том, что турецкие самолеты уже участвуют в боевых действиях против Армении. Хотя исключать это тоже вряд ли возможно. И в случае, если Турция вступит в конфликт, это радикально изменит расклад сил.

Кто из противников сильнее? И какова роль Турции?

Сравнение потенциала ВС Армении и Азербайджана – явно не в пользу первых. Это ожидаемо, учитывая то, что Азербайджан, экспортирующий газ и нефть, имеет несравненно лучшие финансовые возможности.

Дані дослідження The Military Balance 2020
ДАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ THE MILITARY BALANCE 2020

На протяжении многих лет Азербайджан инвестировал в покупку нового вооружения суммы, сравнимые со всем бюджетом Армении или даже превышающие его.

Впрочем, недооценивать армянскую армию тоже не стоит.

Не зря же в начале 1990-х маленькая Армения смогла одержать победу в Карабахской войне. 

 
ДАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ THE MILITARY BALANCE 2020

Данные авторитетного обзора военной мощи различных армий мира – The Military Balance 2020 (этот обзор ежегодно готовит британский аналитический центр IISS) – говорят о том, что отставание не так уже и велико.

Особенно если принимать во внимание не только "официальную" армянскую армию, но и ее ответвление, так называемую "армию Арцаха", которую Армения оснащает советской и российской бронетехникой.

К примеру, количество танков Армении и Азербайджана не слишком и отличается. Легких бронемашин у армян даже больше (хотя у Азербайджана они новее).

Только в небе Азербайджана удерживает безусловное преимущество – но все равно сложно говорить об очень сильных ВВС.

Но все может измениться в случае непосредственного вмешательства в конфликт Турции, которая политически уже действует на стороне Баку. Одна из самых мощных армий НАТО способна обеспечить такое преимущество сил на фронте, что сделает положение Армении близким к катастрофическому.

Впрочем, этот вариант все же представляется малореальным – скорее Анкара будет оказывтаь Азербайджану лишь ограниченную и скрытую помощь.

Что плохого в помощи Азербайджану? Он воюет за свою землю

Как уже говорилось выше, весь мир, включая Украину, считает Нагорный Карабах частью Азербайджана. Но несмотря на это, почти никто, кроме Турции, не заявил о поддержке боевых действий, начатых (скорее всего) азербайджанской армией. Украина тоже ограничилась осторожным заявлением, избегая слов, которые можно воспринять как поддержку азербайджанской операции.

Частично причиной этого является непростая история конфликта на Кавказе, о которой мы рассказывали в начале этого текста. Даже несмотря на то, что международное право – на стороне Азербайджана.

Но есть и другая причина.

Мир понимает, что силовое восстановление контроля Азербайджана над Нагорным Карабахом приведет к гуманитарной катастрофе. Армяне, живущие в Нагорном Карабахе, будут вынуждены безальтернативно оставить свою землю – и это не преувеличение. И, повторимся, это никоим образом не похоже на ситуацию в Крыму и на Донбассе.

В течение последних двух десятилетий азербайджанские власти и общество постоянно давали поводы для критики в свой адрес из-за целенаправленного уничтожения памятников армянской культуры и репрессий против любого, кто имеет даже воображаемую связь с Арменией. Вплоть до физического уничтожения.

Поэтому неудивительно, что сейчас армия Азербайджана целенаправленно обстреливает столицу Карабаха, Степанакерт (и это – не армянская пропаганда, эти данные подтверждены также независимыми журналистами).

Все это создало фон, который позволяет предположить самые плохие сценарии.

 

К тому же они могут произойти при поддержке населения.

Вот показательное фото, которое разошлось по азербайджанским, а далее и по армянским медиа. На нем азербайджанские строители держат плакат "Бей по Ханкенди. Мы отстроим" (Ханкенди – азербайджанское название Степанакерта).

Всплывает в памяти абсолютно дикая история, произошедшая в 2004 году в Будапеште. Тогда, во время международных учений, организованных НАТО, 26-летний азербайджанский офицер Рамиль Сафаров купил в местном магазине топор, чтобы зарубить им ровесника-армянина Гургена Маргаряна, спавшего в соседней комнате военного отеля, где были размещены участники учений. Убийцу остановила полиция, когда он пытался выломать дверь второй комнаты, где остановился еще один армянский офицер.

Но поражает не так эта история, как ее развитие.

На родине, в Азербайджане, Сафаров стал (и до сих пор остается) национальным героем. А президент Азербайджана Ильхам Алиев договорился с премьером Венгрии Виктором Орбаном, чтобы убийцу "перевели для отбывания наказания" в азербайджанской тюрьме – и его освободили прямо у трапа самолета.

Эту историю мы приводим лишь для того, чтобы показать уровень ненависти к армянам, который есть в Азербайджане.

В этих условиях невозможно исключить самых страшных преступлений против человечности, которые могут произойти после возвращения оккупированного Карабаха.

А есть ли хоть какой-то невоенный вариант разрешения конфликта?

Чаще всего в контексте возможного компромиссного решения по Карабаху упоминают так называемые Мадридские принципы – подписанный в 2007 году план действий по решению конфликта, который на тот момент принципиально одобряли и Армения, и Азербайджан.

Согласно ему, Азербайджану возвращаются территории "пояса безопасности", за исключением Лачинского коридора, то есть дороги, связывающей Нагорный Карабах с Арменией. После этого власти Нагорного Карабаха получают международно признанный, но временный статус, а в регион вводят миротворческие силы.

Это дает возможность для возвращения в Карабах всех беженцев, а затем – проведения референдума о будущем статусе региона, результат которого должен быть признан всеми сторонами конфликта.

Но за 13 лет с момента подписания этих принципов стороны ни на шаг не приблизились к их выполнению.

В Баку, в частности, говорят, что ждут безусловного освобождения "пояса безопасности". В Ереване же объясняют, что у них нет механизма сохранения контроля за Лачинским коридором.

Но главная проблема, похоже, в другом – в тотальном недоверии сторон друг к другу, причем для этого недоверия есть достаточно оснований.

В Армении есть общенациональный консенсус о недопустимости каких-либо уступок Азербайджану. А подозрения в готовности к таким уступкам способны разрушить карьеру любому политику. А отношение Азербайджана к Армении подробно описано выше. Рецепта выхода из этого тупика пока нет ни у кого.

Но обратите внимание: хотя ключевые мировые игроки, включая ЕС и США, признают Армению оккупантом – они все равно открыто поддерживают такую ​​договоренность, которая позволила бы избежать возвращения Азербайджану территорий, населенных армянами. Для этого Запад ищет компенсаторы, способные изменить позицию Баку. Эта реальность может не нравиться, но ее невозможно отрицать. Ее причина – в сложной и кровавой истории региона, которая убеждает Запад, что восстановление контроля Баку в Нагорном Карабахе будет иметь неприемлемые последствия.

И это – крайне важное отличие карабахского конфликта от Донбасса и Крыма.

Запад не видит опасности геноцида, этнических чисток или подобных действий со стороны Украины в случае возврата оккупированных Россией территорий. Поэтому и ЕС, и США продолжают поддерживать безальтернативное восстановление нашей территориальной целостности.

Так что уравнивание российско-украинского и армяно-азербайджанского конфликтов не выгодно нашей стране, оно способно лишь ослабить ее аргументы. И об этом стоит помнить также рядовым украинцам, делающим выводы о нынешних бурных событиях на Южном Кавказе.

Авторы: Юрий Панченко, Сергей Сидоренко,

редакторы "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua