терроризм

Первые дни новой Британии: что изменил Brexit для Украины и Европы
Какой теперь станет внутренняя и внешняя политика Великобритании? И почему британские газеты вышли с заголовками, что от Brexit выиграют террористы и россияне? (укр.)
Война под боком у Европы: чего ждать от конфликта в Ливии
ЕС долго рассматривал ливийский конфликт в основном сквозь призму миграционного кризиса. Впрочем, после вмешательства в конфликт России и Турции Европа наконец поняла, что не может дальше игнорировать эту войну (укр.)
Россия больше не противник НАТО: как сирийский кризис изменил мнение Альянса
С противниками не ведут военное сотрудничество. До недавнего времени считалось, что с Россией вести его также нежелательно, но теперь это изменилось...
Ястреб против Трампа: какие последствия будет иметь отставка Джона Болтона
После скандалов и разногласий в видении внешней политики со своими предыдущими советниками Трамп будет искать максимально комфортную для себя кандидатуру. Упростит ли это "большую сделку" с РФ? (укр.)
Ливийская бомба под ЕС: почему Евросоюз больше всех проиграл от войны в Африке
События в Ливии стали испытанием для единства ЕС. Это создает новое "окно возможностей" для РФ, заинтересованной в новой волне мигрантов в ЕС перед выборами в Европарламент (укр.)
ИГИЛ объявлен побежденным: почему до реальной победы еще далеко
Определив одно из сильных мест ИГИЛ – способность вербовать мусульманскую молодежь, живущую в ЕС и США, однако чувствующих себя чуждой там, "рецепта" от этой проблемы так и не нашли.
След ненависти: почему трагедия в Новой Зеландии должна стать уроком для ЕС
Трагедия в Новой Зеландии – один из крупнейших терактов, совершенных не исламскими террористами, а белыми ультраправыми экстремистами против мусульман (укр.).
Три перестрелки, час террора: что известно о нападении в центре Страсбурга
В течение всей прошлой ночи полиция Страсбурга и французского департамента Нижний Рейн безуспешно пыталась задержать преступника, который расстрелял людей в центре города в районе рождественских ярмарок.
Догнать и перегнать Америку: зачем Россия снова возвращается в Афганистан
Идею мирных переговоров с талибами в Москве предлагают кандидатам в президенты Афганистана в обмен на будущие политические уступки. Впрочем, там прекрасно помнят войну с СССР и не доверяют России (укр.)
Ключевой урок 9/11: почему мир не стал безопаснее
Как оказалось, невозможно решить проблему терроризма исключительно военными методами. Чем более сильный удар по террористам наносит государство, тем более справедливой они считают свою борьбу (укр.)
20 тысяч потенциальных террористов: как Франция борется с проблемой исламистов-радикалов
Почему французские спецслужбы не следили за потенциальным террористом? Теракт в Требе произошел ровно через месяц после того, как премьер-министр Эдуар Филипп представил новый "план по борьбе с исламской радикализацией".
Референдум, дающий шанс ИГИЛ: почему мир не приветствует независимость Курдистана
Является ли референдум о независимости Иракского Курдистана искренним стремлением к собственной государственности? Или же это только желание использовать его результаты как весомый аргумент для переговоров с центральной властью в вопросе расширения автономии?
Два теракта и взрыв дома: что известно о волне "лоукост-террора" на испанских курортах
Испанские СМИ уже придумали новое меткое название: лоукост-террор. Ведь теперь не нужно переправлять в ЕС оружие и хранить его, рискуя попасть в руки полиции. Орудием массового убийства может стать автомобиль, арендованный за пару сотен евро...
Выборы на фоне взрывов: как террористы ослабили Британию в переговорах по Brexit
Две атаки терористов вполне могут изменить исход британских парламентских выборов. В будущем парламенте у консерваторов может оказаться даже меньше мандатов, чем до выборов. Позиции премьера ослабнут, а вместе с ними – сила правительства в переговорах с ЕС...